Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Недоевропейцы

Мой предыдущий пост о Латвии вызвал резонанс. Причем комментариев в ЖЖ вообще не было, откликались в социальных сетях, по скайпу, в личном общении. Были отклики и от живущих в Латвии. Даже не оспаривавшие фактуру, недоумевали, что латыши у меня представлены какими-то историческими недоделками. Честно говоря, я даже спорил с данным утверждением, поскольку оно имеет под собой реальную историческую основу. Латвия как самостоятельная историко-географическая единица появилась именно благодаря России, причем России советской.
Даже сегодняшний латышский язык имеет сомнительный приоритет в республике, поскольку его первенство обусловлено, скорее, политическими, но никак не культурно-историческими причинами. Куда больше прав на ведущий государственный статус имеет латгальский язык. Более того, в Латгалии отношение к латышскому языку неоднозначное. И это создает серьезные проблемы у региона в отношениях с Ригой.
То, что Латвия в досоветский период была глубоко аграрной страной, я уже писал. Однако гонору у местной знати (точнее, у тех территорий, которые входили тогда в состав современной Латвии), было хоть отбавляй. Этот гонор был вызван близостью к Европе, прежде всего к немецким землям. Благодаря германскому влиянию, а также регулярным поездкам за бугор, знать лабусов порой пренебрежительно смотрела на центральную российскую власть, считая себя ближе к элите заморской. При этом общая культурка у этих господ была весьма низкой, да и в Европе к ним относились как к людям второго сорта, но задирать нос «недоделанной немчуре» это не мешало. Им страсть как хотелось быть ближе к европам, но вот европы быть ближе к ним не хотели.
Это стремление залезть "цивилизованному миру" в задний проход без мыла ярко проявилось в ходе Второй мировой войны. Тогда значительная часть латышей усердно выслуживалась перед нацистами, оккупировавшими республику. Одна из зондер-команд во главе Виктором Арайсом старательно зачищала республику от евреев. Причем настолько старательно, что сегодня евреи — одна из малочисленных диаспор Латвии, хотя в былые годы в латвийских городах сыны Израиля были одной из ведущих национальностей.
Подручные Арайса начали свою борьбу за расово чистую Латвию с сожжения рижской синагоги. Ликвидация евреев в рижском гетто шла настолько бодрыми темпами, что привела в замешательство даже немцев. Но потом, опомнившись, они стали свозить в Ригу на массовый эшафот евреев со всей Европы. В общем, в своем рвении прильнуть к «цивилизованному сообществу» латыши готовы были на самую грязную работу, которой нередко чурались сами гитлеровцы. Всего же маленькая Латвия пополнила вермахт двумя дивизиями Waffen SS. Справедливости ради, стоит отметить, что латышские подразделения были и в РККА. Примерно 70 процентов одного из таких подразделений, 130-й латышской дивизии, погибло в 1941 году в битве под Москвой.
После войны Виктор Арайс был выловлен спецслужбами Израиля в Эквадоре и предстал перед судом. 13 января 1988 года он отдал концы в тюрьме немецкого города Касселя.
Понятное дело, в послевоенный период «художества» латышей не остались без внимания советских правоохранительных органов, и некоторое число латышей отправились для физического труда на свежем воздухе в другие регионы страны с менее ласковым климатом, нежели в Латвии.
Дальше начался период довольно успешного развития Латвии как одной из республик в составе Советского Союза. Развивались транзитное направление, а также высокотехнологичное производство. Но вот парадокс — ведущую роль на высокотехнологичных предприятиях играли русские. Это во многом способствовало успешному развитию отраслей. Иными словами, во многом усилиями русских латыши за годы советской власти почувствовали себя людьми. Причем людьми из Европы. Это и сыграло роковую роль в период когда СССР вступил в период распада.
Самое поразительное, что в латвийском диссидентском движении нелатыши сыграли большую роль. В 1968 году Владимир Слушный выступил против подавления «пражской весны». В 1973 году за распространение самиздата были арестованы двое жителей Риги — доктор физико-математических наук Лев Ладыженский и инженер Федор Коровин. Среди активистов перестроечного Народного фронта Латвии были кинокритик Абрам Клецкин и Борис Цилевич.
А последним председателем Президиума Верховного Совета Латвийской ССР, сдавшим республику в руки сепаратистов, был Анатолий Горбунов.
Итоги латвийской независимости плачевны и являются яркой иллюстрацией к тезису, как за 20 лет можно просрать все, причем по-крупному. В советский период Латвия, наряду с другими республиками Прибалтики, имела привилегированный статус. Она была одним из наиболее промышленно развитых регионов СССР - занимала 3-е место, сразу после Московской и Ленинградской областей. Уровень жизни в Латвии значительно отличался в лучшую сторону от других советских республик, а по своему развитию она опережала даже своих ближайших соседей - Литву и Эстонию. По оценке ИМЭМО РАН, в 1990 году по ВВП на душу населения Латвия занимала 40-е место в мире, что было весьма неплохо. О причинах и нюансах дальнейшего скольжения вниз мы поговорим в другой раз. Пока же ограничимся воспоминанием о реакции на прием Латвии в Евросоюз матерого либерала Альфреда Коха. Даже он не смог сдержать сарказм, заявив, что «с этим новым членом цивилизованной семьи народов вы теперь уже точно не соскучитесь». И «цивилизованная» Европа и впрямь не знает, что же делать с латышами, которые в своей высокомерности и жажде истребить все советское, уничтожили в себе...зародыша настоящего европейца, который сформировался в годы советской власти. Но ведь то был советский европеец. А после смерти СССР латыши предпочли вернуться в состояние «европейских варваров». В свое исторически обоснованное состояние.
Tags: Латвия, Прибалтика, бывший Союз
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments