Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Categories:

Об идейных трансформациях власти и грозящих напастях

Вчера в Барнауле состоялась презентация книги Степана Сулакшина и Вардана Багдасаряна «Властная идейная трансформация». Представлял книгу сам Степан Сулакшин — руководитель Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования.

Забегая вперед, скажу, что каждому из присутствовавших политиков, экспертов и журналистов эта книга была презентована, вкупе с другими изданиями Центра.

Перед началом встречи члены экспертного сообщества «размялись» - пожимали руки, обменивались шутками, последними сплетнями из политической реальности, в том числе и виртуальной. К примеру, известный либерал — домоводец (сейчас он председатель ТСЖ) Константин Емешин не без удовольствия поведал главе ИД «Алтапресс» Юрию Пургину как он отчитал чиновника из краевой администрации. «...И я ему говорю: «Ты сидишь тут в кабинете, ничего не решаешь...» - бахвалился Константин Николаевич.

Сам же Сулакшин в тот момент прохаживался по залу.

Его выступление не могло понравиться местным либералам, ибо сделанные на научной основе выводы полностью изничтожали как идейную платформу этих господ, так и всю их политическую деятельность. Емешин это понял сразу. Не знаю, о чем он думал, когда слушал убийственные выводы Сулакшина. Может, вспоминал как в августе 1991 года срывал советский флаг со здания горисполкома Барнаула?

Но в любом случае, он покинул зал минут через 40 после начала презентации. Лидер краевого «Яблока» Александр Гончаренко, временами подкармливаемый западными грантами, тоже всем видом показывал, что готов уйти от столь дотошных идейных разоблачений. Но ему больно хотелось получить книжку, которую раздавали бесплатно. И он подозвал девушку, которая записывала на входе всех пришедших на презентацию, и шепнул ей что-то на ухо. Она кивнула, принесла ему книгу, и он, удовлетворенный, покинул зал.

Главный вывод собственно выступления Сулакшина заключался в неизбежности идейной трансформации власти. Другой вопрос, какой будет эта трансформация и к чему она приведет.

Что касается собственно развития ситуации в стране, то Сулакшин очертил четыре сценария. Первый — смена режима в результате выборов и последующая его идейная трансформация. Впрочем, этот вариант он назвал наименее вероятным. Второй — дворцовый переворот с отстранением от власти части правящей верхушки, когда некоторые «прозревшие» властители страны решают изменить курс. Третий — т. н. «цезарианская» модель, при которой проводимый курс меняется волей одного человека. Нетрудно догадаться, что под этим человеком подразумевается нынешний премьер и завтрашний президент. И четвертая модель — социальная революция, которая способна как оздоровить страну, так и угробить ее. Оздоровление возможно в том случае, если к власти придут левопатриотически настроенные деятели. И гибельный вариант рассматривается в случае либерального реванша.

Сам Сулакшин наиболее благоприятным считает «цезарианский» вариант.

Я лично задал ему три вопроса. Во-первых, меня интересовало, какой класс, по мнению выступавшего, может стать мотором преобразований. На это Сулакшин ответил, что таковым он видит весь народ, который заинтересован в изменениях. Ответ, честно говоря, меня озадачил, поскольку не дает понимания о практическом применении теоретических выкладок, содержащихся в книге. В каком направлении двигаться оппозиционным силам? На какие направления им делать ставку в своей деятельности? Понятно, что нужно бороться в интересах всего народа. Но такая расплывчатость не дает понимания о контурах, к которым должны стремиться здоровые силы.

Во втором вопросе я вспомнил приезд Сулакшина на Алтай в 1997 году, когда многим запомнилось его обличение кампании по выборам президента страны 1996 года. Я спросил о его отношении к заявлению президента Медведева, сделанном на встрече с представителями незарегистрированных оппозиционных политических партий о том, что на выборах президента 1996 года победил не Борис Ельцин.

Сулакшин заявил, что не знает на чем основано это сенсационное заявление главы государства. Ведь «компрометирующие» материалы, скорее всего, были уничтожены вскоре после выборов. И посетовал, что такие необдуманные заявления из уст первого лица страны можно услышать, когда в это кресло попадает случайный человек.

Ответ на третий вопрос об оценке вступления России в ВТО был предсказуем. Отношение отрицательное, и доводы отвечающего были мне знакомы.

Запомнился еще ответ на вопрос депутата краевого Заксобрания Юрия Гальченко. Тот спросил об отношении Сулакшина к «Концепции общественной безопасности» (КОБ-овцам) и движению «Суть времени» Сергея Кургиняна.

О КОБ-овцах Сулакшин отозвался как о патриотическом, но «очень замкнутом» движении. Процитировал Сергея Кара-Мурзу (сотрудничающего с его Центром), назвавшем деятельность сторонников КПЕ «молекулярным сопростивлением».

О Сергее Кургиняне отозвался так: «Это сверхталантливый и довольно богатый человек, в свое время грамотно распорядившийся собственностью, подаренной ему КПСС. Он получает ресурсы как от людей и сил внутри страны, так и из-за рубежа. В отношении его у меня есть некоторые серьезные подозрения. В его связи я часто вспоминаю такого исторического персонажа, как поп Гапон...»

Вот так. А дальше Степан Степанович вспомнил свою эйфорию августа 1991 года, когда он защищал Белый Дом и радовался свалившейся на демократов власти. Интересно, что в то время усилились нападки на Сергея Кургиняна, которого записывали в «идеологи ГКЧП». Позднее их идейные линии сблизились. Во всяком случае внешне. Но вот поразмышлять о перемене мест политических слагаемых и перестановке политических прилагаемых в виде верности принципам и эволюционной конструкции лишний раз не мешает. Особенно когда проводишь столь смелые исторические параллели.

Tags: Гальченко, Гончаренко, Емешин, Кара-Мурза, Кургинян, Сулакшин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments