August 15th, 2012

bers37

Умер Сергей Капица

Умер академик Сергей Капица.
В нашем тоталитарном детстве не было Дома-2, у нас было "Очевидное-невероятное".

Спасибо за науку.
Земля пухом.

Хотел написать что-то подобное, но встретил эти проникновенные слова здесь:
http://oper.ru/news/read.php?t=1051610878

ЗЫ. Я лично прощу власти любые зажимы политических свобод, любые лишения и недостатки, если в стране появится такая ситуация, при которой тиражи научных журналов достигнут советского уровня, в вузах появятся бешеные конкурсы, если рейтинги научных программ ТВ превысят рейтинги развлекательных, если детишки станут мечтать стать учеными, писателями, космонавтами, летчками. Если на первых полосах газет (хотя бы ежемесячно) крупными буквами будет появляться сообщение о новом научном открытиии, а наши ученые будут желанными гостями в школах, клубах, трудовых коллективах и пр. В общем, вы поняли. 
bers37

Лев Пирогов - Не ждали (Прилепин Riot) - Русская платформа

http://rusplatforma.org/publikacii/node761/

Приехал с дачи, а тут такое.

Яростно одобряю. Давно пора было принматься за биографию нашему лысому.

А то какой-то он был… Как Коэльо. И для девочек, и для мальчиков, и для пожилых тётенек.

А надо – как архангел-тяжелоступ: НАТЕ!.. И не заметил, пошёл дальше. Отсохнет.

Вот тут Прилепин пока не на высоте. Дрогнул, пустился в объяснения… Что для правого человека нехорошо, а для супергероя концептуально нечисто.

С другой стороны, глупо делать вид, что ничего не произошло, если наступил в говно, и оно воняет. Тут приходится чиститься, а мирно счищающий говно с подошв человек редко выглядит натурщиком для памятника героям-первопроходцам.

С ещё более другой стороны, не очень ответственно для взрослого мужчины принимать гордый вид, когда тебе вот-вот устроят «вон из профессии». Ведь либеральное общественное мнение – это не только житница и кузница (забыл, кто тебя куёт и кормит?), это ещё и Сталин сегодня. Даже родственникам и знакомым Ольшанского пришлось в своё время напрячься, чтобы сохранить мальчика, а тут всего лишь какой-то милиционер из Нижнего Новгорода.

Примечание: лет десять назад видный (уже тогда) и юный (тогда ещё) либеральный публицист Дмитрий Ольшанский написал статью «Как я стал черносотенцем». Бурленье было точь-в-точь таким же: требовали раздавить гадину и падали в обморок.

Тогда сработало понятно что: предательство. Митя собрал кучу либеральных поклонников – и переметнулся. А что сработало сегодня? Они все чего ждали-то? От Прилепина, национал-большевика в анамнезе?

Можно ответить просто и неинтересно, а можно как я люблю.

Ну давайте сначала просто.

Никто в страшного национал-большевика не верил. Верили в скромного, приятного во всех отношениях, с лысой головой и волосатой грудью. «Ах, у него там, наверное, ещё и кубики!» – щурилась задумчиво сама Татьяна Толстая. (Кубики – это на животе когда.) А если он где-то что не так говорил, то, во-первых, сам же и исправлял ошибку, а во-вторых, все понимали, что это для имиджу, пиару и по работе.

И сейчас бы так поняли, как бы не измученность вопросом о Пусси Риот. В такой великий и ответственный момент, когда все лучшие представители человечества напрягают силы в борьбе Света против Тьмы, когда вот-вот должна решиться судьба не только девочек и их несчастных малюток, но и – чего уж там – всего мира, вдруг такой предательский удар с его стороны.

Будто плюёт в подвиг Пуссей, находящийхя на переднем крае борьбы со сталинизмофашизмом.

И наверняка там жир, а не кубики.

А теперь трудный и непонятный ответ. Вот смотрите. Ну написал бы всё то же самое какой-нибудь массово известный писатель Стогов или Минаев. Или социально-серьёзный Роман Сенчин.

И ЧТО?..

Ничего ровным счётом.

Дело в том, что все перечисленные – неудачники. Минаев провалил родному издательству все проекты, кроме первого, и светит рылом на каком-то интернет-недоразумении вместо нормального телевизора. Стогов – ну тут физика души, высокое петербургское сиротство всему виной. А Сенчин и на пресловутом конкурсе из анекдота займёт второе место.

А вот Прилепин – удачник. Лютый. В этом вся соль.

Когда что-то противоречащее твоим убеждениям говорит человек-недоразумение, он тем самым лишь подтверждает своё ничтожество. Своё несоответствие генеральному курсу объективного исторического развития. А вот когда говорит человек Успешный…

Успех – это Объективный Критерий существования.

В мозги болвана-рыночника сия интуиция вбита прочно. И не гайдаром-чубайсом каким-нибудь, а ещё аж Блаженным Августином, из-за которого де Артаньян дрался на дуэли с де Арамисом.

Предвкушая сладость объяснения с читателем Александром Логиновым, разверну мысль. Августин в юности грешил гностицизмом и почерпнул у этих совершенных людей Света (кстати, именно гностики являются культурным прообразом либеральной интеллигенции, отсюда, в частности, её маскируемое «подлинной религиозностью» антихристианство) – почерпнул некоторые воззрения, которые впоследствии развернул в концепцию Абсолютного Предопределения.

Абсолютное Предопределение означает, что всякий человек заранее приговорён либо к Спасению, либо к вечным мукам и судьбы своей изменить не может. Церковь отказалась от этой концепции, приняв вместо неё куда более прозаическую и банальную концепцию Провидения – то есть «смотря как будешь себя вести».

Макс Вебер в своём супербоевике Die protestantische Ethik und der Geist des Kapitalismus заметил, что протестанты (прежде либеральной интеллигенции воспринявшие от гностиков много всего полезного, начиная с основополагающей концепции «все дураки и не лечатся, одна я стою в белом платье красивая») восприняли концепцию Абсолютного Предопределения, развив её следующим образом: «Тех, кого Бог любит в вечности, он любит и при жизни, значит, если тебе в жизни везёт, то ты и после смерти будешь спасён».

Из этого следует известное протестантское упорство в труде (добиваясь жизненного успеха, ты психологически как бы добиваешься Царствия небесного), но отсюда же следует и признание этакой «сверхправильности» успешных людей, их «надсудности», превосходства над «просто людьми».

Стихийный бессознательный протестант (он же – болван-рыночник) готов лизать задницу Успешному Стяжателю в любом его, Успешного Стяжателя, виде: от Ахматовой до Ходорковского – и от Андреймичь Сахарова до Ксюши Собчак или про кого там в журнале «Семь дней» печатают.

Успешный человек для болвана-рыночника вроде апостола или пророка. (А расстояние от либерала до рыночника – короче воробьиной пиписки, ибо Рынок есть универсальный механизм Свободы Выбора, то есть единственно доступной Неметафизическому Человеку свободы вообще). Апостол или пророк всегда прав – не потому, что он такой человек хороший, а просто потому, что он иллюстрация онтологического закона. Даже если и несколько парадоксальная, необычная иллюстрация: скажем, любит шлюх или человека убил. Всё равно. Успех – это вроде как «Бог есть» для них.

(Интересно: пишу, а в другое ухо жена рассказывает, как хорошо стало в районе станции метро Петровско-Разумовское с тех пор как там закрыли рынок. А раньше было плохо, потому что где рынок, там всякая грязь и нечисть, поясняет она.)

Ну так вот, Прилепин (человек, принципиально и демонстративно успешный во всём: в семье, в работе, в творчестве) как бы говорит своим поступком: смотрите, бог любит того, кто нассал в вашей синагоге! А вы козлы, вы неправильно поклоняетесь вашему божеству. Оно ссыт на вас вместе со мной. Дух дышит где хочет, а не где положено. Он у меня в промежности, а не у вас в алтаре.

На месте умного и честного перед собой либерала, я бы в этот момент просветлился, как Генри Миллер на соответствующих знаменитых страницах «Тропика Рака». Но либерал слишком примитивен, чтобы ради прозренья души отказаться от кровожадной мстительности.

Как правильно написал Топоров (вступаясь за моментально, без судебных проволочек приговорённого и приведённого в исполненье Прилепина), русские аристократы и русские интеллигенты при всём присущем им мудачизме всё-таки перед Сталиным на колени не становились (в основном, просто тупо вымирали и всё), а советские интеллигенты – становились, даже когда от них этого никто и не требовал, и именно этого теперь Сталину не могут простить.

Известно же, меньше всего мы склонны прощать людей не за то, что они делали, а за то, что делали мы.

Удивительно, но факт (деликатно подмеченный тем же Прилепиным, но чересчур деликатно): простым людям, скажем, наплевать на Троцкого при том, что он расстреливал их целыми деревнями, а Сталина так даже и полюбливают (при нём до войны, вопреки огоньковской мифологии, действительно «жить стало лучше, жить стало веселей» – по сравнению с предыдущими героическими десятилетиями). А свободолюбивый интеллигент не может простить тирану недополученного. Квартиры в писдоме, Сталинской премии, персональной пенсии, чувства собственного достоинства, утраченного рая детства, в котором папа-комиссар в домике на Набережной так славно жил.

Читаешь, скажем, дневники сына Цветаевой, или письма Пастернака, или воспоминания Чуковской – всюду одно и то же: тщеславие, себялюбие, зависть, жадность и приспособленчество. Трудно заподозрить этих людей в фальсификациях.

Ладно, в общем. Смешно мне после дачи смотреть на этот жалкий дрыщ.

Толоконникова, Ахматову прогони.

Музыка!

Лев Пирогов
bers37

Юнна Мориц о Pussy Riot и оппозиции

Свободой кормится война.
Убийство - главная свобода
Войны, которая пьяна
Свободами, что слаще мёда:

На труп мочиться, гадить в храм,
При том испытывая чувство,
Что это - никакой не срам,
А грандиозное искусство

Свободомыслящей войны,
Свободомыслящих баталий,
Искусство прущей новизны
Из гениальных гениталий,

Войны всемирный фестиваль,
Войны всемирная свобода,
Войны, которая - мораль
Свободы и свободы мода.

Свободы мода - гадить в храм,
На труп мочиться, уповая,
Что это - никакой не срам,
А роскошь, слава мировая!

И если вдруг посмеет тварь
Тебя судить, так нет сомнений:
Ты - узник совести, бунтарь,
Герой войны, искусства гений.