Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Эдуард Лимонов. Кровь и плод

RS поговорил с писателем, поэтом и политиком Эдуардом Лимоновым о смерти художественной литературы, импотенции буржуазных лидеров оппозиции и одиночестве «триумфального» протеста. Rollingstone.ru публикует интервью из мартовского номера журнала в несокращенном виде.

Лимонов встречает нас в своей квартире на Ленинском, в доме, известном историями о том, как спецслужбы перед очередным несанкционированным митингом пытаются задержать Эдуарда чуть ли не на лестничной клетке. Лимонов строг, бодр и весел, во время разговора часто смеется, даже хохочет, и тогда становятся видны желтые зубы - пожалуй, только они и выдают почти уже старческий возраст моего собеседника. На эту деталь невозможно не обратить внимания, потому что повод для нашей встречи - выход в свет нового сборника стихов Лимонова под названием «Атилло длиннозубое». «Это пятая книжка стихов после того, как я вышел из тюрьмы», - объясняет автор и в привычной ему самоуверенной манере продолжает: «Я восстановил традицию старых поэтов: они раз в несколько лет выпускали такой сборник. Все так делали - и Гумилев, и Ахматова... Постепенно, конечно, из этих сборников время смывало какие-то второстепенные вещи, а первостепенные оставались. Я просто хронологически писал и складывал, писал и складывал... Потом, когда у меня накапливается 125 приблизительно страниц, я обычно отдаю их в печать. И так пять сборников за восемь лет».  
Но лишь на предыдущую книгу стихов «К Фифи» публика отреагировала очень бурно.

Предыдущая книга была тематически направлена: она была написана о молодой женщине, моей подруге. Естественно, это такая плотская любовь. На самом деле эта тема плохо разработана в российской поэзии - у нас все больше стенания платонического характера или завуалированная любовь. А тут такая вот страсть, тем более, видимо, страсть человека в возрасте 68 лет как-то привлекает людей. Читатель современный - ему медведь на ухо наступил. Они понимают только сложность. Например, для них эталоном является поэзия Бродского - такая занудная, сложная, длинная. Они не понимают, как можно написать так, как у меня. Я вот тут акцентирую: «О как люблю я этих дам / Поверженных со щелью голой / С улыбкой сильной и веселой / Во взбитых набок волосах / Тех, без трусов, и тех - в трусах». Гусарское что-то в этом есть! Элегантное! И красивое: «Во взбитых набок волосах» - сразу себе ее представляешь. А мне пишут там в ЖЖ: «Ой, вы лучше не пишите стихи». Ну, люди просто отравлены, и они же не могут просто так. На самом деле простота - это высшее качество.
У этой книги нет тематической направленности?

Это классицизм. Там дается подзаголовок: «Поздний классицизм». Первое стихотворение так и называется: «Классицизм». Это должно настроить читателя, чтобы он понимал. Мир рассматривается через призму классицизма. Вот начинается стихотворение: «Два близнеца, друг другу иностранцы / Классических два полюса Земли / Где мертвых льдов немыслимые глянцы / Лежат безмолвны в ледяной пыли // Там стаи смерти бродят без дороги...» - и так далее. «Там глыбы льда летают в гневе лютом / Там в пирамиду вделан страшный глаз / И дьяволы расселись по каютам / У парохода, что во льду завяз...» И кончается: «Ребенку под соплей в носу сюиту / Видна из колыбели вся Луна / Там тоже смерть живет по сателлиту / Но не прельщает крошку и она...» Вот это! Тут есть об Индии. Стихи к Фифи тоже есть частично.
дальше:
http://rollingstone.ru/articles/social/interview/10513.html
Tags: rolling stone, Лимонов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments