Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Воровство и замалчивание

Уже не приходится удивляться, что у нацболов воруют идеи. Воруют леваки, воруют националисты, не забыв исходную идею ухудшить. Почему ухудшить? Потому что бездари, потому что нет у них оригинальных свежих мыслей.
Но это ладно. Бывает так, что нас замалчивают, причем доводят порой ситуацию до абсурда. Недавно на сайте НДПР появилась статья какого-то Вотанина, где он анализирует некий "манифест Авена".
http://ndpr.ru/content/view/1986/1/
Этот тип Вотанин разбирает "по косточкам" статью Авена в "Русском пионере" (делает это нудно и поверхностно), умудрившись не упомянуть, что статья-манифест Авена появилась как рецензия на роман нацбола Захара Прилепина "Санькя". Именно великолепная мощь слова Захара побудила эту сволоту Авена написать столь злой и циничный ответ. Он испугался столь талантливого выражения позиции здоровых людей! Рассчитывал, видимо, что все адекватные выразители этой позиции либо уехали, либо спились, либо сдались. Рано думал так, Херавен!
Впрочем, вот текст с сайта НДПР...
Олигарх Петр Авен опубликовал в журнале для узкого круга «Русский пионер» философский трактат, который в среде продвинутой Интернет-интеллигенции был воспринят как очередной манифест «новых русских». Какой же мессидж наших толстосумов скрыт за художественными «загогулинами» авеновского манифеста? Сами по себе духовные искания новорусских банкиров вряд ли привлекли бы к себе широкое внимание. Все основные тезисы были высказаны Мальтусом и Спенсером еще в позапрошлом веке, причем несравненно яснее, выше по смыслу и более художественно, чем это сделал Авен. Азы социал-дарвинизма – давно пройденный и обсужденный материал, достояние истории. Но если сегодня в духовное пространство России вбрасывается «манифест» социал-дарвинизма, то на это, несомненно, надо обратить внимание в контексте наших реальных общественных процессов.




Спорить с тезисами Авена бессмысленно, ибо никому не важно, достоверны они или нет. Они выражают установки, идеологические клише и намерения влиятельной и агрессивной социальной группы и важны именно как декларация. Важен ее смысл, который и надо извлечь, очистив от словесной шелухи.

По сути своей «манифест» Авена - это ультиматум, а сам Авен – всего лишь парламентер, который подошел к нашим позициям и на копье протянул эту грамоту с грубым и наглым текстом. Авен говорит от имени тех, кто обогатился в результате «реформ», приведших к обнищанию большинства населения. Как бы ни называть эту общность, которая провозгласила себя «элитой», надо признать, что это не россыпь индивидов, а сплоченное и организованное сообщество. Именно поэтому ему удалось захватить и собственность как источник экономической власти, и СМИ как источник символической власти. Разделение функций внутри этого сообщества в данном случае для нас не имеет значения. Важно то, что, обладая рычагами экономической и символической власти, видимая верхушка «сообщества» является полноправным участником политической власти. Какие бы крутые «силовики», «бюрократы» или «патриоты» ни заседали в Кремле и в Генштабе, выпутаться из паутины этого симбиоза в рамках той общественной системы, которую приняли от Ельцина и которую охраняют, они уже не могут. Дела вроде «дела ЮКОСа» - это инструмент оптимизации такого симбиоза, а не его отрицание.

Поэтому «манифест» Авена надо воспринимать как декларацию всего этого «сообщества», которое вообразило себя коллективным хозяином России. Теперь, когда за два срока Путина произошла притирка между «силовиками» и «олигархами», теневое «сообщество» объявляет населению рамочные нормы того жизнеустройства, в котором этому населению предстоит жить. Конечно, если оно не соберется, чтобы как-то вывернуться из этого «нового порядка» или хоть немного расширить его рамки.

Что нам объявляется в «манифесте Авена»? Прежде всего, разрыв общественного договора 90-х годов, на основании которого население, пусть со скрипом, но приняло реформу. Вспомним, как в начале девяностых лично Ельцин и вся президентская рать, от академиков до поэтов, просили население перетерпеть трудные времена. Ельцин даже говорил о «нескольких месяцах», но что с него возьмешь. Тот компромисс понимали как образ будущего. Формально он был закреплен в конституции 1993 г., где Россия была объявлена социальным государством.

