February 15th, 2010

bers37

О социальной гигиене — с Гаити до Украины

Почти с недельным опозданием, но все же расскажу, о чем шла речь на семинаре сторонников КОБы 9 февраля. Лучше, как говорится, поздно, чем... сами знаете, когда.

И снова речь на семинаре Фонда концептуальных технологий зашла о социальной гигиене. Чистоты, значит, хочется людям. Правда, отдельные проявления этой гигиены, прямо скажем, граничили с мистикой. Дело в том, что мистико-гигиенические проявления были обнаружены ведущим семинара Валерием Пякиным в последствиях землетрясения на Гаити, которое по-прежнему живо обсуждается в ходе занятий. Эти проявления заключались, в частности, в том, что была найдена девочка, находившаяся под завалами в течение 15 суток без воды и питья. Нашли и мужчину, который пробыл под завалами 24 дня и кто-то давал ему воду.
А вот грядущий уход Шаймиева с поста президента Татарстана, напротив, чреват загрязнением политического климата. И хотя сходящий с руководящего поста президент получил орден — этот шаг ничего хорошего не обещает. По словам Пякина, Шаймиев «стеной встал на пути тех, кто хотел сделать из Татарстана вторую Чечню». И вот теперь он покидает пост под давлением Кремля. Ведущий семинара подчеркнул, что «при всех недостатках, Шаймиев мог бы сыграть огромную роль в деле становления многонациональной страны».
Далее последовали рассуждения о нашем прошлом, совести, нравственных началах и многом другом. Были и парадоксальные выводы, один из которых заключался в том, что латинский и старославянский языки сильно схожи. Тут, конечно, Валерий Викторович, мягко говоря, погорячился. У любых практически языков можно найти сходства. Но у латинского и старославянского общего ничуть не больше, чем, скажем, у русского и английского. То ли он латынь в учебных заведениях слабо изучал, то ли его знания старославянского оставляют желать много лучшего.
После рассуждений (во многом вполне справедливых) о свободе и нравственности, был совершен новый экскурс в историю. До сведения слушателей было доведено, что после выхода указа об отмене крепостного права в 1861 году многие крепостные крестьяне ему не обрадовались. Мотивировка этого нерадостного восприятия, правда, была дана довольно туманная. Но это на самом деле так было. Ибо царский указ тогда фактически переводил крестьян на положение вольных батраков, но освобождал землевладельцев от ответственности за крепостных. Потому что до указа, при всех практических издержках, помещик все-таки нес ответственность за крепостных. Ясное дело, помещики часто уходили от этого, не соблюдали требования закона, но обязанность такая у них была. И когда помещиков оставили владеть лучшими землями, оставили их хозяевами положения, а крестьян фактически выбросили вон без имущества и зачастую без наделов, многие возмутились. Последовали крестьянские восстания. Ведь свободу и волю, которой «облагодетельствовала» крестьян власть, народ и эта власть понимали по-разному.
В рассуждениях о природе человеческой, политической и общественной воли, г-н Пякин вспомнил фильм «Триумф воли» Лени Рифеншталь. И назвал его «Апофеоз безволия», объяснив тем, что Гитлер всю жизнь «шел за толпой, в то время как советский вождь Иосиф Виссарионович Сталин подчинял толпу высшей цели». Вообще-то, в этом суждении есть явное несоответствие реальности. Интересы большинства германского населения, как раз, не выходили и в ту пору за рамки потребностей обычного бюргера — земля, достаток, семейный уют да кружка пива. И Гитлер как раз сумел подчинить толпы немцев своей воле к мировому господству. И съезд его партии, которому и посвящена лента, как раз о том моменте, когда стало ясно — толпа пойдет вслед за Гитлером, куда бы он этого ни пожелал. И толпа шла. Судя по всему, Рифеншталь прекрасно понимала этот кульминационный момент, который отделил немецкого лидера, поднявшего свой народ из руин от диктатора, бросившего свой народ в пекло мировой войны. Хотя она никогда не признавалась в этом. Но тот, кто внимательно смотрел «Триумф воли», прекрасно понял авторский замысел. И Гитлер вовсе не был заложником страстей, бушевавших в обществе — большинству немцев реванш у стран-победителей в Первой мировой войне поначалу не был нужен. Но с первыми военными успехами, нацию, конечно, охватила милитаристская истерия. И ссылки г-на Пякина, что «Гитлер не осознавал, зачем он заводит толпу» - не совсем верны.
В какой-то момент речь зашла о выборах — нужности или ненужности этой процедуры. По словам Пякина, выборы должны создать у граждан иллюзию, что они участвуют в управлении государством. Кроме того, именно выборы позволяют, считает Валерий Викторович, оценить Глобальному Предиктору каждого управленца и его нужность этому самому Предиктору.
Комментируя же последние политические события и, в частности, выборы на Украине, Валерий Пякин заявил, что «Янукович — это троянский конь, мы получим второго Лукашенко», который мол, подложит, нам не одну свинью. Утверждения эти не имели под собой твердых оснований, кроме как того, что «в 2004 году Янукович, пойдя на третий тур, сработал на вашингтонское лобби и предал и Россию, и своих избирателей». Это таким неуклюжим образом г-н Пякин попытался оправдать внешнеполитические провалы Путина, который в период избирательной кампании, не веря в успех Януковича, поставил на Тимошенко, а также откровенно провалил кампанию в 2004 году. Тогда подручные пиращики сидевшего в Кремле Путина работали на «оранжевых», и когда команда Ющенко-Тимошенко требовала третьего тура Партия регионов растерялась, и не смогла выработать адекватную линию поведения, а из Москвы ей никаких полезных рекомендаций не дали. В общем, украинский вопрос, к слову сказать, завершил тот семинар и при этом остался на нем открытым.