Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Выступление Кургиняна на 10-й международной конференции по контр-терроризму (перевод)

Оригинал взят у xianyoung в Выступление Кургиняна на 10-й международной конференции по контр-терроризму (перевод)


Запрос на глобальную нестабильность.

Какова цена честного ответа на ключевые вопросы? Цена такого ответа – национальная безопасность. Вот почему так важно получать честный ответ на ключевые вопросы. Но получить такие ответы очень сложно. Много преград на нашем пути. В первую очередь – политическая корректность. Все хотят быть политически корректными. И я в том числе, как и любой другой. Но если мы должны платить за политическую корректность ослаблением национальной безопасности, то лично я отказываюсь платить такую цену. Пусть платит мир, который хочет платить такую цену. Но, может, всё же есть кто-то, не желающий платить такую цену? Может, такие эксперты объединятся для того, чтобы информировать своих соотечественников и консультировать центры принятия решений? Возможно, это как-то повлияет на деструктивные процессы, происходящие в мире. В любом случае, при отсутствии такой возможности, нет смысла исследовать контр-террористические мероприятия. Нам нужен честный ответ на вопрос – кому нужна эта нестабильность? И нужна ли она кому-нибудь вообще? Наверное, есть неполиткорректный ответ, но нам нужен такой ответ!



Что нам говорит анализ содержимого политикорректных тестов, если мы избавим их ото всех красивых слов и выражений? Примерно, следующее…
- Кому нужна стабильность?
- Абсолютно всем, или почти всем.
- Кому, например, не нужна стабильность на Среднем Востоке?
- Мы все работаем ради неё, но просто у нас разные подходы. И когда мы научимся координировать наши действия, мы достигнем стабильности.
- Что за нестабильность? Кому она нужна?
- Да никому не нужна! Все в мире хотят стабильности! Нестабильность возникает ситуативно, или в результате чьей-нибудь глупости. Ну, может и есть несколько плохих парней, которые стоят на стороне зла, и которые хотят нестабильности. Но они хотят её только лишь потому, что их кто-то обидел, или потому что они живут в темноте и невежестве. Но их очень немного. Итак, это борьба многих, кто поддерживает стабильность, против слабого меньшинства, которое против стабильности. А это значит, что мы обязательно выиграем, просто нам надо быть немножко умнее и сговорчивее.

Я только должен сделать одно важное замечание – когда политик на официальном мероприятии говорит, что он выступает за стабильность здесь, здесь и везде – это нормально. Великий Талейран однажды сказал: «Человеку был дан язык, чтобы скрывать свои мысли». Под человеком он, великий дипломат, конечно же, подразумевал дипломата. И когда дипломаты используют язык, чтобы спрятать свои настоящие мысли, я повторяю – это нормально. Но эксперты, учёные не должны прятать смысл за словами. Это очень опасно для морали, науки и национальной безопасности.

Итак, кому реально нужна нестабильность? Я начну с очень простого примера. Вы ведёте войну со своим врагом. Очевидно, вы не заинтересованы в стабильности на территории своего врага. По факту вам нужно совсем противоположное. Я прав?
Теперь давайте чуть усложним пример. Есть вы и ваш конкурент. Вы не находитесь в состоянии войны со своим конкурентом, между вами конфликт. Вы всегда хотите стабильности для своего конкурента? Давайте быть честными – вы практически никогда не будете этого хотеть. Значит ли это, что вы всегда будете пытаться разрушить стабильность конкурента любым способом? Конечно, нет. Если вы законопослушный бизнесмен, вы не будете использовать нелегальные методы. Но если это в ваших интересах, и вы можете разрушить стабильность конкурента с помощью легальных методов, вы, конечно, сделаете это. Иначе вы будете не законопослушным бизнесменом, а просто добрым самаритянином.
Но много ли в современном мире осталось законопослушных бизнесменов? Особенно, когда мы говорим о большом бизнесе, который наполнен большими рисками. Конечно, ещё остались добропорядочные бизнесмены, но их на самом деле не так уж много. Так, анализ мирового кризиса показал, что большинство готово нарушать закон, иногда минимизируя риски, а иногда и принимая риски.

