March 21st, 2012

bers37

Станислав Белковский: Кто войдет в правительство Дмитрия Медведева?

Рыжкову - и Алтай на откуп?! Станислав - ты гонишь!!!!!

Мастер по дрочке
не может быть тут вождем!
Алтайцы тебе - не задрочки!
Мы лучше других подождем!

http://sobesednik.ru/politics/20120320-stanislav-belkovskii-kto-voidet-v-pravitelstvo-dmitriya-medvedeva
bers37

Женская поэзия в "клубном" варианте

Опять опаздываю с фоторепортажами. В минувшую субботу в "Шишковке" проходило очередное заседание литературного клуба.
На сей раз организаторы решили максимально приблизить литературу к народу и к хлебу насущному. В буквальном смысле практически. Дело в том, что на протяжении всего действа в зале находился стол с чайником, плюшками и даже отличным тортом, который смастерила Юля Кречетова.



Вел заседание клуба Михаил Гундарин, который, как обычно, указывал на то, что поэзия открывает массам новые горизонты.



Литератор-миллионер Вячеслав Пасечник был задумчив и рассказывал о тайнах своего романа "Модэ". В метафизические дебри он, благо, уходил в этот раз нечасто.



Вообще, заседание было посвящено женской поэзии. И прекрасные дамы на нем, конечно, же присутствовали. Красивая Саша Вайс прочла стихи и спела.



Я лично задвинул спич, в котором заклеймил постмодернизм и разделение поэзии на женскую и мужскую. Меня в чем-то поддержал эмоциональный мужик. Который еще сыграл на пианино.



Душевно сыграл, надо сказать. В общем, заседание было милым, но не слишком эмоциональным.
Скорее, выдалось более душевным. Что неплохо.
bers37

Николай Фоменко: «Никакой романтики в автогонках нет»

Году в 2006-м в Барнаул приезжал Николай Фоменко - шоумен и автогонщик. Тогда же и появился этот материал в журнале "Автограф".