Теперь, когда «властная вертикаль» отстроена, а поток нефтедолларов начинает иссякать, «хозяева» разрывают контракт. «Лузерам» недвусмысленно указывают на их место в российской «новой античности» и предъявляют новый образ будущего. Маски сброшены. Пока простаки потуже затягивали пояса их попросту загнали в «зону». Никакого социального государства! Его, мол, даже на богатом Западе демонтировали, что уж говорить о России, которая вся кормится от Трубы. При грядущем кризисе ликвидности всякие разговоры о социальном государстве – это «левизна, разрушение, социализм».

Авен и все его «сообщество» исходят из того, что в большей части мира этот ненавистный им «вирус» (левизны, разрушения, социализма) непобедим, но в России его удалось парализовать. Пусть на время, но на их век хватит, а после них хоть потоп. Авен предостерегает тех, кто не принимает порядка, установленного «сообществом» в России как норма. «С тем, что мир наш сегодняшний не вполне совершенен, я спорить не собираюсь. Но вот эти умозаключения о невозможности нормального в нем существования и революции — тут уже моя рука тянется к пистолету». Быстро же наши «демократические» олигархи заговорили штампами бесноватых фашистов (неважно, кто из них ввел в оборот образ «пистолета»). Что ж, примем к сведению, куда тянется рука г-на Авена.

Президент Д.А. Медведев в своем первом Послании заявил: «Считаю своим долгом предостеречь тех, кто надеется спровоцировать обострение политической обстановки. Мы не позволим разжигать социальную и межнациональную рознь». Интересно, знает ли президент, куда «тянется рука г-на Авена»? Кстати, а откуда у него пистолет? На каком основании? Выходит, наше либеральное государство отказывается выполнять даже обязанности «ночного сторожа»? Оно не только уступило свою монополию на пистолет г-ну Авену, но и молчаливо поощряет его бесноватые заявления. Это тоже надо принять к сведению.

Справедливости ради надо сказать, что это «демократическое» сообщество с самого начала не собиралось следовать общественному договору. Нация поверила мошенникам, и теперь за это расплачивается. Но мошенников это не оправдывает. Один из идеологических прорабов реформы писал в 1992 г. в элитарном журнале «Век ХХ и мир»: «Поначалу в реформированном мире, в оазисе рыночной экономики будет жить явное меньшинство наших сограждан [«может быть, только одна десятая населения»]... Надо отметить, что у жителей этого светлого круга будет намного больше даже конкретных юридических прав, чем у жителей кромешной (то есть внешней, окольной) тьмы: плацдарм победивших реформ окажется не только экономическим или социальным - он будет еще и правовым... Но для того, чтобы реформы были осуществлены хотя бы в этом, весьма жестоком виде, особую роль призвана сыграть армия... Армия в эпоху реформы должна обеспечивать порядок. Что означает реально охранять границы первых оазисов рыночной экономики. Грубо говоря, защищать предпринимателей от бунтующих люмпенов. Еще грубее - защищать богатых от бедных, а не наоборот, как у нас принято уже семьдесят четыре года. Грубо? Жестоко? А что поделаешь...».

Так и есть. Авен, чуть ему что не понравится, тянется к пистолету, а войска должны быть наготове – «защищать предпринимателей от бунтующих люмпенов». Пока никто не бунтует, доедаем всякие деривативы.

В этом «манифесте» олигархи устами Авена додумались до того, чтобы читать людям мораль. Авен думает, что право на менторский тон подкреплено у него тугим кошельком. Раз богатый, то уж, наверное, умный. Но за кошельком нет ни совести, ни труда, ни идеалов. Да и кошелек-то этот нелегитимен. Это год за годом подтверждают исследования и ВЦИОМ, и западных социологов, которые за Россией присматривают. Да и сами олигархи это прекрасно сознают – иначе не вкладывали бы деньги в идиотские виллы и яхты, не отправляли бы детей и внуков за границу. Не на что им опереться в разговоре с честным человеком, нет авторитета, на который могли бы сослаться, вот поэтому и тянется рука к пистолету. Это люмпен-буржуазия, бесплодная и примитивная.

В середине 90-х годов еще теплилась иллюзия, что эти отпрыски номенклатуры и теневиков пустят срезанные у народа кошельки в дело, как вложили в производство «первоначально накопленный» капитал протестанты. Те отмыли со своих долларов «следы грязи и крови» - не совсем, но в существенной мере. Но наши-то не только не отмыли, но и еще заляпали грязью и кровью. Даже собственниками оказались никчемными. Ну чем может похвалиться Авен и его компания! Что они сделали своими руками, что изобрели? Почти двадцать лет, как не могут даже с триллионом закачанных в их банки долларов слепить мало-мальски приличную финансовую систему. Одни пирамиды, долги и офшоры. В производстве и того хуже. Получив обустроенные, на пике мощности, месторождения, умудрились в четыре раза снизить производительность труда и хищнической добычей истощить скважины. Поэтому и не получила легитимности их собственность.

