March 1st, 2009

bers37

Коррупция в оппозиционном движении

Согласитесь, непривычно звучит заголовок. «Откуда мол, и что это за политологические новости»?
На самом деле, ничего странного в этом нет. Если углубиться в происхождение понятия «коррупция», то в переводе с латыни («corruption») оно означает «гниение», «разложение», «распад» и тому подобное. Все эти прелести в полной мере свойственны современной оппозиции. То есть, оппозиция как единое целое, встроена в существующую систему гниения, разложения и распада. И по причине того, что оппозиция в целом ничем не лучше действующей власти, она просто не способна одержать победу над этой властью. Народ подсознательно это ощущает, и потому на выборах те же коммунисты проигрывают партии власти (случаи подтасовок и фальсификаций, конечно же, серьезны, но решающего значения не имеют). Избиратель, идя к урне, подсознательно не желает менять шило на мыло, и голосует за привычное дерьмо. Потому что, отдай он голос оппозиции, дерьмо, лежащее тихо в углу, станет вонять точно также как и дерьмо в центре комнаты. В итоге, вонять станет в два раза сильнее.
Где же искать коррупционные язвы в оппозиционном движении? А примерно там же, где и у действующей власти (с соответствующими структурными пропорциями, разумеется).
Системная оппозиция в лице КПРФ ориентируется на те же ценности, что и власть. Можно вспомнить первого секретаря крайкома Михаила Заполева, который на митинге тряс колбасой (съедобной, а той, что в штанах). Он считает, что если колбасу смогут покупать все и сколько угодно – дела наладятся. Власть старается, чтобы до поры до времени колбасу могли купить многие (чтобы могли купить – это в ее же интересах). Плохо старается, хорошо ли – вопрос другой. Куда, интересно, потом эта колбаса подевалась? И кому ее потом отдал Михал Михалыч? – тоже повод поразмышлять о коррупции.
Однако, есть вещи посерьезней. Скажем, темная история с передачей заполевского мандата банкиру Багарякову. Заполев в Госдуме мог сказать про «осиновый кол в могилу Ельцина» и завоевать этим политические очки. Багаряков такого точно не скажет. Заполев худо-бедно заикался в Госдуме об интересах жителей края, Багаряков же, судя по его высказываниям, об этих интересах имеет весьма смутное представление. Заполев преклонил голову перед аморфной «партийной дисциплиной» - и тем самым подтвердил наличие коррупции в рядах компартии.
Не лучше обстоят дела и во внесистемной оппозиции. Тот же проект «Национальная Ассамблея» не заработал в полной мере именно по причине коррупции в ее рядах. А Гарри Каспаров – мотор Ассамблеи, увы, не смог пресечь многие коррупционные поползновения.
Непонятно, почему долгое время он потворствовал облепившей его левацкой шантрапе? Совершенно ясно, что реальных сил за теми же АКМ, Левым фронтом, РКСМ (б) и прочими не стоит? На Алтае эта публика не откликнулась ни на одно по-настоящему злободневное политическое явление. То, что некоторых членов краевой группы под названием «Левый фронт» попытались притянуть за организацию октябрьского «бунта пенсионеров», заслуга исключительно краевых властей, действовавших неумно и топорно.
Было ясно, что никаких санкций этим ребяткам не грозит – у них хорошая «крыша». Во всяком случае, сотрудник краевого Центра по борьбе с экстремизмом г-н Акимкин рассказал Диме Бычкову немало интересного про этот Левый фронт. Лично я считаю, мои товарищи напрасно не предали гласности сведения, рассказанные им в порыве откровенности. «Крыша», деньги, получаемые алтайскими леваками из Москвы (есть такие данные от компетентных людей из аппарата Госдумы) – это тоже коррупция. Зачем же при таком раскладе они будут бороться против системы, при которой им обеспечено немного деньжат, пиар и некоторые перспективы политического роста? Уж лучше устраивать акции в защиту пидоров, вынашивать проекты по написанию атеистической хрени на автобусах – в общем, имитировать активность, дабы москвские боссы смогли высосать бабло из тех же либералов (кстати, львиная доля этого бабла тупо рассовывается по карманам – и в этом данные «оппозиционеры» не отличаются от власти).
Что касается националистов, то в этой среде, несмотря на наличие честных ребят, тоже не обходится без коррупции. Странные истории с недавними арестами наци-активистов и подозрительная связь этих историй с сотрудниками силовых структур, тоже наводит на размышления.
О пародийных группах, типа «анархистов» и «автономов» говорить не стоит, ввиду незначительности их влияния и ущербности большинства членов.
Как видим, ситуация, на первый взгляд, безвыходна, и светлых пятен в ней не просматривается. Однако, из этого не следует делать вывод, будто оппозиция не в состоянии преодолеть коррупцию. Бороться с ней очень просто – не лгать, не скрывать истинные цели, не допускать двуличия, быть нетерпимыми к «двойным стандартам». В первую очередь, нужна честность намерений и принципов и упомянутая нетерпимость в отношениях с товарищами по борьбе, в своих рядах. Это очистит атмосферу в рядах оппозиции, очистит ее морально и сделает сильнее. Потому что ложь – всегда порождает слабость. А люди это точно поймут и почувствуют, пусть, возможно, и не сразу.