bers37

Category:

Александр Севастьянов про общество и власть в России

Этот текст был написан известным российским публицистом Александром Севастьяновым в середине 2000-х. Мне он приходил по рассылке. мне тогда приходило немало материалов от политиков, партий и различных деятелей. Этот текст, подозреваю, размещался в сети в свое время. Но сегодня его в паутине, по-моему, уже нет. Некоторые мысли по-прежнему активно обсуждаются сегодня. Так что, эта публикация лишней не будет. К тому же в тексте упоминается российская конституция. В тогдашней редакции. Будет небезынтересно сопоставить тогдашние мысли Севастьянова и недавно утвержденные поправки к основному закону РФ. Я ничего не менял в тексте, только малость «почистил» его, убрав из него некоторые не актуальные ныне события и политические фигуры. 

ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ В РОССИИ

Прежде всего определимся с понятиями, о которых пойдет речь. Что такое Власть? Что такое Общество?

С Властью определиться просто. Под Властью мы, в соответствии с Конституцией России, будем понимать три ее официальные ветви: законодательную, исполнительную и судебную. И заявленную проблему будем рассматривать именно в контексте взаимоотношений Общества с этими ветвями.

С Обществом – сложнее. Оно у нас настолько неоднородно, пестро во всех отношениях, что необходимо найти некое значимое большинство, некий интеграл, который позволит пренебречь многочисленными частными различиями и говорить об обществе как о чем-то более или менее целом, а не о десятках «обществ», «сообществ» и т.д. существующих параллельно, как это иногда может показаться.

Что же это за большинство, которое позволяет нам вообще ставить вопрос о феномене «Общества»? Воспользуемся сравнением, чтобы прояснить картину.   

В этом отношении современная Россия диаметрально противоположна бывшему Советскому Союзу. В те времена шла речь о «социально однородном обществе»: такова была совершенно официальная доктрина, утвержденная еще в брежневские времена. Наряду с ней действовала и другая основополагающая доктрина: «советский народ – новая историческая общность людей». То есть, искусственно создавалось и насаждалось представление о советском обществе как некоем человеческом сплаве, в котором и социальные, и национальные различия якобы теряют всякое значение.  

Фальшивость этого представления обнажилась уже к исходу коммунистической эпохи, когда стало ясно, что разлом страны произойдет именно по социальным и национальным граням, которые обозначились уже в 1970-е, а в 1980-е приобрели характер настоящих водоразделов.  

Если говорить о социальных гранях, надо отметить, в частности, что о своих классовых правах и интересах впервые во весь голос заявила интеллигенция, которую коммунисты всегда третировали как некую «прослойку». Но эта невнятная «прослойка» тем временем превратилась в настоящий класс. Кроме того, всеобъемлющий «черный» рынок охватил к середине 1980-х гг. все сферы советского бытия: за деньги можно было достать все, а за большие деньги – даже невозможное. Черный рынок сформировал сословие протопредпринимателей и подготовил переход к «белому» рынку.

Национальные же грани, наличие которых коммунисты всегда просто отрицали (Ленин: «нации – буржуазная выдумка»), неожиданно для многих преобразовались в крепкие границы национальных государств. И даже не просто национальных, а этнократических: Украина – для украинцев, Казахстан – для казахов, Латвия – для латышей, Грузия – для грузин и т.д. и т.п. Четырнадцать национальных, в большей или меньшей степени этнократических, государств по всему периметру российских границ!  

Таким образом стало ясно, что в Советском союзе проживал вовсе не какой-то там безнациональный «советский народ», о котором нам рассказывали небылицы, а что в действительности это была многонациональная страна, содержавшая в себе ряд именно наций в полном научном смысле слова, способных провозгласить и утвердить свой национальный суверенитет, свою национальную государственность.

Распад Советского Союза придал России такие качества, которых она была лишена в составе СССР. Мы оказались в стране, вновь разделенной на социально неоднородные классы и сословия, чьи интересы порой во многом противоречат друг другу. Поэтому говорить сегодня о некоем «социально однородном обществе», как когда-то – невозможно. Более того, если учесть, насколько подвижными стали социальные границы, какую бурную социодинамику мы сегодня наблюдаем, то ясно, что вообще говорить о каком-то «российском обществе» как значимом большинстве невозможно, если ориентироваться на социальные критерии. Ибо значимой группой сегодня является лишь социальное меньшинство, а социальное большинство вовсе не определяет политическую картину современной России, является политически дефективным.

Но зато, в отличие от СССР, мы оказались не в многонациональной (как иногда нам ошибочно говорят), а в мононациональной стране, где более двух третей населения принадлежит к одной этнической группе. А именно эта квота, согласно общепринятым международно-правовым понятиям, определяет мононациональный характер той или иной страны. Конкретно, русские в России составляют более, чем евреи в составе населения Израиля: свыше 80%. Или почти 85%, если посчитать русских вместе с белорусами и украинцами, для чего есть все основания.

