Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Истоки либеральной линии нацболов

Похоже, отношения НБП (в принципе, расшифровываться может как Новый боевой путь) с либералами переживают серьезный кризис. В последних материалах Лимонова содержится практически неприкрытая критика недавних либеральных партнеров по Национальной Ассамблее.
У меня есть своя точка зрения по этому вопросу, но мне показалось, что будет интересно вспомнить, как начинался т.н. «либеральный поворот» в истории партии.
Отчетливо этот поворот обозначился в 2004 году, когда стало ясно, что власть в дальнейшем намеревается эксплуатировать национал-патриотические лозунги, заодно дискредитируя их, следовательно, пытаться переиграть ее на этом поле стало просто бессмысленно. Хотя бы по той причине, что правила определяла именно власть.
Многие национал-патриотические организации тогда просто сошли на нет (НДПР, ННП, Партия Свободы и другие). Конечно, процесс их кончины не был мгновенным, и некоторые из объединений до сих пор стараются подавать признаки жизни. Однако процесс регресса внесистемного национал-патриотизма был уже запущен. Впрочем, это тема отдельного разговора, к которому еще есть смысл вернуться.
Руководство и активисты НБП пришли к выводу, что необходимо активизировать т.н. «вектор индивидуализма», который также воплощен в либеральных доктринах действовавших политических структур. При этом нацболы понимали, что индивидуализм либералов обусловлен т.н. рыночным эгоизмом, согласно которому выживать имеет право сильнейший. Индивидуализм в интерпретации нацболов опирается на пассионарность и одаренность, которые способны указать обществу путь вперед.
Понятно, что на первый взгляд эта разница имеет исключительно философский аспект и, кажется, что она не может повлиять на практическую работу. Тем не менее, эта «маленькая» разница давала возможность тем же нацболам в 90-е годы нещадно критиковать стоявших у власти «явных» либералов.
В начале нового века данная разница действительно стала малозаметной, усилиями, прежде всего, самой власти, которая взяла курс на т.н. «силовой» либерализм пиночетовского образца. И, таким образом, появилась возможность взаимодействия, скажем, лимоновцев и «яблочников». Замглавы администрации президента Сурков это почувствовал, и разразился тогда беспокойной статьей о том, что «лимоны и яблоки растут на одной березе».
Конечно, перефразируя газету «Правда» военных лет, следует сказать, что «товарищ Сурков упрощал». Он вообще часто упрощал, что и стало одной из причин идеологического краха кремлевского руководства.
Как бы то ни было, первой ласточкой такого сотрудничества стал пятый съезд НБП в ноябре 2004 года. Проходил съезд не где-нибудь, а в Театре мимики и жеста, что вызвало артистический восторг у делегатов.
Ряд участников и гостей съезда тогда посчитали, что партийцев собрали исключительно для того, чтобы в очередной раз попытаться зарегистрировать НБП. Делегат съезда Сергей Соловей, впрочем, попытался соединить регистрацию и новый партийный поворот: «Может, от общения с либералами мы заразимся легальностью?» Сдается мне, глубинный смысл этого риторического вопроса поняли тогда далеко не все.
Второй день съезда много говорили о событиях на Украине, где вовсю шла «оранжевая революция». Корреспонденту «Новой газеты» Юрию Сафронову даже показалось, что «съезд созывали для того, чтобы поговорить об Украине». Конечно, революционный драйв киевского Майдана вдохновлял нацболов, однако главное все-таки было не в нем. В ходе жарких дискуссий сталкивались мнения относительно глубинного смысла «оранжевой революции», и участия в ней огромных толп жителей украинских городов. Самое интересное, что украинские отделения партии остались в стороне от «оранжевой» бузы, по причине ее «проституированности». С этим никто особенно не спорил, спорили в основном о причинах и практической пользе украинских событий.
Конечно, поверхностный наблюдатель сделает вывод, что «Янукович – пророссийский кандидат, Ющенко – проамериканский». Так утверждают и некоторые политологи. Но обывателям и политологам такие рассуждения простительны – они за свои слова ответственности не несут. У представителей же радикальной политической организации «аналитический нюх», что называется, должен быть обострен. И в этой связи мне показался символичным небольшой диалог двух украинских делегатов – парня и девушки, представлявших разные регионы. К сожалению, я не запомнил их имен. Диалог состоялся во время возвращения в гостиницу «Измайловская», где размещались делегаты. Расспросив девушку о том, о сем, парень вдруг осведомился:
- Слушай, а ты в первом туре за кого голосовала?
- За Ющенко… А то за Януковича как-то совсем стремно….
В этой короткой фразе как раз зарыт смысл победы Ющенко. Несмотря на то, что восток Украины, как утверждают, горой стоял за Януковича, этот «пророссийский» деятель практически не имел шансов на успех. Голосовать за него было «стремно». Потому что жизнь на Украине при Кучме стала «стремной». Иного слова не подберешь. Но словесные баталии-то на съезде разворачивались о России, пусть даже с украинским контекстом. И в воздухе витало, что жизнь в России становится «стремной». Это хуже чем «лихие 90-е». Даже не хуже - подлее. Одно слово – «стремно». И когда этот термин прозвучал, мне стало понятно, что свой так и не озвученный выбор партийного курса делегаты сделали. Они не хотели, чтобы в России было «стремно». И тем же либералам можно дать любое определение, кроме «стремного». В отличие от большинтсва правых и левых оппозиционеров. Поэтому предстояло разрабатывать либеральный партийный вектор.
Tags: НБП, Украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments