March 14th, 2012

bers37

«Политика расчленения СССР была для США первична...»

Недавнее обострение политической ситуации в России показали, что существует глубокая и прочная связь между событиями внутри страны и драматичными мировыми процессами. В этой связи особый интерес представляет мнение эмигрантов — нынешних и вчерашних. Тех, кто наблюдал эти связи в прежние времена и способен разглядеть их сегодня.
Мой собеседник — один из лидеров общественной организации Союз русского народа Михаил Назаров около двух десятков лет прожил за границей, работая в таких известных эмигрантских структурах, как радиостанция «Свобода» и НТС. И его анализ событий минувших и сегодняшних заслуживает пристального внимания.
Мы решили начать разговор с пресловутого американского «Закона о порабощенных нациях» (до сих пор не отмененного), принятого 17 июля 1959 года и являющегося, по мнению многих исследователей, одним из детонаторов под территориальной целостностью России.



Как, на Ваш взгляд, «закон о порабощенных народах» повлиял на официальную политику США в отношении Советского Союза?
Политика расчленения СССР тут была первична, а принятие закона – ее следствие. Точнее: это официально узаконенный инструмент ее осуществления, точнее – ее оправдание в глазах собственного народа.
Нужно сказать, что попытки ослабления многонациональных империй посредством разжигания вражды между входящими в империю народами и центром не новы, они были всегда в истории империй, со стороны их врагов. В таких попытках часто использовалась лживая пропаганда, поощрение амбиций местных князьков и кланов, однако этого еще не было достаточно. Поощрение сепаратизма удавалось, если для него имелась почва в виде недовольства населения центром.
Взять Российскую империю: например, сколько усилий приложила Австро-Венгрия по созданию и подпитке украинского сепаратизма – безуспешно. В годы Первой мировой войны изменников из украинцев практически не было, они считали себя русскими, даже на выборах в городские самоуправления в 1918 году сепаратисты провалились. Англичане пытались сеять семена сепаратизма в Средней Азии и Закавказье – тоже безуспешно. Потому что и эти окраинные народы, и их элиты были вполне удовлетворены положением в Империи, где царская власть не подавляла их национальные обычаи и религии.
Иное дело в СССР, где власть повела борьбу против религии и национальных "буржуазных пережитков" – это создало почву для недовольства и сопротивления. Очень показателен пример покоренных чеченцев: до революции, в годы Первой мировой войны, из них состояла верная Царю т.н. "Дикая дивизия", а в советско-германской войне население Чечни охотно сотрудничало с немцами. Тогда же впервые в массовом масштабе проявился и украинский (бендеровский) сепаратизм, в котором объединились антисоветские и антирусские черты.
И когда западные демократии перестали нуждаться в коммунистическом режиме (а он был им нужен для разгрома сначала православной России, а затем – европейского национально-авторитарного корпоративизма), к тому же интернациональный коммунизм в СССР в годы войны приобрел русскую национальную окраску – то было вполне логично для Запада как геополитического соперника разыграть карту национальных сепаратизмов. В этом было самое уязвимое место советского режима.
Как этот закон был воспринят в русской эмиграции? Стал ли он причиной конфликтов между представителями народов, входивших в состав Советского Союза?
Русская антикоммунистическая эмиграция традиционно отделяла историческую Россию и ее геополитические интересы от марксистской власти. Разумеется, было много протестов и против "Закона о порабощенных нациях", и вообще против того смешения русских с коммунистами, которое ярко проявилось в этом законе. В нем ведь написано, что все народы в СССР и шире – в соцлагере – порабощены "русским коммунизмом", даже Тибет.
А признаки разобщения в эмиграции между русскими и представителями нацменьшинств появились еще до принятия этого закона, с самого начала Холодной войны. Потому что американцы сразу же стали создавать национальные сепаратистские структуры: "Совет Белорусской народной республики", " Азербайджанский Национальный совет", "Грузинский Национальный совет", Туркестанский национальный комитет", "Союз за свободу Армении", "Северокавказское антибольшевистское национальное объединение", прибалтийские организации, и особенно стали финансировать украинских националистов. Именно украинские националисты (некто Добрянский) готовили проект "Закона о порабоженных нациях".
Все эти сепаратистские организации были объединены в такие структуры, как, например, "Антибольшевистский Блок Народов". Был также создан в Мюнхене "Институт изучения СССР", в котором американцы готовили ядро будущих независимых национальных правительств после падения коммунизма.
Русские организации пытались этому противодействовать. Например, в 1952 г. в Нью-Йорке был проведен "Второй Российский Зарубежный съезд", на котором 103 делегата от политических, общественных, церковных организаций создали "Всеэмигрантское представительство". Но силы были не равны... Всё это у меня подробно описано в соответствующей главе книги "Миссия русской эмиграции".
Насколько влияние этого закона сказывалось на работе НТС и «Радио «Свобода»? Как Вы теперь, спустя годы и открывшиеся факты, можете оценить это влияние?
НТС и "Свобода" – это качественно разные структуры, хотя и финансировались америтканцами. НТС было русской организацией с авторитарной корпоративистской идеологией. Американцы выделяли деньги на антикоммунистическую деятельность всех эмигрантских организаций, в том числе НТС как наиболее активной из них, но не могли диктовать ей свою политику. В частности, НТС всегда выступал против расчленения исторической России и этого закона. Тогда как радио "Свобода" было чисто американским учреждением, во главе стояли американские чиновники, и там сама структура редакций была сепаратистской, хотя прямая пропаганда сепаратизма была запрещена в правилах радиостанции. Отдельные члены НТС работали в так называемой Русской службе "Свободы" и пытались проталкивать в эфир свои материалы в области истории, культуры, Православия. Просили и меня писать соответствующие материалы для радиопередач. Но с появлением "третьей эмиграции" это все более затруднялось, антирусская составляющая радиопередач нарастала, возникали русско-еврейские конфликты, а в годы "перестройки" в мюнхенской эмиграции радиостанцию уже называли "синагогой". На эти темы у меня в те годы вышел сборник материалов "Радио Свобода в борьбе за мiр..."


Окончание следует
bers37

Возвращаясь к Магнитскому....