Причем, если сознание социальной однородности, в котором воспитывалось советское общество, сегодня разбито в мелкие осколки, от него ничего не осталось, то сознание русского национального единства, русское национальное самосознание заметно растет. Это отмечают не только журналисты и политики, но и ученые-социологи. Если в 1986 году 78% русских определяли себя как «советские» и только 15% как «русские», то сегодня лозунг «Россия – для русских!» прямо или с оговорками поддерживают свыше 60% по данным ВЦИОМ, а резко против него возражают лишь около 15%, что соответствует проценту нерусского населения России.

Итак, мы нисколько не погрешим против истины, если признаем, что в постсоветской России обнаружилось, вместо искусственного «советского народа», новое значимое большинство населения: русский народ. А значимое большинство – это и есть Общество.

При таком понимании проблема «Общество и Власть в России» трансформируется в проблему «Русский народ и Власть».  

Если коротко: то эту проблему можно охарактеризовать одним словом: РАЗМИНОВЕНИЕ. Общество и власть разминулись друг с другом.

В самом деле: вряд ли можно отрицать, что русские, как и любой другой народ, имеют свои права и интересы. Хотя в международном праве, в отличие от детально проработанных прав национальных меньшинств, права национального большинства как таковые не рассматриваются, но это значит лишь, что они присутствуют в правосознании «по умолчанию» как вообще права народов (в том числе, например, такая правовая константа, как право наций на самоопределение).

Сегодня мы утверждаем, что в России грубо нарушены права и интересы русского народа. То есть имеет место с каждым годом обостряющийся конфликт между Обществом, начинающим их осознавать, и Властью, отказывающейся их не только удовлетворять, но и замечать. Начать можно прямо-таки с фундаментального права русского народа на самоопределение, которое до сих пор не реализовано. В отличие от 21 народа России, имеющего свою государственность, у русских такой государственности нет. Об этом громко кричит преамбула Конституции России, начинающаяся словами: «Мы, многонациональный народ России…», вместо, допустим: «Мы, русский и иные коренные народы России». Факт принятия Конституции и провозглашения государства России от лица некоего «многонационального народа» (научно абсурдный фантом) решительно перечеркивает попытку утверждать, будто у русских, как у татар, башкир, якутов, чеченцев, мордвы, марийцев и т.д., есть своя государственность. Ее нет, ни юридически, ни фактически! У татар, башкир, якутов и других она есть, а у русских – нет. Что вряд ли справедливо, если учесть, как утверждает история, что Россию создал все-таки именно русский народ, по имени которого ее и назвали.

Чтобы не углубляться в тему бесправия русских и ущемления их интересов, я сошлюсь на документ размером в одну страничку. Он называется «Программа-максимум и программа-минимум Русского национального движения» и был принят на учредительной конференции названного движения 30 января 2004 года. В нем сформулированы именно все те основные требования, которые выкристаллизованы всем ходом постперестроечного развития русского самосознания. Желающие могут ознакомиться, чтобы убедиться без труда: мы ни с кем не воюем и ни на чьи права не покушаемся, мы просто ставим здесь вопрос о правах и интересах русского народа.

Знает ли о них Власть? Слышит ли она голос Общества, голос русского народа? Нет, не знает и не слышит. И слышать не хочет.

Возьмем власть законодательную. В Госдуме прошлого созыва был разработан законопроект «О русском народе» (я входил в рабочую группу под руководством В.А. Печенева). Прошли слушания. Где проект ныне? Под сукном. Вместо него нам подсовывают никуда не годный законопроект «Об основах национальной государственной политики», где есть глава 16, посвященная русским. Подробный и резко отрицательный отзыв на этот законопроект нами передан в Администрацию президента, в Госдуму и в Минрегионразвития. Желающие могут ознакомиться. Не думаю, что законопроект будет исправлен в желательном для нас направлении. Зато Госдума уже приняла в 2003 году поправки к закону от 1996 года «О национально-культурной автономии», согласно которым для русских право на создание таких автономий де-факто ликвидировано. Между тем, в России уже зарегистрировано десятка полтора федеральных НКА разных народов, которые законом наделены многими привилегиями. Но у русского народа этих привилегий нет. Я мог бы углубиться в тему несоответствия законодательства русским правам и интересам (фактов много), но нет времени. Поэтому скажу лишь о самом главном – русский народ вообще лишен своего легитимного представительства в семье народов мира: нет такой инстанции, которая имела бы право представлять русских на любом уровне: от Ассамблеи народов России до Организации Объединенных наций. К тому же, как вы все знаете, наш закон «О политических партиях» вообще запрещает создание партий по национальному признаку. Вот и получается, что народ, на котором держится вся Россия, лишен всякого законного представительства. Но семья народов без русских неполна. Нормально ли, справедливо ли это?  

Возьмем власть судебную. Как известно, законодательная власть много побеспокоилась о том, чтобы в судебном порядке пресечь конфликты на почве национальной, религиозной, расовой вражды. Приняты новые соответствующие статьи в УК РФ и даже отдельные законы, например «О противодействии экстремистской деятельности». Однако и трактовка этих законов в СМИ, и правоприменительная практика показывают, что они применяются почти исключительно односторонне: когда нужно раздуть жупел т.н. «русского фашизма». В тех же случаях, когда убийства, избиения, вообще насилие применяется против русских людей, об этих замечательных статьях и законах все сразу забывают. Я лично не раз бывал инициатором и участником судебных процессов такого рода, когда, например, Пресненским судом была оправдана газета «Московский комсомолец», напечатавшая: «Давайте вспомним: между русским человеком и свиньей много общего». Судья Тюленев не нашел тут правонарушения. А попробуй, кто напечатай такое о мусульманине или еврее?! Такая несправедливая, односторонняя судебная и милицейская практика, утвердившаяся у нас повсеместно, по сути, является наихудшим видом разжигания межнациональной розни.

Суммируя отношения русского Общества и судебной (и связанной с нею законодательной) Власти, я готов перефразировать Радищева и заявить: русский человек в законе мертв. Для желающих могу прочесть специальную лекцию «Русский народ в правовом поле России», которую обычно читаю по университетам.

Возьмем, наконец, власть исполнительную. Когда президент России заявляет, что лозунг «Россия – для русских!» могут декларировать только придурки и провокаторы, как прикажете его понимать? Значит, придурки и провокаторы – это 60 с лишним процентов его собственного электората, избравшего его на этот пост?! Когда руководитель Управления внутренней политики Администрации президента Владислав Сурков заявляет, что у «Единой России» (читай: Кремля) два противника: олигархи и националисты, понимает ли он сам, что говорит? «Национализм» – это любовь к своему народу; для обозначения этого чувства в русском языке нет другого слова, «патриотизм» (любовь к Родине) этого чувства не отражает. Да и догадывается ли Сурков о том, что после этих слов у олигархов (по крайней мере, русских) теперь нет иного партнера в политике, кроме русских националистов? Наши неоднократные попытки выйти на президента, чтобы просветить его в отношении азбучных истин этнополитики (а эту науку люди советского воспитания в вузах не проходили), в отношении основных проблем русского народа, его прав и интересов каждый раз наталкивались на отторжение чиновников. В последний раз в ответ на коллективный запрос ведущих русских общественных деятелей нам было заявлено Администрацией: «Ну ведь президент же встречается с патриархом, с ЛДПР, с «Родиной»… Какие проблемы?».  

Что же остается сказать в таком случае? Только повторить: отношения Общества и Власти в современной России носят характер РАЗМИНОВЕНИЯ.  

Понятно, что если Власть и Общество разминулись между собой, ничего хорошего в этом нет. Так и до большой трагедии рукой подать. Ведь если народ вытолкнуть, вытеснить из легального политического пространства, как это сегодня делают с русскими, он, защищаясь, неминуемо, неизбежно перейдет в подполье. И тогда никакие сколь угодно жесткие меры не спасут нас от беспредельного роста экстремизма. Что мы, собственно, с тревогой и наблюдаем сегодня все. И мы все этого не хотим.

Как эту трагедию предотвратить?

Необходимо, чтобы возможность такой трагедии была осознана Властью прежде, чем она произойдет в реальности. Кремлю необходимы регулярные консультации с реальными русскими организациями, подобные тем, какие он проводит с национальными организациями других народов России (встречается же он раз в месяц с Берл Лазаром для обсуждения проблем еврейской общины). Это нужно, прежде всего, самой Власти, чтобы держать руку на пульсе событий.

Необходимо убрать из закона «О политических партиях» пункт 3 ст. 9, запрещающий создавать партии по национальному признаку, ведь это естественное право человека и гражданина, вытекающее из Всеобщей декларации прав.

Необходимо аннулировать поправки к закону «О НКА», дискриминирующие русских, и зарегистрировать наконец, федеральную русскую НКА. Тем более, что соответствующие судебные решения уже имели место быть.

Необходимо принять эти меры, чтобы у русских в семье российских народов было легитимное представительство, чтобы русские не чувствовали себя несправедливо ущемленными и обделенными, чтобы они могли полноправно присутствовать на таких собраниях, как сегодняшнее.

Еще раз повторю: мы готовы дружить и сотрудничать со всеми народами, искренне желающими того же. Как говорил Талейран: хорошая дипломатия не плодит врагов. Наша борьба ведется не «против» (чьих-то прав и интересов), но лишь «за» – за наши собственные права и интересы.

В конечном счете в этом заинтересованы как Общество, так и Власть.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.