bers37

Categories:

Уход Евгении Боровиковой как кризис стиля ЛДПР

Скандалом уходящей недели в небогатой на события (а, значит, небогатой в целом) политической жизни Алтайского края стал шумный выход из партии ее бывшего руководителя Евгении Боровиковой.  

Некоторые авторы телеграмм-каналов уже назвали этот выход «выходящим за рамки этики», обвинив Евгению Анатольевну в выносе сора из партийной избы. Вопросы политической этики — всегда спорные. Потому что сама политическая этика — материя до того хлипкая и чаще всего корректируется в зависимости от господствующих в среде ее вершителей стереотипов и заблуждений о самом предмете политики.  

По мне, так ничего Евгения Анатольевна не нарушила, ибо изначально по отношению к ней со стороны партийного начальства (прежде всего московского) были допущены, назовем это так (раз об этике упоминать не будем) отступления от неписанных правил. Причем отступления по объективным причинам. Но о них речь ниже. По этим правилам, человек на местах может «шалить и баловать» как угодно, но если он предан вождю и обеспечивает неплохие показатели на выборах — он может сидеть в кресле весь отведенный срок и остается в партийном руководстве после него. В общем, получает возможность влиять на принимаемые решения. В данном случае, я не касаюсь ситуации, при которой Евгения Анатольевна была в свое время поставлена у руля регионального отделения. Понятно, что она была продвинута членом федерального партийного руководства, который действовал в своих интересах. Отличается ли это продвижение от того стиля, что принят в партии Жириновского? Не думаю.  

И здесь немного стоит вспомнить в формирование этого партийного стиля, элементы которого уже давно активно переняли в других партиях. Еще в 1990-е годы, когда в регионе вело борьбу несколько группировок за создание регионального отделения ЛДПР, в Москве рассматривали местных представителей не только как носителей идей Жириновского, но и как подручных для извлечения прибыли. И любой местный партийный начальник должен был уметь проворачивать коммерческие операции, пусть даже сомнительные. Или должен был иметь под рукой тех, кто обладает такими способностями. После Михаила Соловьева, первого главы краевого отделения ЛДПР (и изгнанного из партии), слетевшего с поста за невыполнение партийной  директивы и поддержку «не того» кандидата на губернаторских выборах в 1996-м, рулить жириновцами в регионе стал на редкость бесцветный работник аэропорта Владимир Копанев. Ясно было, что Копанев долго не просидит. Так и получилось. Но если Соловьев публично критиковал решение партийного начальства в Москве (которое, кстати, тоже не было тогда продуманным и диктовалось соображениями далекими от политики), то Копанев ушел по-тихому. Его и сместили очень тихо. Соловьева же сместили со скандалом, сумбурно, он громко не согласился с этим — это было неприятно местным жириновцам, но они поняли ситуацию и положение Соловьева. И никто из них ушедшего товарища публично не осуждал.  

Новый лидер отделения, бывший военный, Геннадий Иванов тоже ушел почти без скандала. Но это случилось в период, когда краевая организация перешла под контроль местного олигарха Анатолия Банных, управлявшего через посредников, коими стали лидеры регионального отделения. Последним «птенцом» гнезда Банных стал нынешний скромный краевой чиновник Андрей Щукин. Который слетел с поста за неумение строить организацию в ущерб пиару. Да и сам он в публичных заявлениях после очередной неудачи на муниципальных выборах громко заявлял, что «ответственность за провал несет он лично». Вот однажды и понес. С коммерческой составляющей при нем было все в порядке — тем более, что генеральный финансист у отделения был. Щукин тоже ушел со скандалом. Но вот ему нарушение этики впаять можно вполне. Ибо ему предлагали работу в партийном аппарате в Москве. Конечно, работенку сулили не ахти какого масштаба — мини-наполеончику Щукину разгуляться было бы на ней трудновато, но на улицу ведь никто не выставлял. Надо сказать, лично преданных ему людей Владимир Вольфович почти никогда не выбрасывал на улицу. А некоторых, скажем, известного публициста Игоря Дьякова, напротив, даже простил за период блужданий и снова пригрел в аппарате Госдумы. До нового крупного «косяка», но это уже другая история.  

Эти примеры приведены мною для понимания причин, побудивших Евгению Боровикову не просто выйти из партии, но и устроить скандальный пиар. Здесь следует учесть еще такой момент, как наличие «варяга» во главе партийного отделения. Раньше, при всех кадровых неурядицах, кресло регионального партийного босса доставалось все же местному. С возглавляющим сегодня парторганизацию ЛДПР в крае Крайном дело обернулось иначе. Разумеется, на положение вещей он смотрит прежде всего глазами генерального патрона, который осознает свой не столь уж далекий отход от дел и, ясное дело, не нуждается в проявлениях личной преданности, как нуждался прежде. Он просто выполняет сделанные ранее обещания тем, для кого выполнить их считает нужным прежде всего. Но раздать пряников, пусть даже в меньших размерах, всем Вольфович просто не в состоянии. Жириновский ведь тоже, по сути, мало изменил принятому ранее стилю работы. Может быть, он и разрулил бы ситуацию, будь она ему интересна в прежней степени. Но ВВЖ уже не торт, как говорится. И ничего с этим не поделать. Некоторые правила больше не действуют. И в каком-то смысле Евгения Анатольевна — жертва обстоятельств. Как и вся партия, кстати.  

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.