Пусть даже Николай Фоменко в последнее время и переквалифицировался в автогонщики, публика все равно ждет от него шоу. И хотя перед «Боями чемпионов» он и убеждал журналистов, что предстоящие поединки – дело серьезное, и ни в какое сравнение с «Титанами реслинга» (которых он когда-то комментировал) не идут, это утверждение воспринималось как очередная хохма с подтекстом. Взялся за гуж, то бишь, надел маску весельчака, – не говори, что серьезен…
- Вы впервые выступаете в качестве ведущего подобных поединков (исключая, конечно, «Титанов реслинга»)?
- Да нет, что-то подобное уже было два или три года назад в Москве. Но это были соревнования несколько иного плана.
- А вообще, какой вид единоборств вам импонирует?
- Знаете, я приветствую занятия всеми видами спорта, даже стоклеточными шашками. Хотя бы потому, что сам с четырех лет занимаюсь спортом. И прекрасно знаю, как это непросто, отдавать силы, умение и время занятиям такого рода. Но не являюсь сторонником единоборств в целом, как это ни странно. Скажем, сидеть у телевизора и, затаив дыхание, смотреть схватки боксеров или борцов – не по мне. Но, повторюсь, глубоко уважаю людей, выходящих на ринг или татами.
- За Олимпиадой в Турине следили?
- Я вообще-то не большой любитель смотреть спортивные соревнования по телевизору, но за Играми в Турине наблюдал не отрываясь. Мне кажется, прошедшая Олимпиада сыграла большую объединительную роль на фоне той разобщенности, что царит сейчас в нашем обществе. Народ, словно в едином порыве, переживал за своих спортсменов. Хотя нам и не достает терпимости к тем, у кого что-то не получается.
- Что вы имеете в виду?
- Приведу такой пример. Когда в 2002 году шел чемпионат мира по футболу, там была игра англичан с французами. В это время я летел в самолете вместе с несколькими английскими туристами. И те по приземлении в лондонском аэропорту неотрывно наблюдали за происходящим на поле. И неудачу, когда Бэкхем не забил пенальти, они восприняли спокойно, стойко. Там понимают: это лучший футболист страны, но он не бог, и тоже может ошибаться. У нас же в подобной ситуации спортсмена наградили бы такими эпитетами, которые не представляется возможным воспроизвести. Надо все-таки проявлять гораздо большую терпимость к каким-то срывам у спортсменов. По той причине, опять же, что это тяжкий труд.
- Какими видами спорта вы занимались?
- Сначала фигурным катанием, потом горными лыжами, входил даже в состав юниорской сборной страны. Ну а в последнее время все знают меня как автогонщика.
- Как сейчас обстоят ваши дела на спортивной трассе?
- Нынешний сезон – последний, регламентированный моим контрактом. После него надеюсь уйти, как это принято говорить, «на тренерскую работу».
- То есть, на покой?
- Не совсем. Меня сейчас беспокоит детский спорт. Я уже сейчас занят продвижением наших молодых способных ребят-автогонщиков за рубежом.
- Их влечет романтика этого вида спорта?
- Если вы говоря о романтизме, имеете в виду гонщиков с обветренными лицами и невозмутимым видом, то это далеко не так. Романтики в автоспорте нет. Это часть шоу-бизнеса. Это тяжелая работа, которая похожа на многие другие профессии – скажем, на профессию токаря. Ежедневную и монотонную. Много времени в автоспорте уходит на ежедневную рутину. Те впечатления, которые у меня были об этом спорте несколько лет назад, быстро улетучились. И основное в автогонках для меня – это возможность зарабатывать приличные деньги. Если ты хорошо здесь выполняешь свою работу – ты будешь хорошо зарабатывать. Если нет – ты не заработаешь ничего.
- То есть, автомобили нельзя назвать вашей привязанностью?
- Конечно, нет. Судите сами: я автогонщик, к тому же являюсь редактором журнала «Автопилот». Вы спросите производителя джинсов: любит ли он джинсы? Да он видеть их не может! Так и здесь.
- А ездить на каких авто вы предпочитаете?
- Мне все равно. Машина должна заводиться, в ней должно быть удобно, и она должна довозить туда, куда тебе нужно. Разумеется, она не должна вызывать у тебя раздражения. И все. Сейчас я езжу на «Ауди», новую модель которой мне вручена компанией. Есть у меня еще «БМВ ХР-6» и «Порше» 1985 года выпуска – память о работе с этой компанией.
- Ваша повседневная езда также быстра, как и гоночная?
- Отнюдь. Когда я сажусь за руль, то пристегиваюсь ремнем и стараюсь соблюдать все правила дорожного движения. Потому что автогонки и обычная езда – очень разные вещи.
- Но ГАИшникам взятки даете?
- Я не скажу, что совсем не «помогаю» им финансами, всякое бывает. Но оглушительных нарушений я не допускаю. Меня не часто останавливали. В основном при слишком резвых разворотах и во время езды по ночам.
- На телевидение вернуться нет желания?
- Пока не собираюсь этого делать. В основном потому что не нахожу точек соприкосновения интересов с нынешним телевидением. Да и устал, честно говоря, за время работы в «ящике». И физически, и психологически. Даже будучи академиком «ТЭФИ» я никак не смог привыкнуть к изматывающему режиму работы на ТВ.
- А предложений никаких вам не поступает?
- Возможно, в будущем мы реализуем с Владимиром Познером идею сделать римейк – программу «Одноэтажная Америка». Но пока это лишь проект, неизвестно, получится ли воплотить его. Я вообще не слишком надеюсь на то, что какие-то задумки мне выпадет возможность материализовать на экране. Если что-то и затевать, то спустя года три, когда в нашу жизнь войдет так называемое стрим-телевидение, когда зритель сам будет формировать программу телепередач для себя. Это явление скоро войдет в нашу жизнь и станет вполне привычным.
- Как вы оцениваете сегодняшнее состояние нашего ТВ?
- Мне оно кажется скучноватым. К тому же многие вещи, которые демонстрируются сейчас, уже имели место раньше. Я время от времени смотрю программы и постоянно встречаю знакомые моменты – то, что в свое время делал я или кто-то из моих знакомых. Так что, поражающих воображение идей практически нет.
- В чем причины такого состояния?
- В общей ситуации. У нас в стране в 99 процентах случаев процессами рулят люди, которые не в курсе, некомпетентны. Я лично не горю желанием тратить время на попытки проломить лбом эти стены непонимания и непрофессионализма. В наше время весьма непросто осуществить какую-то задумку, пусть даже она будет сверхгениальной. И сегодня мне для того, чтобы замутить какую-либо телепрограмму, потребуется ничуть не меньше усилий, чем любому новичку. Несмотря на «ТЭФИ», известность и разные громкие регалии.
- Доводилось ли вам бывать на Алтае?
- По-моему, нет. Во всяком случае, за время занятий спортом и во время работы на сцене я не помню такого. Но вообще мне кажется, что люди, живущие на Алтае и вообще в Сибири, не дадут забыть всем остальным об их человеческой сущности. А утрата каких-то человеческих качеств и приравнивание к животному миру, к сожалению, происходит. В живущих на Алтае есть такая пассионарная активность. При этом я сужу по той информации, что есть в Интернете. Среди вас много «не успокоившихся», инициативных людей. И это здорово.
- Вы были знакомы с губернатором Алтайского края Михаилом Евдокимовым?
- Во время его артистической деятельности мы неоднократно общались. Мне кажется, он был хорошим человеком. Он приглашал меня на шукшинские торжества, но как-то не сложилось… При всех его положительных качествах мне никогда не казалось, что он сможет работать губернатором. Что у него есть набор необходимых для этого качеств. И, думаю, для него пребывание на этом посту было мучением.
- Чтобы не завершать на такой минорной ноте, поговорим о забавных вещах. Тем более, что это является составной частью вашего имиджа, как бы вам этого не хотелось. Может, вспомните какой-нибудь забавный эпизод из вашей автомобильной жизни?
- Некоторое время назад мне довелось общаться с простым таким мужиком, водителем. Зашла речь об автогонках. Я ему стал рассказывать о «звездах» этого вида спорта, их достоинствах. Тот слушал меня, слушал, а потом сказал: «Да что мне твой Шумахер! Я вот 30 лет за рулем «КАМАЗа» - вот это экстрим!».