Давайте теперь рассмотрим такой тип бизнеса. Есть вы, и есть ваш конкурент. Вы вовлечены с ним в борьбу, которую давно изучают учёные, окрестившие её «Экономическими войнами». Давным-давно Джордж Сорос в подробностях описал, что такое финансовая война. Даниэль Йорген, учёный с великолепной академической репутацией, давным-давно описал, что такое энергетические войны за нефть и газ. Список экономических войн может быть расширен.
Неужели тот, кто ведёт подобные войны, заинтересован в стабильности своего конкурента? Нет, он должен делать всё возможное, чтобы дестабилизировать своего оппонента. Как мы знаем, для этого существует широкий набор средств.
В чём отличие экономической войны от экономической конкуренции? Конкуренция за нефть включает в себя борьбу за снижение цены и увеличение прибыли, а война за нефть включает в себя саботаж на участках трубопровода вашего оппонента, либо поддержку племён, ведущих междоусобные войны на территории пролегания этого трубопровода. Как ведутся нефтяные, газовые и прочие войны мы знаем. Нестабильность – очень важный элемент таких войн. И многие абсолютно не боятся использовать самые грязные, и самые кровавые средства, создающие подобную нестабильность. Но принадлежат ли эти многие к так называемой оси зла? Их прельщает не зло, их прельщает прибыль! Как принято говорить в таких случаях – ничего личного, просто бизнес.

Пока я только обсудил, как респектабельный бизнес использует недостойные средства в особых формах конкуренции. Важно также помнить, что кроме респектабельного бизнеса, использующего недостойные средства, есть абсолютно недостойный, очень большой, и очень влиятельный бизнес. Я говорю о крупномасштабном наркобизнесе. По оценкам разных экспертных источников общий ежегодный доход наркобизнеса колеблется в пределах от 600 млрд. до 1 трлн. долларов. До вторжения американских вооружённых сил в Афганистан в 2001 г. ежегодное производство наркотиков в Афганистане составляло 185 тонн. Ежегодный оборот с их продажи составлял около 3 млрд. долларов. После ввода американских войск в Афганистан производство наркотиков увеличилось в 40 раз! На 4000%! Я использую официальные цифры управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC). Это значит, что ежегодные доходы с продажи наркотиков, произведённых в Афганистане, стали измеряться в сотнях миллиардов долларов. Эксперты прекрасно понимают, что мы имеем дело с доходами централизованной наркокорпорации. Мы не говорим о доходах мелких наркодилеров. Афганская наркокорпорация – одна из самых больших в мире, но она не единственная. Общий годовой доход мировых наркокартелей, контролирующих Афганистан, Колумбию, Бирму и остальные наркорегионы, повторяю, лежит в пределах между 600 млрд. долларов и 1 трлн. долларов. Такой наркокартель, конечно же, не является пирамидальной конструкцией, управляемой из одного центра. Это сетевая система, но, несмотря на это, она имеет высокий уровень латентной централизации. Нужна ли этой системе стабильность? Конечно, нет! Ей нужна нестабильность – как суть наркоторговли! Но не только ей.
Эксперты знают, что большой наркобизнес, в основном, ведётся на основе бартера «наркотики – оружие». Оружейный барон посещает регионы, в которых воюющие племена, кланы или группы нуждаются в вооружении. Они меняют наркотики на оружие. И чем больше конфликт, тем сильнее они нуждаются в оружии. А наркотики являются платой за оружие. Конечно же, оружейные бароны заинтересованы в подогревании конфликта до возможно больших пределов. И они используют различные террористические группы для того, чтобы контролировать конфликт. Так, у наркобаронов и оружейных баронов существует прямой интерес в расширении нестабильности.
Кроме этого, запрос на нестабильность существует у нарко-оружейных террористов. Мы прекрасно понимаем, что субъектом подобного запроса являются консорциумы, в большей степени связанные со службами безопасности элитных кланов. И здесь нет национального интереса, здесь нет национальных героев. Есть интересы таких вот кланов, которые всё больше и больше становятся транснациональными.
Как мы видим, запрос на нестабильность огромен. Это происходит потому, что нарко-оружейные консорциумы не только получают такие доходы, но и потому, что они инвестируют грязные деньги в различные сферы, включая те, которые непосредственно связаны с политикой. Многие эксперты сходятся во мнении, что деньги от подобных структур играют важную роль во время мирового кризиса.

И, наконец, самый большой, хоть и латентный, источник в запросе на нестабильность. Сейчас я попытаюсь увязать его с остальными источниками.
Уже давно обсуждается экспертами концепция «нового мирового порядка», или, правильнее было бы сказать – «новых мировых порядков» – основанная на доминировании одной страны. Некоторых пугает формирование подобного мирового порядка, другие верят, что только на основе этой концепции можно избежать катастрофы. Новой же разработкой в этой сфере стало обсуждение концепции «нового мирового беспорядка», также известной, как «управляемый хаос». Идея «управляемого хаоса» очень проста – если вы не можете управлять порядком, но хотите управлять, то вы можете управлять беспорядком.
По факту вы управляете другими только тогда, когда вы лучший – более привлекательный, более успешный. Если другие начинают развиваться, у вас есть две возможности: первая – начать развиваться ещё быстрее, тогда, несмотря на то, что другие развиваются, вы будете продолжать управлять ими. Но это возможно только тогда, когда вы можете развиваться быстрее. А если вы не можете развиваться быстрее и даже начинаете отставать в развитии, то вашей основной надеждой будет попытка остановить развитие остальных. Только тогда вы сможете управлять ими. В этой ситуации вы производите естественный и очень сильный спрос на нестабильность и на силы, которые эту нестабильность создают.
Предположим, что эти силы представлены радикальными исламистами, которые вам враждебны. Но если вы сильно нуждаетесь в нестабильности, то, несмотря на этот факт, вы постараетесь с ними помириться и начнёте ими управлять. Потому что вашей основной задачей в этой ситуации является создание нестабильности в странах, которые развиваются быстрее вас, для того, чтобы затормозить их развитие или вовсе остановить его. И в этой ситуации радикальный Ислам вам совершенно не опасен, т.к. он не несёт в себе импульса развития, становясь идеальным оружием и проводником для нового Средневековья и неразвития.
Стать другом радикального Ислама в 2010-м, после того, как вы сражались с ним на протяжении 9 лет, возможно, но только при условии предоставления ему новых возможностей в определённых регионах. На Среднем Востоке, например. Но вы можете предоставить такую возможность, только предав кого-нибудь. У вас нет другой возможности. И очень легко понять, кто будет предан (С.Е. делает паузу и смотрит в зал, всем видом намекая на Израиль), если кто-то пытается подружиться с радикальным Исламом.
В этой ситуации Россия может обсуждать сценарии «нового мирового порядка», но она не будет обсуждать сценарии «управляемого хаоса», т.к. Россия опасается, что этот «управляемый хаос» также распространится и на её территорию. Но не только на её территорию, в первую и основную очередь, он будет устроен на Среднем Востоке!

Итак, существует четыре класса субъектов, заинтересованных в глобальной и региональной нестабильности. Первый заинтересован в военной или политической дестабилизации оппонента. Второй – традиционные бизнес структуры, заинтересованные в нечестном соперничестве – в т.н. экономических войнах. Третий – теневые бизнес структуры (наркотики, оружие, терроризм и пр.). Четвёртый субъект, заинтересованный в нестабильности, – структуры, насаждающие «управляемый хаос».
Таким образом, нестабильность является результатом объединения очень серьёзных сил. Она только тогда может быть преодолена, если мы поймём её суть и противопоставим ей что-либо сопоставимое.
До тех пор, пока мы будем говорить, что террористы представляют собой небольшие группы, и кроме них ни у кого нет заинтересованности в нестабильности, мы никогда не поборем терроризм. Никогда! Мы должны понять реальную суть этого феномена, и тогда у нас появятся реальные инструменты в борьбе с ним, и тогда мы победим!
Спасибо за внимание!


P.S. Также хочу обратить ваше внимание на то, как израильские обозреватели извратили речь Кургиняна на сайте Конференции. Вот перевод:
[...] Сергей Кургинян ещё больше раздвинул границы вопроса растущего влияния радикального Ислама: «Чьим интересам служит нестабильность?» – спрашивает он, указывая на наркоторговлю, которая выросла на 4000% в Иране и в Афганистане, принося их экономикам ежегодный доход более 600 млрд. долларов? Наркотики и выручка от них впоследствии обмениваются на оружие, которое используется для терактов. «Нестабильность» – есть результат сложения очень серьёзных сил, и осознание их составляющих – важно для успеха в борьбе с терроризмом!» [...]

Выступление Кургиняна на 11-й международной конференции по контр-терроризму (перевод)


Tags: Израиль, Кургинян, мировой пожар
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments