Categories:

Приключения в Горном Алтае

Мой хороший товарищ Дима Федяев написал рассказ о своих похождениях в Горном Алтае. Публикую. 

ВЕРШКИ И КОРЕШКИ В ГОРНОМ АЛТАЕ

Прожив всю жизнь в Барнауле, я не представлял, что в Горном Алтае, куда я ездил с детства, существуют такие глухие углы.

А всё началось с того, что меня пригласил один мой старый знакомый пособирать красный корень. Есть такое интересное растение, которое, высушив его перед этим, заваривают в чай. Чай получается превосходный, темно-красного цвета, он даёт такую бодрость, что куда там молодому… Короче, вштыривает, как говорит молодёжь, конкретно. Нет, дурного только не подумайте, никакого наркотического эффекта, иначе я бы и не писал, просто чаёк этот даёт настоящий драйв. Так вот вечером придёшь домой усталый и разбитый, хлебанёшь такого чая и жить хочется!

Поехали мы в глухой-преглухой У-К…..ий  район Республики Алтай. Стык четырёх стран практически: России, Казахстана, Китая и Монголии. Самый такой тупик страны, окраина Российской империи. Живут там и русские и алтайцы, а каждый второй, что сразу бросается в глаза, конкретный метис, полукровка.

Ехали мы практически двое суток. Сначала на машине, потом на тракторе, потом на катере и уже потом на лошадях. Куда там самому крутому ковбойскому триллеру! Высота за 2000 метров и сопутствующее всем «людям с равнины» лёгкое головокружение… Лагерь наш, или «стан», как его называют местные, находился недалеко от горного ручья, вода в котором была не просто ледяной, а суперледяной. Даже в самую дикую жару, если попьёшь такой водички, ломило зубы, а если залазил  туда мыться, так пробирало до костного мозга, такая она была ледяная.

Наш бригадир

Бригадира нашего звали Саня, но все, включая меня и моего коллегу по журналистскому цеху, называли его Александр Иванович. К слову, он был моложе меня лет на двенадцать, но тем не менее. Мужик он был крутой донельзя.  Утро у него как и всякого порядочного начальника начиналось с планёрки. Сведения он доводил ясно, чётко и прямо. Выглядело это примерно так: «Ты, Владимир (это обращаясь ко мне), сегодня идёшь на именно эту сторону горы, а то что-то темпы сбора у тебя как-то снизились. И смотри там, рядом копают «старатели золотого корня», увидишь в небе вертолёт – а это пограничники, скорее всего, так сразу беги в соседний перелесок и хоронись, а то загребут тебя, что  не отмажешься. Я и сам тебя не отмажу, тут погранзона, сам не маленький, должен всё понимать. Граница рядом, понимаешь ли…».…» И, кстати, пограничники реально «загребали» многих. С соседнего стана в один прекрасный день они увезли сразу 30 человек для выяснения личности, говоря сухим протокольным языком. Впрочем, к нам формально применить претензии они не могли. Красный корень краснокнижным не является. Вот золотой корень – это да, и тут претензии могут быть очень серьёзные. По слухам, если пограничники ловили кого со сбором золотого корня, то штраф за один мешок составлял 10 тыс. рублей. А если у тебя этих мешков 10 или 15? Реально вылетает в копеечку.

С бригадиром Саней я не спорил ни разу, надо отметить, авторитет у него был бесспорен для всего нашего коллектива. Мощный и крепкий мужик, он внушал уважение и не только своей силой. Парень он был с харизмой, про таких говорят – суров, но справедлив, как писали о таких писатели типа старика Хэмингуэя. К слову о справедливости. Чаще всего готовил обед именно Саня, и готовил хорошо. Впрочем, от еды там никто не отказывался, не тот, знаете ли, случай. Аппетит у всех был отменный, горы и свежий воздух делали своё дело.

Мои коллеги

Коллектив наш был довольно разномастный. Была даже одна женщина среди нас – шестерых мужиков. По профессии она полностью соответствовала нашему Алтаю – она была не кто-нибудь, а объездчица диких лошадей. Ну, где ещё увидишь настоящую женщину-ковбоя! Точнее коу-гёрл, а Алёна была именно такой. Как-то к нам привезли поздним вечером парнишку с соседнего стана с подозрением на аппендицит. Привезли с надеждой на бригадира Саню, уж он-то должен был, по мнению всех, как-то эту ситуацию разрулить. Саня сам сначала вызвался везти этого парня до трассы, ведущей в районный центр, а это ни много ни мало километров 25-30 по горам и кручам. Но, тут дело осложнилось тем, что конь, как в кино, не вынес бы двоих. Весу в Сане  добрых 120 кило, а тут ещё и груз дополнительный. Вызвалась Алёнка. Ночь глубокая, где-то пол-первого, а она посадила за себя на конский потник этого несчастного парнишку и отвезла его на трассу, где и вызвала скорую. Да, никакой мобильной связи в тех местах нету. Она просто отсутствует как явление. Иногда только на трассе и случается.

