Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Categories:

Мда… Это далеко не время «Жальгириса»

Одним из символов советской Литвы был, разумеется, «Жальгирис». Сначала баскетбольный, а потом и футбольный. Но до этого времени, до превращения этих клубов, как и самой Литвы, в серьезную мировую величину, были несколько десятков лет развития. Развития в составе великой империи. А что же представляла собой самостийность этой республики в 1919 – 1940 гг.?
В тот исторический период Литва была глубоко аграрным государством. Надо сказать, что ни о какой общности с т.н. «цивилизованными народами» западных стран речи не было. Сельское хозяйство Литвы (а по большому счету и вся экономика) вступали в период развития капиталистических отношений. К началу 1939 года сельское население Литвы составляло 73,8% от общего числа, а в промышленности и разных ремеслах было занято только 7,5%! Будет любопытно сравнить эти 7,5% с показателем даже не Советского Союза, а Российской империи, считавшейся аграрным государством. Там число занятых в промышленности было на том же уровне. То есть, литовцы умудрились два десятка лет просто топтаться на месте! В общем, «горячие литовские парни» - родственные души «горячим эстонским».
Правда, в 1911 – 1939 гг. валовой объем продукции здесь все-таки вырос – но благодаря легкой и пищевой промышленности. Таким образом, роль локомотива экономики играло сельское хозяйство. За счет допотопных методов ведения хозяйства, удавалось получать (и даже увеличивать) продукцию, которая шла на экспорт – в основном, в Германию или Великобританию. Одновременно на селе и в городах (которые де-факто были просто большими селами) росла безработица: в городах в 1940 году насчитывалось 76 тысяч полностью или частично безработных, в сельской местности – около 250 тысяч.
Ничего удивительного, что народ из этого «литовского рая» стремился свалить. В 1929 – 1939 гг. эмигрировало около 80 тысяч человек. Нетрудно догадаться, что бежали главным образом образованные граждане, коих в республике было не так много. Хотя в 1922 году был издан закон об обязательном обучении детей в возрасте 7 – 14 лет, однако начало процессу внедрения грамотности среди населения, согласно доброй литовской традиции, затянулось на несколько лет. В 1928 году было объявлено о начале осуществление всеобщего обязательного начального образования, а уже спустя три года власти официально отрапортовали о его завершении. Хотя очковтирательство тут было налицо иные литовские «пэтриотс» по сей день гордятся этим фактом. Огромная масса детишек школьного возраста или совсем не посещала школу, или не смогли ее закончить. Не лучше обстояло дело и с высшим образованием: значительное число поступивших в вузы просто не могли добраться до последнего курса из-за низкого уровня начального образования.
При таком раскладе говорить о полноценной науке в Литве просто смешно. За все двадцатилетие независимости в республике не было создано специальных отраслевых научно-исследовательских учреждений, за исключением ряда небольших сельскохозяйственных опытных станций.
Были, конечно, ученые, чем-то занимавшиеся по зову, так сказать, своей души (в области астрономии, биологии, географии и др.), но понимания у властей они не находили. Правящая литовская верхушка, похоже, собиралась заставить народ вечно батрачить на полях.
Единственной отрадой в 20-е годы была культура, которая некоторое время развивалась. Театр в Каунасе, литература, первый массовый праздник в Каунасе в 1924 году и пр. Но в 30-е годы литовские власти решили, что народ напелся, наплясался и начитался, и постепенно все интересные явления в культуре заменялись пропагандой, пресной и безвкусной. В общем, культурное разнообразие и литовский менталитет в ту пору как-то слабо сосуществовали.
Литовская армия – это была песня. Еще та песня. В военно-воздушных силах было немного самолетов-этажерок, флот появился в 1923 году и состоял из двух моторных лодок и одного потрепанного германского патрульного корабля. Будущих горячих литовских воинов готовили в Каунасской военной школе, которая отличилась только тем, что в 1929 году ей было даровано знамя с портретом Сметоны.
И это намерение делает понятным тонкости политической жизни Литвы в то время. В 1922 году, в результате выборов в парламент страны – сейм – попало пятеро депутатов, что называется, «из народа». Правящей верхушке этого показалось много, и спустя год сейм был распущен, а членов рабочей фракции арестовали. В ходе подготовки выборов во второй сейм было арестовано около 150 кандидатов в депутатов от рабочих групп. Что ни говори, а нынче путинский режим пока до этого не дошел. Этот сейм проработал три года, после чего наверху решили, что тратить деньги на игрушки в демократию нерационально. И 17 декабря 1926 года в стране произошел государственный переворот, в результате которого к власти диктатор А.Сметона. Многие общественные организации и независимые профсоюзные объединения были разогнаны. А на следующий год был разогнан и декоративный сейм. В 1936 году все партии, кроме правящей, были запрещены. Сам же Сметона источником вдохновения видел фашистский режим Муссолини и даже пытался, правда, без особого успеха, копировать социальную политику дуче. Достаточно привести в пример инициативу о всеобщем начальном образовании, чтобы понять насколько бледным было это копирование. После того, как Литва стала частью Советского Союза, этот тип бегал по Европе, пока не осел в Штатах. Там он и погиб по-дурацки во время странного пожара в Кливленде в 1944 году. В общем, дурная судьба дурного президента и всего периода дурной литовской «самостийности».
Tags: Литва, Прибалтика, бывший Союз
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments