May 29th, 2012

bers37

Чем край наш успокоится?

Политическая конфигурация в крае начинает меняться. В принципе, было ясно, что нынешняя модель сосуществования столь отличных друг от друга интересов в условиях вязкого мира существовать не могут. И не будут.
Эта вязкость наступила после того, как губернатор Александр Карлин снял со своего поста мэра Барнаула Владимира Колганова. Причем это смещение стало результатом политической комбинации, согласованной на уровне администрации президента где-то весной 2009 года. Именно в рамках этой политической комбинации и стоит рассматривать дальнейшие неоднозначные решения, громкие заявления, провокации, так или иначе касающиеся конфликта между администрацией края и барнаульскими властями.
То, что конфликт не будет заморожен до лучших времен, так или иначе следовало из установки, согласно которой Карлин и назначили на пост губернатора региона в 2005 году. Данная установка была бесхитростна и прямолинейна: в Алтайском крае должно наступить политическое спокойствие. И эта установка понятна, если вспомнить общее «стабилизационное» направление политики Москвы в субъектах Федерации. С начала нулевых регион всерьез беспокоил федеральные власти: массовостью протестных акций, деятельностью депутата Госдумы Владимира Рыжкова, избранием на пост губернатора известного артиста Михаила Евдокимова и прочими нервирующими руководство страны факторами.
И Карлин, как бывший работник прокуратуры и искушенный в аппаратных играх чиновник (в неофициальной классификации, принятой в коридорах администрации президента, Карлин имел звание «лиса» - что-то типа крепкого мастера интриг и хитроумных ходов) поставленную задачу выполнил. Местное экспертное сообщество неоднократно «провожало» его в Москву. Надо сказать, порой возникавшие слухи об отъезде распространялись самим главой администрации края. Опять-таки с целью зондажа обстановки.
В августе 2009 года Карлин снова стал губернатором края. Перед этим журналисты гадали: уедет — не уедет? То, что Карлин останется на своем посту, было решено где-то в конце 2008 года, когда тандемократы определили примерный список «зон влияния» в регионах.
В той многоходовке по смещению Колганова (а поначалу губернатор пробовал приструнить мэра краевого центра, что было затеей почти безнадежной) губернатор задействовал ряд политиков и общественников «втемную». То есть, далеко не все, извергавшие громы и молнии в адрес мэра и его команды, понимали, что действуют в интересах другой стороны. Были и те, кто понимал это. Но понимающие безмолвствовали, ибо основания для него были более чем серьезные.
Когда Колганов покинул свой пост, началась процедура отмены всенародных выборов градоначальника. И самое поразительное, что те, кто еще вчера с яростью атаковали мэра, с той же яростью принялись бороться против отмены выборов. И тем самым окончательно себя публично дискредитировали. Самое поразительное, что большинство местных «серьезных политиков» с тем же серьезным видом делали якобы умные заявления, активно светились в кампании протеста, не понимая, что их ходы уже просчитаны неприятелем.
Новая политическая конфигурация стала проявляться в конце минувшего года. Толчком к ней в крае стал декабрьский митинг «За честные выборы». Среди его устроителей были не только отъявленные оппозиционеры, часть из которых полиция вычислила абсолютно точно. Были среди них и те, кого губернатор назвал в свое время «темными силами» и даже персоны в самой команде главы администрации региона.
Конечно, губернатор испытал несколько неприятных минут, когда ему выговаривали за тот митинг. Но игра стоила свеч. Примерно в тот же период случился конфликт столпов краевой власти с медиа-холдингом «Алтапресс». Который, впрочем, назревал давно. И причины здесь, конечно, не только идеологические. И возник новый, отчасти неожиданный, альянс — с теми самыми «темными силами», на битву с которыми было потрачено немало лет. И «темным силам» был дан карт-бланш на новые приобретения. Причем ради этого губернатор пожертвовал некоторыми фигурами, которые оказывали ему всяческую поддержку и демонстрировали преданность. Публично было заметно, что «темные силы» укрепились прежде всего в сфере СМИ, взяв под контроль газету «Московский комсомолец» на Алтае» и интернет-сайт «Банкфакс». Странно, что издатель «МК на Алтае» Игорь Родионов не понял нависшей над ним угрозы, черты которой стали проявляться еще в начале зимы.
Теперь новый альянс нацелился на ИД «Алтапресс». Конечно, забрать его под свой контроль полностью будет весьма непросто. Но можно будет не заглотить его целиком, а всего лишь «надкусить». Тем более, что у «темных сил» есть вполне успешный опыт столкновения с этой медиа-империей: можно вспомнить отнятие права на издание газеты «АиФ» на Алтае». Впрочем, такой поворот не совсем устраивает команду губернатора. Ее капитан понимает, что чрезмерное усиление недавнего оппонента чревато интригами куда более высокого порядка. Между тем, сигнала «отбой» из столицы ему пока не подавалось. А, значит, генеральная формула — спокойствие в центре через спокойствие на месте (для тех, кто не понимает, напомню, что есть еще формула «спокойствие в центре через регулируемые волнения на месте») не отменена. Однако, нынешняя ситуация требует смены формулы. Решится ли на нее правящая команда. В этом, по большому счету, и должен будет состоять анализ грядущих событий в крае.
bers37

Информационные катастрофы. Сергей Переслегин

Оригинал взят у m_kalashnikov в Информационные катастрофы. Сергей Переслегин
http://znatech.ru/proekty/fbarrier/informacionnye_katastrofy/
Катастрофа это всегда плохо… это понятно. А на что в действительности реагируют люди и СМИ? Как отличить правду от управляемой истерии? Ищите кому это выгодно. Выступление Сергея Переслегина на ИНТЕРПРЕССКОНе 2012


</div>
bers37

Такое вот, на х..., братство

На днях я ходил к своему отцу, который живет неподалеку. Решил я пройтись по тенистому зеленому небольшому коридорчику. День все-таки выдался теплый, немного тенька не помешало бы, думаю. Коридорчик этот, где растут ветвистые деревья, расположен под окнами дома №56 по улице Попова.
Неподалеку от входа в коридорчик на земле валялась пустая пивная бутылка.



Думаю, это дело нынче почти житейское, такое свинство уже привычным стало.
Но вот вошел я в этот коридорчик тенистый. И внутри его такой пейзаж.

Collapse )