Весь остальной состав был более или менее традиционен:  родственник Алёны Серёга – дядька лет под 60, мы – два барнаульских журналиста, и  два молодых парня из «поколения 90-хых», 90-го и 92-го года рождения. Кстати, тот, который был чуть постарше, знал всё про корни, травы и разные приметы гор. Ходить с ним вместе за корнями было одно голимое удовольствие. Тарас всегда находил такие отменные полянки, что прямо красота.

На соседнем стане был ещё один «коллега», правда, к нашему коллективу он никак не относился, но упомнить о нём стоит. Молодой панк-анархист из города персонажем был трагикомическим. Разномастные татуировки на руках, одни чисто анархистско-пиратские, другие почему-то уж совсем масонские с глазом на пирамиде. Ну, чистый анархист с идеологической кашей в голове. И полный инфантилизм и безответственность. Принести дрова без напоминаний у него не получалось. Также как и поставить самому чайник, зная что вот-вот придут все и, естественно, захотят попить чайку, ну и т.д.

А вообще люди там видны сразу. Кто-то ленив, кто-то просто раздолбай, а кто-то реально надёжен и порядочен.

Работа и быт

Начиналась работа рановато, часов с 9-ти утра, когда спадала утренняя роса, и заканчивалась уже поздно вечером, тоже примерно в 9 вечера. Корень этот красный копался очень трудно. Дело всё в том, что корень у него может достигать метров трёх в длину и растёт он вертикально в земле. Попробуй такой выкопай, изойдёшь потом и собьёшь руки. Но, ничего, копали все. И та же Алёна порой обходила нас – взрослых мужиков, собирая побольше нашего. Вот на кого глядя я думал что «Есть женщины в русских селеньях». Есть, никуда они не делись. Живут и здравствуют. И куда до них каким-то гламурным красоткам, там, в горах они пропали бы в первые же сутки. Ну, или им пришлось бы реально меняться. Понты там не катят абсолютно. Всё всерьёз и по-взрослому.

А быт? Ну, какой быт в горах? Незатейливый… Мы – два горожанина - поначалу восхищались ледяными шапками ближайших гор и красивыми закатами. Потом как-то быстро к этому привыкли, как привыкаешь ко всему, и стали восхищаться вещами более прозаическими:  вовремя сготовленным ужином или хорошей погодой. Да, хорошая погода там это совсем не то, что «хорошая погода на отдыхе». Это – в первую очередь возможность работать. Прямая зависимость: хорошая погода = работа = заработок. И наоборот, нет погоды – нет заработка, всё просто. В ненастье мы тряслись от холода в палатках и вели тоскливые разговоры о том, что лишние тёплые носки совсем не помешали бы. Мы бы глушили водку в такую погоду, но на стане во время сбора сухой закон. Вот потом, внизу, когда закончим – хоть залейся, а там нет.

Прочие прелести туристическо-походного быта стандартны: сырая палатка, каша с дымком (как мы жадно её ели в любое время дня, и пили чай при первой возможности), туалет – яма в ближайшем перелеске. И дикий холод по ночам, высокогорье ведь. Моя «пижама» выглядела так – двое штанов, футболка + свитер + куртка «аляска», лыжная шапка на голове, и обязательно шерстяные носки. Одеяло, естественно, т.к. спальник я не взял по оплошности. Спал я на надувном матрасе, чему завидовал мой друг-коллега, спавший на каримате. Я в свою очередь завидовал его толстенному ватному одеялу.

Погранцы

В тех местах все реально боятся пограничников и только пограничников. Такое впечатление создаётся, что полиции как таковой в тех глухих краях просто не существует. Я не сомневаюсь, конечно, что в райцентрах есть свои РОВД с укомплектованными штатами, а в деревнях свои участковые, получающие зарплату, но про них на станах не слышалось и не говорилось ни-че-го. Нет, вру! Один раз недавний сиделец вышедший по УДО (условно-досрочное освобождение) – молодой  алтаец с соседнего стана – вскользь заметил, что ему скоро надо идти «отмечаться у ментов». Всё, больше о полиции я не слышал ни разу.

С пограничниками же ситуация совсем другая. Не знаю, как они охраняют государственную границу и ловят ли нарушителей и контрабандистов (что-то делают наверное, не знаю!), но их активность с нашей стороны границы находится на уровне. И на каком уровне!  Поскольку у них существует официальные полномочия задерживать людей в приграничной зоне, они ими активно пользуются. Впаять административный штраф в 500 р. если ты в 5-километровой приграничной зоне (или недалеко от неё), изъять корни, ещё что-то…  Хотя, как что-то! Слухи о них ходили такие:

Слух №1: Пограничники изымают корень, берут штрафы, а затем корень реализуют. Штрафы берут, ясно дело, тут сомнений нет. Реализуют ли? Ну, не знаю… Но, не выкидывают же, а?

Слух №2: Пограничники со многими в сговоре. В основном с некоторыми наводчиками, которые сдают обитателей соседних станов, а потом они на пару делят добычу. Слух более чем реальный. Наводчики, стукачи и предатели общего дела существуют всегда и везде. А тут что? Пойди да сдай соседей, никто не дознается поди впоследствии, а потом подели добычу с пограничным начальством.

Слух №3 (самый страшный): Пограничники в сговоре с нехорошими людьми, которые привозят бомжей на копку корня, затем их кидают, а при случае помогают «утилизировать». Ну, тут  вряд ли. К слову, люди без паспортов, маргиналы и бомжи там и пропадали и пропадают. И пограничники, скорее всего, не при чём. Есть и другие «утилизаторы».

Когда слышится шум вертолёта в небе, все маскируют мешки (мы говорим о собирателях краснокнижного золотого корня) и бегут прятаться в перелесок. Тем паче, когда видят пограничный наряд. Пограничники при оружии и полномочиях, места глухие, как оно может повернуться?

Отъезд

Он был, скорее, похож на бегство, чего уж скрывать. Вообще-то мы планировали пробыть там месяц, но… Вот именно пограничники (см. выше). С соседнего стана, как я уже упоминал, забрали 30 «золотых» корнекопателей. И тут же пришла достоверная информация, что погранцами проводится широкомасштабная операция по задержанию  копателей. Естественно, тут же пошёл слух, что сдал кто-то из своих. Хотя, какие это свои? Хуже самых плохих чужих.

Пришлось собираться и нам. Несколько мешков золотого корня у нас были, чего греха таить, поэтому при встрече с пограничниками могли возникнуть очень неудобные вопросы. Собирались впопыхах, упаковывая наши нехитрые пожитки в мешки и связывая их по двое чтобы лошадям удобнее было везти. Корни наши были увезены на лошадях ещё до этого. Выдвинулись налегке, максимум – лёгкий рюкзак за спиной.

Поначалу всё было хорошо: идёшь себе весь такой лёгкий, да горами любуешься. Но, вот потом… Дело в том, что во-первых по пути нам надо было переходить 3 реки, которые хоть и мелкие, но всё равно глубина кое-где была по пояс. И во-вторых – дождаться наш грузовик с корнями чтобы продолжать путь дальше, а это почти 60 км. В первую ночь он не приехал, и мы ночевали у костерка в лесу. Ночёвка была ещё та! Холод, а у нас ничего: ни палаток, ни одеял. Жались к огню и тряслись.

Грузовик  пришёл на утро, и мы поехали. Речки проехали быстро, и проехав последнюю, поехали в гору. И тут наша надёжная «шишига» (ГАЗ-66) встал намертво. Скинули мешки чтобы облегчить грузовик и стали его толкать. Толкали часа 3, используя все подручные средства. Жара и мы прём его в гору, рискуя быть раздавленными, это я о тех, кто толкает его сзади. Еле-еле вытолкнули, к неописуемой нашей радости.

Второе приключение случилось уже почти ночью. И опять мы толкали наш грузовик, но уже в жидкой грязи. И опять сбрасывали мешки для облегчения машины. Хрипели и выли: «Ещё! Ещё, б..дь!» Когда наконец вытолкнули, то пожимали друг другу руки, кричали «Ура!» и чуть ли не обнимались. По более-менее цивилизованной части пути ехали, к счастью, ночью. Тут уже опасались и пограничников и полицию.

Добравшись утром на заимку, разгрузились и повалились спать. Спали до полудня. А потом банька (неужели! баня – такое чудо после быта в горах), лепешки (тут постаралась наша единственная дама Алёна), и чай. Да неужели выбрались? Да, дошли! Да мы ж уже почти дома.  

Дима полон веселья и позитива. Ссылки на его страницы в соцсетях. 


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.