Большие надежды возлагались на Путина, поток нефтедолларов, казалось, давал ему шанс. Теперь надеются на Медведева, уже без прежнего энтузиазма. Надо бы властителям снять розовые очки и взглянуть на свои дела беспристрастно.

Говорили о «борьбе с бедностью» - и углубили расслоение общества. Говорили о «доступном жилье» - и организовали запредельный, бессмысленный всплеск цен на жилье. Говорили о восстановлении «реальной экономики» - и устроили в стране тупое потребительство, как пир во время чумы. С 1992 по 2007 г. в России в три раза увеличилось число частных легковых автомобилей и в три раза уменьшилось число тракторов в сельскохозяйственных предприятиях. Такого нельзя было представить себе ни при каких правителях, кроме нынешних.

Жили мы при царях и помещиках, при парткомах и профкомах, получали порки и оплеухи, терпели излишние ограничения и занудливые собрания – но прирастали числом и улучшали жизнь. Срыв произошел, когда приняли на свою шею авенов с его коллегами по «пахоте» на ниве спекуляций. Их «культурная» гегемония несовместима с жизнью. Нам ее навязали, «как дарят ящик виски алкоголику». Наша вина в этом – особый разговор. Здесь – о «манифесте», в котором Авен требует от нас включить, как элемент нашего мировоззрения, жгучее желание иметь хоть крошку от «яхты Абрамовича». Это желание должно быть столь жгучим, чтобы выжгло в нас тягу к справедливости и всякое сострадание к ближнему, всякую совесть, которая толкает нас помочь ему. В руки этих растлителей власть передала телевидение и прессу, искусство и школу. Мировоззрение людей оказалось как в «испанском сапоге». Как сказал философ об этих палачах, «у них банки, у них биржи, а теперь у них и наше подсознание».

И какую же помощь получает население от государства в этой духовной гражданской войне? Никакой. Иногда поохают над нашей судьбой церковные иерархи. И на том спасибо, их соболезнования вливают в нас силу. А где же пресловутая Доктрина информационной безопасности? Где гарант, охраняющий наше достоинство и границы нашего духовного пространства? А примени мы средства самозащиты – на чьей стороне окажутся надсмотрщики культуры, швыдкие с ерофеевыми?

Вообще, как только возникает малейший конфликт интересов между «сообществом» авенов и гражданами, власть однозначно становится на сторону этого «сообщества», даже когда оно попирает закон и права граждан самым наглым образом. Как бесстрастно смотрели этим летом власти на то, как в аэропортах по нескольку дней мыкались с детьми на каменном на полу пассажиры, обманутые «авиакомпаниями». Люди купили услугу, заключили контракт с предоплатой, контрагент не выполнил контракта и даже не возвращает деньги – где же «ночной сторож»? Как защищаются права покупателя и законы рынка? Как возмещается ущерб обманутым? Никак! При малейшем их протесте рука коллег Авена «тянется к пистолету». Это пусть и незначительный (для олигархов, у которых свои самолеты), но очень красноречивый пример.

А вот другая символическая мелочь. Лондонский суд описал и обнародовал имущество Абрамовича. Виллы там и сям, строится особняк в центре Лондона, на верфи Германии готовится к спуску яхта длиной 200 м – самый крупный в мире корабль в частной собственности. И заявление Абрамовича: «его не волнует мнение обывателей в России». В одной фразе – тоже целый манифест, адресованный тем, кто несмотря на умиления российских СМИ по поводу вложения «личных средств» Абрамовича в развитие Чукотки, прекрасно понимает, что все его богатства выкачаны из России, причем самым нелегитимным способом.

При таких символах не может быть никакого инновационного развития в нынешней России, потому что эта «яхта Абрамовича» - плевок в лицо любому творческому человеку. Это знак на флаге Российской Федерации, как автомат Калашникова – знак на флаге Хезболлы. Этот плевок теперь вербально оформлен «манифестом» более словоохотливого Авена. В разных знаковых системах, по разным каналам к нам идут одни и те же сигналы.

Рано или поздно, их все поймут, как ни пытаются люди оттянуть этот момент. Но оттянуть все труднее и труднее, потому что от этих сигналов не отмежевывается ни «элита», ни «партия Президента», ни сам Президент.



И.Вотанин
Tags: НБП, НДПР, воровство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment