bers37

Category:

Из архива. Историк Клим Жуков о странностях одного интервью

Этот текст обнаружил в архиве. Происхождение его не помню, если честно. Но в сети есть ссылки на него, цитирования текста, но он сам. Поэтому решил разместить. 

Странности социализма в отдельно взятом интервью.

К.А. Жуков.

Недавно довелось ознакомиться с роликом, где, без преувеличений знаменитый блоггер, Дмитрий «Гоблин» Пучков расспрашивал историка Бориса Юлина на тему социализма (в рамках собственного проекта «Вечерний излучатель»). А вот вам ссылочка:

http://www.youtube.com/watch?v=bYwzWt90nJk  

Избегаю писать по следам видеовыступлений. Их расшифровывать – сплошная морока. Но вопросы, поднятые дуэтом Пучков-Юлин, оказались настолько важными и животрепещущими, что пришлось опять вдарить клавиатурой по цели.

Итак, социализм.

Ведущий, то есть, Гоблин, спрашивает гостя: а что это, собственно? В самом деле: что? Куда не поглядишь, все говорят и пишут разное, сплошные непонимания и разночтения.

Борис Юлин этот момент очень точно обрисовал: непонимание имеется – факт. И ввел достаточно расплывчатую дефиницию: социализм – это такой строй, где соблюдается социальная справедливость на приемлемом уровне. То есть, децильные коэффициенты при таком строе должны иметь значение 4-4.5. Гость говорит:

«Социализм – это общество социальной справедливости» (3.27-3.28 минута).

Нельзя не согласиться – без социальной справедливости социализма не бывает. Товарищ Юлин верно заметил, что подобное общество описал первым Платон в трактате «Полития». И ещё раз:

«Социализм – общество, где отсутствует серьезное социальное расслоение» (3.55-4.05 минута).

И опять согласимся: какого лешего разговаривать про социализм, где есть серьёзное социальное расслоение?

Ещё одно важное замечание историка, которое пригодится весьма в дальнейшем обсуждении:

«Когда произошла Великая Октябрьская Революция, капиталисты внезапно осознали, что если они не будут делиться – отберут всё». (8.24-8.31 минута).

Речь шла о волне революций и массовом забастовочном движении в 19 столетии. Совершенно справедливо товарищ Юлин распознал в этих тенденциях ростки будущего социализма, и про Октябрь в России тоже всё верно – напугались капиталисты капитально – до жидкого стула, до сих пор от испуга отойти не могут. И «скандинавский социализм» пришлось построить, и во Франции президентом целых 14 лет был социалист Миттеран, и даже в США государство вынуждено было пойти на очень широкие социальные гарантии, а так же крепко надавить на бизнес, сдвинув его в сторону магической «социальной ответственности».

Капиталисты, понятное дело, брыкаются, с каждым годом всё сильнее – главного конкурента, который так напугал, уж скоро как четверть века не существует. Всякую социальную чушь сворачивают по всему глобусу, но никак до конца не свернут.

На 10.41-10.45 минуте Борис Юлин упомянул так называемые «буржуазные версии социализма», о которых мы тоже поговорим, пока отложив их в памяти. Десятью секундами спустя последовала ещё одно важное замечание:

«Правда, здесь есть какой ещё маленький нюанс, который тоже особо не учитывается. Дело в том, что подобный социализм удаётся построить только в странах, которые богаты. Страны, которые богаты, имеют одну козырную фишку: они живут богато за счёт того, что в других странах живут бедно».

Далее Борис Юлин расшифровывает некоторые способы: и «африканский франк» и американский доллар (действующий примерно по той же схеме: эмиссия иностранных валют, относительно валюты метрополии, за счёт чего метрополия имеет возможность закупать на периферии всякие полезные вещи за резанную бумагу). Упомянули и Норвегию, с маленьким населением и огромными запасами нефти с газом. Оговорились так же, что подобное устройство в нищей Мексике не проходят.

На 14.52 минуте гость и хозяин поговорили и о системе государственного капитализма, который тоже позволяет добиться серьёзных социальных подвижек  в собственной стране. Добавим от себя: если «большие дяди за океаном разрешат – в Ливии, например, «недолго музыка играла».

В качестве примеров, верно привели кайзеровскую Германию, Норвегию и, туже современную Российскую Федерацию.

К минуте 16.32 Борис поднял в разговоре тему «чистого социализма», с уничтожением капиталистических отношений вообще - в СССР, где  тот был постепенно свёрнут во время реформ Косыгина, ознаменовавших переход к государственному капитализму.

Вспомнил гость и о децильном коэффициенте в России – со значением 16 – очень плохой показатель, хотя, лучше, чем в той же Бразилии. При том, что среди родных осин активно идут по пути строительства именно гос.капитализма. А децильный коэффициент вот такой – см. выше. Не взирая на государственное РЖД, государственный «наше всё» Газпром и так далее.

Иллюстрацией выступил господин Якунин, на днях покинувший пост главы РЖД, с его зарплатой в 1 600 000 рублей в день. Для сравнения товарищ Юлин привёл отечественного проводника с окладом жалования в 12 000 рублей. Дескать, отчего государство при собственном государственном капитализме в собственной государственной компании не срежет зарплату топ менеджера ради прибавки зарплаты проводникам? Децильный коэффициент, разом просядет, социальной справедливости станет больше. А несправедливости, наоборот, меньше, отчего на убыль пойдёт и напряжённость в обществе. (минута 20.19 и далее).

Вот минута 22.15 – Борис Юлин говорит о вооружённой классовой борьбе в странах с обычным капитализмом. О стачках, забастовках, баррикадах, вилах и пулемётах. Других способов у рабочих в той ситуации просто не было. При гос.капитализме – они есть, если государство само, усилием сверху, пойдёт на снижение социального неравенства.

К минуте 23.35 и далее, хозяин студии подробно вспоминает собственную юность и работу на заводе, где высокоразрядные слесари-инструментальщики получали по 500-600 рублей. Больше, чем сам Дмитрий Пучков с его 4 разрядом (280 рублей) и даже больше, чем директор завода. Странная советская вещь – так как директор совершает общественно-полезный труд абсолютно иного уровня, нежели самый квалифицированный рабочий, организовывая производство.

Остановим пересказ.

Далее интервью наполнилось массой интересных подробностей, которые принципиального значения не имеют. Рассмотрим теперь базовые моменты ролика, изложенные выше.

***

Начнём с начала: что такое социализм. Необходимо установить истину, поэтому, зайдём издалека.

Истина – это соответствие понятия определению.

Определение – это… гхм, не удержусь от развёрнутого определения определения из «Науки логики» Г.Ф.В. Гегеля:

«Определение – это качество, которое есть в себе в простом нечто и сущностно находится в единстве с другим моментом этого нечто с в нём бытием».

Что означают эти, на первый взгляд, заумные слова?

Определение – это качество, которое остаётся с понятием (явлением, вещью и т.д.) при всех его изменения на пути развития и познаётся через в-себе-бытие (Ansichsein), то есть, отрицание собственного отрицания.

Имманентное качество яблока остаётся с ним на всех стадия: согласимся, что зелёное, незрелое и кислое яблоко – это яблоко. И красное, сочное яблоко – это яблоко. И, даже, когда оно упало с ветки и стало подгнивать на земле – это всё ещё яблоко.

Человек  - общественное, разумное, говорящее и трудящееся животное. В 10 лет человек остаётся человеком, так как его базовые качества, его определение, остаются с ним. И в 40, и в 90 – и так до самой смерти, когда из уравнения исключается животная часть его качества, то есть, он перестаёт быть животным, перестаёт быть человеком. Яблоко, схрумканное, или сгнившее на земле, так же перестаёт быть яблоком за счёт накопления количественных изменений, которые превращают его в определенное время в нечто новое – иное качество, например, перегной. Так на наших глазах торжествует закон диалектики «О переходе количества в качество».

Всё прочее не является определением вообще! Набор признаков – это вторичное явление, которое происходит из имманентного качества понятия. Перечисление их – пустая трата времени, если мы говорим именно про определение. Набор признаков может меняться в зависимости от проявление понятия, от его развития во времени. Значит, не может определить его главного качества.

Запомним этот момент.

Где же здесь социализм, среди всех этих яблок и «анзихзайнов»?

Вот где.

Необходимо выделить главное качество социализма, имманентное на всём пути его развития.

В третий раз: что же такое социализм?

Понимание этого феномена рождалось долго и непросто. Высшей точкой без сомнений является работа Маркса, Энгельса и Ленина – главных теоретиков и практика установления социализма.

Наше «яблоко» вырастает на ветке капитализма.

«Капитализм развивает мощные производительные силы, придаёт процессу производства общественный характер, в противоречие с которым вступает сохраняющаяся частная форма присвоения (частная собственность), т. е. капиталистическая эксплуатация рабочего класса, трудящихся. С развитием капитализма, в особенности на империалистической его стадии, это антагонистическое противоречие обостряется до крайности, что проявляется во всех сферах общественной жизни в различного рода кризисных явлениях. Капитализм становится тормозом общественного прогресса.  

В то же время капитализм создаёт объективные материальные предпосылки коммунистического преобразования общества: это развитие производительных сил и формирование революционного класса. Высокий уровень развития крупного машинного производства создаёт необходимость и возможность уничтожения частной собственности на средства производства. Только порождённый развитием машинного производства современный крупно-промышленный пролетариат может и вынужден осуществить коммунистическое преобразование общества.  

Противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения разрешается путём устранения частной собственности и замены её общественной в ходе социалистической революции. Освобождая себя, рабочий класс освобождает всё общество от эксплуатации и угнетения.

С победой социалистической революции начинается становление новой общественно-экономической формации. В своём развитии она проходит следующие этапы:  

-переходный период от капитализма к социализму;  

-первая, или низшая фаза коммунизма — социализм;  

-высшая фаза коммунизма.» (http://www.esperanto.mv.ru)

Пардон за развёрнутую цитату, но, она необходима.

Итак, социализм – это первая фаза коммунизма.

Коммунизм (от латинского communis — общий) — общественно-экономическая формация, особенности которой определяются общественной собственностью на средства производства, соответствующей высокоразвитым общественным производительным силам.  

Что интересно, Маркс и Энгельс никогда не рассматривали социализм, как самостоятельную формацию. Низшая, неразвитая форма коммунизма – вот что такое социализм.  

«Мы имеем дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло.»  

Вторит ему и В.И. Ленин:

«…коммунистическое общество, которое только что вышло на свет божий из недр капитализма, которое носит во всех отношениях отпечаток старого общества Маркс и называет „первой“ или низшей фазой коммунистического общества.»

И это зело верно. Рассмотрим почему.

Остановимся на «определении» из представленного ролика: социализм – это такой строй, где соблюдается социальная справедливость на приемлемом уровне. «Социализм – общество, где отсутствует серьезное социальное расслоение». «Социализм – это общество социальной справедливости».

Имманентно ли качество социальной справедливости социализму?

В племенах индейцев Северной Америки была очень высокая степень социальной справедливости. Был ли там социализм? Нет.

Не меньшая социальная справедливость царила среди исландских викингов – сколько награбил (или напахал в огороде) – всё твоё. Личные права защищаешь с друзьями на тингах при всеобщем обсуждении. Был ли там социализм? Конечно, нет.

Тогда отчего считается возможным говорить о социализме, скажем, в Норвегии наших дней? Или Франции? Или княжестве Монако, где значение децильных коэффициентов тоже эталонно низкое.

Со всей очевидностью, «социальная справедливость» сама по себе – это вопрос распределения общественного продукта. Но чтобы нечто распределить, это что-то надо произвести. Ведь экономика – это организация производства и\или добычи ресурсов и материальных благ и их последующего распределения.

То есть, при изъятии момента производства, определение экономики «сыплется». А экономика  - базовое понятие, основа  жизни общества, на которой строится буквально всё: от культуры и науки, до управляющей надстройки.  

Именно в экономике кроется определение любой общественно-экономической формации, в том числе – социализма. Только производство и распределение вместе могут дать внятный маркер того, с чем мы имеем дело. Производство и распределение вместе!!! И никак иначе.

Карл Маркс прямо писал об этом в далеком 1875 году:

«Вульгарный социализм (а от него и некоторая часть демократии) перенял от буржуазных экономистов манеру рассматривать и трактовать распределение как нечто независимое от способа производства, а отсюда изображать дело так, будто социализм вращается преимущественно вокруг вопросов распределения.»  

Исчерпывающе, не так ли?

В самом деле: если капиталист (как класс) тратит заметную часть прибавочной стоимости, изъятой у рабочих на повышение благосостояние тех рабочих, значит, отсюда следуют два абсолютно необходимых условия:

- капиталист имеет совершенно избыточную норму прибыли, из коей может поделиться с рабочим (богатое государство, по верному замечанию Б.Юлина).

- капиталист находится под давлением экзогенных факторов, принуждающих его к этому.

Устранение одного или двух условий на выбор начисто хоронит «социальную справедливость», как явление в капиталистическом государстве. Неважно: государственный этой капитализм, частный монополистический капитализм, или капитализм свободной конкуренции. Отклонения возможны, но на «аптечном» уровне – при гос.капитализме, возможно, похороны социального равенства могут затянуться (а могут пройти вполне быстро). Взглянем на родное Отечество в издании 1991-2015 года. У нас не то что похороны, роды не начинались! Децильный коэффициент со значением 16!!! В четыре(!) раза больше французского! И это при вполне внятном государственном капитализме!

Итак, мы установили, что распределение – вторичный вопрос, находящийся в зависимости от производства. И, конечно же, от собственности на средства производства.

Гос.капитализм, или иная его форма – разницы нет.

Социальная справедливость при невыполнении базовых условий, становится в исключительную зависимость от моральных качеств отдельных представителей класса капиталистов: пожелают ли они делиться? Это, согласимся, величина не просчитываемая.

И вновь: что такое социализм?

Так выходит, что Маркс с Лениным были правы – социализм, это общественная собственность на средства производства. Да, с сохранением «родимых пятен» предыдущей формации: государственного аппарата на классовой основе, денег (в той или иной форме), торговли, частичного отчуждения труда, преступности экономического характера; а равно и собственного отрицания в виде капиталистических, буржуазных тенденций в культурном уровне общественного сознания. Буржуазные и мелкобуржуазные пережитки сохраняются при социализме в обязательном порядке.

То есть, социализм – это коммунизм! И никак иначе.

Только общественная собственность на средства производства устраняют саму основу социального расслоения: никто не в силах заняться системной эксплуатацией человека. Все средства производства находятся в общественной собственности.  

Отметим!

Не в собственности просто государства! Общественной собственности!!! Здесь, во весь рост встаёт вопрос о надстроечной структуре: кто осуществляет собственную диктатуру за счёт государственного инструментария? Да-да, государство – это всегда инструмент насилия, посредством которого господствующий класс проводит в жизнь свою диктатуру.

При капитализме – класс буржуазии. При социализме – класс пролетариев.

Таким образом, даже тотальная национализация промышленности  и добывающих мощностей ничего не решают, если «на дворе» капитализм. Просто государство в лице развитого бюрократического аппарата становится суперкапиталистом со всеми его родовыми чертами: частной собственностью на средства производства, отъёмом прибавочной стоимости, отчуждением труда, а значит: эксплуатацией.

Необходимо понимать, что любое, самое благотворное распределение материальных благ не отменит факта отчуждения труда. Если сам процесс и результат труда не является осознанной необходимостью рабочего, ни о какой справедливости общества речи быть не может. Когда основной мотивацией труда является голод, когда творческая составляющая личности полностью или в основном из процесса труда устранена, труд превращается из самоценной потребности человека, в каторгу, кару, малоосмысленное отбывание на рабочем месте.

Вспомним события трёх русских революций. Кто вышел на баррикады в 1905-1901 и 1917 годах? Мы с удивлением увидим под красными флагами высококвалифицированных рабочих с зарплатой в 60-100 (и более) золотых рублей в месяц! Подлинный «средний класс» Российской Империи в равной мере страдал от несправедливости общества вместе с рабочей беднотой и крестьянами. Хотя, их материальное положение могло различаться в 10-30 раз!  

Таким образом, деньги, сами по себе, не являются достаточной мотивацией к труду, пусть без них совсем тоскливо. Но и с ними одними – не вполне хорошо. Именно отчуждение труда превращается в подлинное наказание для трудящихся, откуда происходят такие явления, как луддизм в Англии.

Повторимся: капитализм не способен установить истинной социальной справедливости по причине сохранения эксплуатации со всеми её определяющими качествами. Государственный капитализм в том числе. Значит, капиталистический социализм – это оксюморон, сочетание взаимосиключающих понятий.

Конечно, распределение материальных благ в обществе, приводящее к коэффициенту со значением, скажем, 3  - это уже качественное отличие. Это уже социализм, или почти социализм. Но что заставит капиталистическое государство пойти на подобное ущемление бизнеса? Добрая воля? Высокая мораль? Лично Господь Бог? Пожалуй, только он и в состоянии.

Примеры удачный революций сверху: реставрация Мейдзи в Японии (установление капитализма), реформы Александра II 1861 года (установление капитализма же) и так далее, проходили внутри эксплуататорских обществ, при полном сохранении факта эксплуатации – с заменой правящего класса. Старый правящий класс вполне мог вписаться в новую систему за счёт накопленных в прошлом  ресурсов, сохранив собственное господство в изменившихся условиях.

То есть, перемена точки опоры государства не была кардинальной. Не покушалась на систему господства вообще, по крайней мере, в перспективе для отдельных членов уходящей аристократии.

Крайне мало надежд, что подобное «пройдёт» с социализмом. Да и «надежда», вместе с «верой» - категории ещё более зыбкие, даже в сравнении с совестью и моралью капиталиста. Вспомним, что говорил В.И. Ленин про тех, кто верил на слово в политике и экономике. Круглый дурак – вот такой термин!

***

Есть ли проблемы при социализме?

Конечно, есть!

Во-первых, и это главное: социализм – не может быть самоцелью, так как это временный этап. Хрущевский «развитый социализм» - бред необразованного человека. «Развитый неразвитый коммунизм» - как прикажете понимать этот логический выверт?

Мало приятного проживать в строящемся доме. Дом надо достраивать – это аксиома. Её доказывать не надо.  

Главная проблема социализма в его временности.

Социализм должен иметь целью собственное уничтожение, уничтожение господствующего при нём класса пролетариев, как и понятия «класс» вообще. Только в момент движения по указанному вектору социализм имеет смысл. Все прочие варианты ведут к гарантированной, неизбежной реставрации капитализма, как уже было в отечественной истории.

Недоброй памяти Съезды КПСС 1959-1961 года постулировали тот самый «развитый социализм», прекращение классовой борьбы, отмену диктатуры пролетариата и построение «народного государства». Прямой оппортунизм, извращение той теории, на котором было построено государство.

Вот что по этому поводу писал отец-основатель, В.И. Ленин:

«…"народное государство" есть такая же бессмыслица и такое же отступление от социализма, как и "свободное народное государство".»

Нет и не может быть никакого «народного государства» в формации, покрытой «родимыми пятнами» предыдущего, капиталистического строя. Тем паче, не может быть ничего похожего при капитализм, когда «народ» является или пропагандистской абстракцией, или ресурсом для изъятия налогов и трудового контингента. Государство при капитализме находится в руках буржуа, просто потому, что они его оплачивают.

Нет никакой внятной разницы между государственным капитализмом и «просто капитализмом».

Если наёмный топ.менеджер получает жалование больше миллиона долларов в месяц и более двенадцати миллионов в год, а частный собственник получает прибыль в тот же миллион ежемесячно – кому от этого легче? Размер жалования говорит, что это именно замаскированный дивиденд, а не то, чем его называют для «народа».  

Народу при государственном капитализме остаётся всё так же мрачно вкалывать (или просто подохнешь), платить налоги, раз в четыре-семь лет ходить к избирательным урнам, выбирая наиболее вкусное из сортов дерьма, и не выёживаться. И тут (фанфары) у нас наступит со-ци-а-лизм, потому что государство «должно одуматься».

Да поймите же!

Государство «должно» исключительно, абсолютно, бронировано и железобетонно только своим подлинным хозяевам, а никак не народу. Точнее, «народом» (те, кто реально осуществляет делегирование легитимности  и властных полномочий государству), является господствующий класс. При капитализме – это буржуа. При социализме – куда более широкая прослойка населения – пролетариат.

Более широкая, но не исчерпывающая! Потому что, смотри выше, не все согласны с существующим порядком, хотя бы внутренне.

Отсюда, во-вторых.

Гоблин перечислил массу недостатков «социализма» в позднем СССР и перечислил справедливо.

Не учёл он только одного: при социализме ему почить не довелось. Родился Дмитрий Юрьевич 2 августа 1961 года – вполне взрослый, но совсем не старый человек. XXII  Съезд КПСС, забивший последний гвоздь в гроб русского социализма, проходил 17-31 октября 1961 года. То есть, от подлинного социализма товарищ Пучков застал два с половиной месяца.

Реформа Косыгина стартовала в 1965 году, когда будущему Гоблину было четыре годика.

К совершеннолетию Дмитрий Юрьевич пришёл в 1978 году, к  моменту полного и окончательного сложения государственного капитализма, пусть в самой мягкой и справедливой форме в истории человечества.

Так что все верные претензии, высказанные в ходе передачи, имеют ложный адрес. Это не изъяны социализма, у которого их хватало – это изъяны капиталистической ревизии.  

Разница между реальностью и официальной риторикой воспринималась населением, как гнусная ложь (каковой и являлась). В наследство от подлинного социализма, государственный капитализм в СССР унаследовал лучшую систему поголовного образования в мире. То есть, власть врала в глаза самой просвещенной аудитории из возможных – с высочайшим процентом людей, обладавших «верхним» образованием, то есть, достаточно разумных для распознания банального вранья.

Результат люди поколения до 1970-80 годов прекрасно помнят. Враньё всегда порождает естественную реакцию: сперва недоверие, а потом и прямое отрицание. Итогом стал практически поголовный мелкобуржуазный поворот в головах населения. Ни США, ни Европа не имели столь поголовного контингента, искренне исповедовавшего идеалы капитализма.

В самом деле, если нам врут про социализм, значит, при капитализме всё не так плохо, n`es pas? При этом, в отличие от граждан настоящих капиталистических государств, наш человек не имел природной прививки в виде каждодневной, реальной практики выживания при оном. Расскажите 34 000 000 гражданам США, которые проживают за чертой бедности, не имея регулярного доступа к образованию и медицинскому обслуживанию, насчёт социальной справедливости! Думаю, могут отлупить.

Даже в «чистом» социализме. Как первой фазе коммунизма, всегда содержится собственно отрицание – следы капиталистической формации. Это негативная тенденция, которая всемерно борется с новым строем. Победить её можно только во встречной борьбе, которую при социализме может осуществлять только государство диктатуры пролетариата.

Когда Хрущёв произнёс: Социализм победил окончательно и бесповоротно (и никто этой ахинее не удивился), СССР начал идти к собственному завершению. Если не сражаться с противником (буржуазными тенденциями, которые из социализма ещё не удалены), противник неизбежно одолеет. Мы бороться перестали – вот он результат, взгляните за окошко.

Так что СССР – это слишком многослойный пример для простого упоминания. СССР 1921-1935 гг. – одно. 1935-1961 гг. – нечто совершенно иное. Ну а 1961-1991 гг. – это настоящий путь в бездну, в которой мы пребываем по сей день, вместе с гражданами, которые рефлексируют на тему, что государство им что-то там должно.

Оно должно, но не вам. Значит, может дать, а может и не дать.

Чтобы вот это поганое «может» утратило сослагательность, имеется ровно один способ: старая добрая классовая борьба, построенная на научном методе познания. Не баррикады и оздоровительные звиздюли сотрудникам сил охраны правопорядка, как недавно отличились наши братья на Украине. Именно собственное просвещение, освоение теории, распространение и всемерное развитие научного знания – это первый и важнейший в настоящий момент шаг к установлению справедливости.

Ведь мы собираемся идти к той справедливости, так?

Чтобы куда-то идти и прийти к желаемой цели, это цель надо чётко представлять, как и дорогой надо бы поинтересоваться. Иначе, можно прийти, но совсем не туда. Точнее, с почти 100% гарантией, мы туда придём не самостоятельно – нас туда приведут.  

Кто?

Кому выгодно.  

Выгодно в буржуазном государстве всегда только буржуазии, той или иной. Запомните: казино всегда выигрывает. Если не хочешь быть объегоренным – уходи из казино к чёртовой матери и забудь туда дорогу. Навсегда.

Рассуждения же на тему: начни с себя, пиши письма властям о тех или иных недочётах, хорошо работай (и всё получится) – это форменная благоглупость. Систему угнетения так изменить невозможно и никакой социализм в такой форме существования нам не светит.

Это всё равно, что посоветовать больному серьёзной дисфункцией щитовидной железы завязать с бухлом и заняться физкультурой. Полезный совет. Но идти надо в больницу, сперва туда, а уж после – на стадион.  

Мы же помним, откуда взялся «социализм» в современной капитализме?

Из долгой, двухвековой классовой борьбы, с тысячями жертв, сломанными руками штрейхбрейхеров, расстрелами демонстраций, стачками, уличными боями, голодовками и… Появлением живого напоминания: как оно может быть в виде СССР.

СССР начал Мировую Революцию. Пусть второе сражение она проиграла, но результатами первой победы народы продолжают пользоваться по сей день. Не «добрые» капиталистические государства взялись за голову и стали кормить рабочих всё лучше и лучше.

Их напугали до поноса, до детского голоса, а кое-кому раздали пинков в ручном режиме (см. Фашистский Третий Рейх). Призрачная социальная справедливость некоторых, особо богатых капиталистических стран – результат борьбы, а не доброй воли.

Как говорит один мой товарищ: это была реклама социалистической революции.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.