Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

Кто про что, а я про музло...

После просмотра видеозаписей концертов решил замутить серию заметок про самый политизированный песенный фестиваль мира. Ясное дело, про «Евровидение». Так получилось, что просмотр начался с фестиваля 1974 года. С него, как говорится, и начнем...

Поехали!...Сериал про «Евровидение»

Глава 74

«Над Португалией безоблачное небо...»

19-й конкурс европейской песни прошел под знаком падения политического режима авторитарного типа. Неизвестно, явился ли триумф бледного хита «Ватерлоо» шведского квартета АВВА результатом изящной операции Интеллидженс сервис и других рыцарей плаща и кинжала, но играющая рука мастеров теневых игр в тот день в английском Брайтоне явно присутствовала.

Дело в том, что трансляция песни португальского певца Пауло де Карвалхо (Paulo de Carvalho) послужила сигналом для начала в его стране т. н. «революции гвоздик». Знай глава режима Марселиу Каэтану (Marcello Caetano), чем обернется для него отправка этого менестреля на Британские острова — наверняка притормозил бы рейс с ним в лиссабонском аэропорту. (Возможно, Путину тоже надо крепко подумать над разумностью участия в бакинском смотре «Бурановских бабушек»:))))

После брайтонского смотра 6 апреля Каэтану был свергнут и бежал в Бразилию, а Карвалхо спокойно ушел в музыкальное небытие. Больше ни в каких громких делах — славных или скандальных — на поп-сцене замечен не был. Возможно, надрывал глотку в придорожных кабаках, вспоминая о той исторической роли, что, вольно или невольно, сыграло его выступление. А, может, получив кучу ништяков от режима победителей, неторопливо в пошлом режиме стал коротать свои дни.

«Революция гвоздик» смела режим «нового государства» в Португалии, существовавшего в этом солнечном государстве с 20-х годов. Но об этом режиме, безусловно, заслуживающем отдельного разговора, речь пойдет в другой раз. Победа на «Евровидении-74» нейтральных шведов, но с песней символически называвшейся «Ватерлоо» должно было напомнить европейской публике о громкой победе союзных войск Веллингтона над совершившим роковой бросок к власти Наполеоном в 1815 году. К слову сказать, французы своего представителя на родину своих исторических противников не прислали под предлогом того, что их президент Жорж Помпиду отдал на высший суд свою душу четыре дня назад. Так или иначе, политической интриги конкурсу их поступок добавил.

Что касается собственно выступлений, то в глаза бросалось обилие крашеных блондинок и мужчин в застегнутых пиджаках и галстуках разнообразной расцветки. Такая «походная» исполнительская форма явно сковывала некоторых участников. К примеру, испанец Перес (Peret) со своим зажигательным фламенко выглядел бледно, даром что терзал гитару не жалея пальцев своих. В конце выступления галстук даже вылез за борт пиджака.

Зато очаровательная финка Карита Хольмстрём (Carita Holmstrom) заставила вспомнить советского капитана подводной лодки и сверхчеловека Александра Маринеско. Который, как знают историки, не устоял перед скандинавским очарованием жительницы страны Суоми, своими прелестями усмирившей воинственный пыл русского подводника. Есть в финских дамах холодная притягательность. Была она и в песне Кариты Хольмстрём. Ее песня с фолк-джазовым привкусом заняла только 13 место. Однако даже под маской финской холодности и строгого одеяния чувственность ей спрятать было непросто. Еще сложнее было британским зрителям оценить ее по достоинству.

Русскому зрителю наверняка бы дюже понравилась израильская группа «Пуги» (Poogy). Ее задорная композиция с налетом «семь-сорок» под названием «Я отдал ей свою жизнь» сильно напоминала советский ВИА «Ариэль», обильно исполнявший народные и псевдонародные песни. Что вполне естественно для страны, где, как пел Высоцкий, «на четверть бывший наш народ». Впрочем, в составе израильской семерки играл Алон Олеарчик - сын уроженца Львова Эдварда Розенфельда и свердловчанки Тамары Любшиной.

Мощно выступила и югославская группа «Корни» (Korni group) с тяжелой балладой с клавишными вкраплениями «Поколение 42». В Советском Союзе она наверняка бы получила специальный приз типа «За ярко выраженную гражданскую позицию». Однако пробиться сквозь слащавые настроения жюри сербам не удалось — только 12-е место.

Вообще-то англичане принимали 19-й конкурс вместо европейского провинциала Люксембурга, у которого, как и положено у живущего на задворках бедного родственника, денег на повторную реализацию столь масштабного шоу-проекта не нашлось. Ведь они уже принимали «Евровидение-73», где взяли напрокат у Франции певицу Анну-Марию Давид (Anne-Marie David), одержавшую победу. Из-за ее успеха они и вынуждены были попросить туманный Альбион не дать музлу засохнуть. И высокомерные лорды сделали вид, что милостиво согласились.

Сам же Люксембург был представлен некоей Иреной Шеер (Ireen Sheer), невзрачно прошагавшей по музыкальной тропинке, проторенной ранее легендарным итало-бельгийцем Сальваторе Адамо (Salvatore Adamo). И умудрившуюся занять почетное 4-е место. У «провинциальных» делегатов, видимо, поджилки тряслись во время подведения итогов: а вдруг снова победит, заставив их несчастное герцогство вновь признаваться в неширокой душе?

Странное 9-е место занял бельгийский певец и художник Жак Устен (Jacques Hustin) со вполне добротной вещицей «Цветок свободы». Видимо, его лиризм и выразительность были чужими на параде невзрачных мелодий.

И эту невзрачность выразительно подала жутко талантливая итальянка Джильола Чинкуетти (Gigliola Cinquetti). Из своего выступления она словно намеренно вытравила свои лучшие черты — внутреннюю кипящую страсть, женственность и даже традиционная обаятельная итальянская хрипотца не прослушивалась. Вдобавок ко всему, ее песню «Да!» на родине подвергли цензуре. В те дни в Италии шел референдум о разрешении разводов, и название песни Чинкуетти могло быть воспринято как агитация. Разводы в Италии тогда все-таки разрешили, а певица, несмотря на все усилия быть серой и скучной, заняла второе место. Высветив в очередной раз, какие свойства исполнителя заправилы «Евровидения» ценят превыше всего. И тому в истории конкурса будет еще тьма подтверждений. Но о них — речь впереди...

На фото португалец, нажавший на музыкальный спусковой крючок в восстании против "нового государства" в своей стране. 
Tags: "АББА", Евровидение, Чинкуэтти
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments