August 30th, 2012

bers37

Как "белые" в Барнаул прорвались

"Белые" прорвались в Барнаул вечером 28 августа. Незадолго до этого на афишных тумбах, столбах были расклеены объявления о прибытии "звезд" оппозиции: Пономарев, Удальцов, Гудков (не уточнялось, какой из них), Немцов и вроде еще кого-то обещали.
Неважно, кого обещали. Важно, что наебали (пардон за мат!). Удальцов, будучи в Барнауле недавно, обещал, что "привезем и Собчак, и Навального" и черта в ступе. Но появился только депутат Госдумы Пономарев, да малоизвестный лысый мужик либеральной внешности по фамилии Шнейдер. Еще меньше фамилии и регалий (а он работал в мэрии Москвы у Лужкова - то ли Михалыч лысых, как и он сам, уважает?) народ интересовали его мысли, которые этот Шнейдер, однако, высказывал.
28 августа вечерком они приехали в Барнаул, раздали ЦУ своим малочисленным сторонникам декабрьского пошиба, наверное, накатили с ними. Утром, не опохмелившись, поди, в девять часов давали пресс-конференцию.
Насчет несостоявшегося опохмела версия может быть правдивой, ибо Илья Пономарев усиленно пил воду, несмотря на то, что жары не было.

Ответы на вопросы были вполне предсказуемы. Пономарев, известный в левом движении, говорил за социальную справедливость, а что говорил Шнейдер - запомнили немногие. Этот Шнейдер еще книжку раздал, про "раба на галерах", ходил предлагал. Эту книжку я видел в интернете, бумаги лишней мне дома не нужно и, в отличие от большинства, брать ее не стал.
Пономарев, надо сказать, отвечал временами неплохо. Сказал, что душу его ранит несовпадение позиций с такими людьми, как Сергей Кургинян, Александр Проханов и ряд других, с которыми он "на 90 процентов согласен".
Он также сказал, что лозунг "за честные выборы вряд ли способен увлечь большинство граждан - их волнуют, чаще всего, социальные проблемы". Ага, я лично нашим "декабрятам" про эту их тупую мульку "за честные выборы" говорил давно, но те, будучи дураковатыми, даже не воспринимали долгое время, о чем это я. Они же пародисты столичных знаменитостей, не более. Ни одной свежей мысли (достаточно послушать их выступления на митингах) так и не родили.
Какой-то мужик двинул речь "за русский народ".

Прожженный либерал Шнейдер, надо думать, морщился от этих слов. Но виду не показывал.
Забавным было выступление ветерана барнаульской демократии и грузинского националиста Джамбула Абесадзе. Ранее я называл его даже грузинским фашистом (за поддержку грузинской агрессии и лжи по этому поводу) - не вижу повода отказываться от тех формулировок. Этот Абесадзе был в числе тех, кто срывал советский флаг со зданий органов власти в Барнауле, за что и получил чмошную медальку "защитника свободной рассыы".

Надо сказать, Абесадзе всегда был скучен и догматичен. И этот раз не стал исключением.
После пресс-конференции (во время которой Пономарев признал, что "большинство граждан между Путиным и Немцовым, конечно, выберут Путина") толпа высыпала на улицу для "встречи с депутатом Госдумы" на свежем воздухе.
У гостиницы "Центральной", где пресс-конференция проходила, стоял какой-то крендель (по ходу, студент) с плакатом. Ясно, что чувак проплаченный. Честно говоря, очень не люблю таких мудаков, выходящих за бабло протестовать. Даже против лиц, являющихся большими оппонентами.

Пономарев вступил с ним в диалог, продолжавшийся несколько минут.

К выводам никаким собеседники не пришли (чего и стоило ожидать). Затем все отправились к памятнику Ленину, где общение продолжилось. Всего на площади Советов было около 50 человек.

Внимания миллионов к оппозиционному автопробегу привлечь не удалось.
Вообще, есть сомнения, что осенний этап борьбы двух буржуазных группировок станет успешным для той из них, что в нулевые годы была оттеснена от власти.
Впрочем, осень покажет.

bers37

Кто расстрелял пленных польских офицеров в Катыни - ФОРУМ.мск

http://forum-msk.org/material/fpolitic/9571222.html

Арсен Мартиросян, историк 29.08.2012

Польским властям вновь неймётся. В который уже раз они устраивают пропагандистские пляски вокруг фальшивки, запущенной в своё время министром пропаганды Третьего рейха Геббельсом, о том, что НКВД СССР по приказу Сталина весной 1940 г. расстрелял тысячи польских военнопленных офицеров.

КАК ИЗВЕСТНО, фальшивка эта со временем обросла соответствующей “документацией” и стала чуть ли не официальной версией. Но ведь есть и подлинные документы, есть блестяще, прежде всего документально, аргументированные книги современного историка-исследователя Юрия Игнатьевича Мухина — “Катынский детектив” (М., 1995) и “Антироссийская подлость” (М., 2003). Книги, в которых с абсолютной исторической точностью доказано, что расстрел поляков в Катыни — дело рук гитлеровских варваров!

Не будем здесь касаться документальных свидетельств военных и послевоенных лет, неоднократно публиковавшихся. Есть и другие свидетельства, не менее убедительные.

За период кратковременного действия советско-германских договоров о ненападении и о границе в период с 23 августа 1939 г. по 22 июня 1941 г. органы госбезопасности СССР раскрыли 66 резидентур германской разведки на советской территории, разоблачили 1569 германских агентов, из них 1338 — в западных областях Украины и Белоруссии, а также в Прибалтике. Кроме того, непосредственно на границе было обезврежено свыше 5000 германских агентов, разгромлено около 50 оуновских отрядов, подготовленных германской военной разведкой.

Так вот, ни в одном из этих случаев не было захвачено каких-либо документов и ни разу ни от одного из арестованных не были получены сведения о том, что германская агентура хоть раз сообщала в Берлин что-либо отдаленно напоминающее о расправе советских чекистов над польскими офицерами. Не было получено и каких-либо сведений о том, что им хоть в какой-либо форме давали задания по этому вопросу. А ведь, по фальшивке, расстрел польских военнопленных был совершен якобы ещё весной 1940 года.

Уж поверьте, если такой факт имел бы место, то тевтоны обыграли бы эту ситуацию в свою пользу. Геббельс своё дело знал. Когда, например, во время западного похода (разгром Франции) вермахт захватил документы, свидетельствовавшие о планировании Великобританией и Францией бомбовых ударов по советским центрам нефтедобычи и переработки на Кавказе и в Закавказье, Берлин немедленно опубликовал их, поиздевавшись и над англо-французской коалицией, и над Москвой. А что могло бы им помешать осуществить такую же публикацию или провокацию, если бы они хоть приблизительно знали, что Советы расстреляли польских офицеров?!

Далее. Во время освободительного похода на Западную Украину и в Западную Белоруссию были захвачены документы польской приграничной “пляцувки” (разведотделения), которая занималась разведкой в приграничных районах Советского Союза. Оказалось, что “пляцувка” имела агентуру не только на Украине (в Киеве), не только в Белоруссии (особенно в приграничных районах), но даже и в глубоком тылу СССР — в Сибири (в Новосибирске), в Средней Азии (в Ташкенте). Часть ее была обезврежена. Другая часть сумела временно уйти из поля зрения органов госбезопасности СССР.

С точки зрения разоблачения подлого мифа о расстреле советскими чекистами польских офицеров, может, и хорошо, что часть польской агентуры на некоторое время выпала из поля зрения органов госбезопасности СССР. Потому как до нападения Германии на СССР ни один из временно оставшихся на свободе польских агентов “пляцувки” никогда не сообщал о каких-либо фактах якобы имевшей место расправы советских органов госбезопасности с пленными польскими офицерами. Если бы был хоть малейший признак этого, то, смею вас уверить, беспрецедентное русофобство руководства польской разведки того времени автоматически взяло бы верх и тут же по дипломатическим каналам был бы поднят шум на весь свет, что, мол, большевики перестреляли их офицеров.

Тем более что полякам было легко это сделать, потому как ещё в ноябре 1939 года находившееся тогда в городке Анжер (на северо-западе Франции) эмигрантское правительство Польши (создано 30 сентября 1939 г.) официально объявило войну Советскому Союзу. Обвинить противника в жестокой расправе над военнопленными (к слову сказать, это идиотское объявление войны Советскому Союзу как раз и привело к тому, что из интернированных польские военнослужащие, в том числе и офицеры, превратились именно в военнопленных) — самое милое дело! Тут уж включилась бы вся “демократическая общественность” Запада. Но ничего подобного поляки не делали вплоть до 1943 г., то есть до тех пор, пока Геббельс не “осчастливил” их своей варварской мистификацией. Следовательно, у польской разведки не было ни малейших сигналов по этому поводу, как не было и самого такого варварского события. Пока из-за начавшейся войны эти польские офицеры, к глубокому сожалению, не попали в руки гитлеровцев.

Но до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз польские военнослужащие, по милости своего же эмигрантского правительства ставшие военнопленными, находились под защитой Женевской конвенции от 27 июля 1929 г. об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях. Советский Союз официально присоединился к этой конвенции ещё 12 июля 1930 года. Полностью юридическое оформление этого присоединения было осуществлено должным образом уполномоченным наркомом по иностранным делам СССР М.М. Литвиновым 25 августа 1930 года: РГАСПИ (ранее — ЦГАОР СССР). Ф. 9501. Oп. 5. Ед. хр. 7. Л. 22. Советский Союз строго соблюдал положения этой конвенции.

После начала Великой Отечественной войны находившееся в Лондоне руководство польской военной разведки не без нажима британской разведки пошло на сотрудничество с советской разведкой. В первых же контактах выяснилось, что поляки располагали глубоко законспирированной агентурной сетью не только на оккупированной гитлеровцами территории Польши (а также почти во всех странах Европы), но и на бывших польских территориях, которые в 1939 году были заняты войсками Красной Армии и в результате отошли к СССР. Более того, оказалось, что польская военная разведка обладала действительно хорошими агентурными возможностями на этих территориях и была в состоянии добывать практически любые сведения о действиях как немецких, так и советских властей. Так вот, за весь период сотрудничества с советской разведкой руководство польской военной разведки ни разу не предъявило никаких претензий и уж тем более протестов в связи с якобы имевшими место расстрелами.

Во время переговоров в июле 1941 г. с советским послом в Лондоне И.М. Майским о заключении между СССР и Польшей пакта о военной взаимопомощи против гитлеровской Германии также не возникло никаких вопросов по этому поводу. Напротив, поляки настойчиво требовали полного освобождения всех своих граждан, находившихся в советском плену. Выходит, требуя их освобождения, поляки заведомо и твердо знали, что Советы никого из этих пленных не расстреливали. По настоянию польской стороны и с санкции Сталина такая формулировка была отражена в особом протоколе к пакту (подписан 30 июля 1941 г.). Она гласила, что правительство СССР “предоставит амнистию всем польским гражданам, содержащимся ныне в заключении на советской территории в качестве ли военнопленных, или на других достаточных основаниях” (“Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны”, М., 1944, т. I, стр. 121).

И когда в декабре 1941 года в Москве состоялась встреча польской делегации со Сталиным, то по данному вопросу Верховный Главнокомандующий ответил коротко, но ясно: “Мы освободили всех, даже тех, которые прибыли в СССР с вредительскими заданиями генерала Соснковского” (министр обороны в польском эмигрантском правительстве в Лондоне. — А.М.).

Очевидно, что и в 1941 г. поляки никак не поднимали тему якобы расстрелянных НКВД польских офицеров. А ведь любой визит любой правительственной делегации в иностранное государство априори обеспечивается информацией разведки. Тем более во время войны. Значит, и на тот момент польская военная разведка не располагала никакими сведениями на этот счет, и всего лишь по той простой причине, что советские чекисты не устраивали такого варварства. Агентурная сеть на этих территориях в любом случае зафиксировала бы расстрел нескольких тысяч польских офицеров, тем более что польская разведка вела негласное наблюдение за ними. Подчеркиваю, что прямо или косвенно польская агентура узнала бы об этом и по радио (по данным советских органов госбезопасности, она практически вся была радиофицирована) сообщила своему руководству в Лондон. Но ничего подобного не было.

Ну и, наконец, самые убойные аргументы. В направленном в Генштаб и ГРУ “Спецсообщении о подготовке Германией войны против СССР” от 3 июня 1941 г. разведотдел Западного особого военного округа сообщил уникальную деталь, связанную с интернированными польскими офицерами. Было установлено, что забрасывавшаяся германской военной разведкой на советскую территорию агентура имела в том числе и задание выяснить, “призываются ли в Красную Армию офицеры бывшей польской армии, если да, то каково их отношение к этому мероприятию и их моральный облик”! (Кто не верит, пусть заглянет в архивы: РГВА Ф. 113А. Оп.1448. Д. 6. Л.181—187).

А это означает, что в указанное время все превратившиеся из интернированных в военнопленных бывшие польские военнослужащие были живы. То есть НКВД СССР их не расстреливал! И германская военная разведка твердо знала об этом. Ибо (к сожалению — для предвоенной ситуации, но к счастью — в связи с так называемым Катынским делом) она была осведомлена о развернутом в приграничных военных округах интенсивном строительстве аэродромов, в котором польские военнопленные, включая и офицеров, активно использовались.

Дело в том, что в соответствии с постановлением от 24 марта 1941 г. Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) в целях обеспечения боеспособности ВВС страны в новых условиях на НКВД СССР были возложены функции аэродромного строительства в западных приграничных округах (ЗАПОВО). Во исполнение данного постановления приказом НКВД СССР № 00328 от 27 марта 1941 г. в составе НКВД было организовано Главное управление аэродромного строительства — ГУАС. Работы в ГУАС велись силами заключенных, приговоренных к исправительно-трудовым работам, а также польских военнопленных, которые трудились на строительстве 11 объектов ГУАС в ЗАПОВО.

По состоянию на 15 июня 1941 года на объектах аэродромного строительства в западных приграничных округах использовались 225791 заключенный и 16371 польский военнопленый, в том числе и офицеры. Кто не верит, пусть заглянет в архивы: ГАРФФ. 9414. Оп. 1. Д. 1165. Л. 60. Вот почему германская военная разведка и ставила перед забрасывавшейся на советскую территорию агентурой задание выяснить, “призываются ли в Красную Армию офицеры бывшей польской армии, если да, то каково их отношение к этому мероприятию и их моральный облик”. Абвер достоверно знал, что все польские офицеры живы и используются Советами на строительстве оборонительных объектов в западных приграничных округах. К глубокому сожалению, в суматохе и неразберихе первых мгновений войны польские военнопленные попали в лапы к гитлеровцам. А дальше — та самая трагедия в Катыни...

Сколько же еще нужно фактов и доказательств, чтобы раз и навсегда покончить с чудовищной фальшивкой, столько лет отравляющей отношения между нашими народами?


bers37

ТЮРЬМА И ВЕРА

Оригинал взят у shevchenko_mlв ТЮРЬМА И ВЕРА

Тюрьма – одно из самых омерзительных изобретений человечества.

Солженицын писал: «Благословение тебе, тюрьма, ты сделала меня человеком!» - подразумевая, что благодаря тюрьме он «исправился наоборот» - перестал быть покорным Системе кроликом, но обрел свою внутреннюю свободу через веру и тюремное братство, всегда враждебное государству (советскому, в его случае).

Я пришел в Церковь в середине 80-х под влиянием людей, сидевших в тюрьмах за христанскую веру (православного Огородникова, католика Сваринскаса, баптиста Федотова), и всегда буду против тюремных сроков за слова и убеждения. Пусть даже противоречащие моим.

Поэтому я утверждал и утверждаю, что если пусей и наказывать, то не за критику  власти, а за оскорбительные для православных действия в храме.

Следствие же и суд повернули дело так, что все уверились в том, что именно за слова и песенку их и карают.  И срок в два года только  подтвердил эти подозрения.

Но за критику Путина и Патриарха – они не должны были пострадать ни на йоту!

А за безобразные и оскорбительные пляски в храме  – подметать улицы Москвы.

Протоиерей Владимир Вигилянский, протоиерей Максим Козлов и многие другие, в безупречном священническом служении, которых не сомневается ни один вменяемый человек, призывали их отпустить из СИЗО.

Почти все православные, кого я знаю, призывали к тому же. Были и те, кто считал, что можно и судить, но не в клетке с наручниками на запястьях и без собак. И завершить суд и следствие за несколько недель.

Церковь устами очень популярных и известных своих служителей с самого начала была ПРОТИВ тюрьмы.

Но выступала за порицание и общественные работы для пусей.

Общественные работы и тюрьма – это принципиально разные вещи!

Тюрьма – инструмент уничтожения человека! Нет, и об этом вопиет русская классика, никого, кто бы «исправился» благодаря тюрьме.

Сроки, которые дают сегодня в России – чудовищны, безумны и преступны.

Только слепые и глухие могут говорить, что не слышали о ЖУТКИХ сроках для мусульман (10, 12, 15, 21, пожизненное), которые дают российские суды.

Дают порой за книжку, за фразу, за высказывание, за критику властей, за плакат на стене, за желание молиться не так, как указывает поставленный спецслужбами муфтий, за разговоры с друзьями, за недовольство властями.  

Их бьют и пытают – они заявляют об этом, пишут письма из СИЗО, где сидят порой по СЕМЬ ЛЕТ!!!! в ожидании приговора (как в Нальчике, обвиняемые по делу о мятеже 13.10.2005, почти все рассказывающие подробно, с именами и деталями о пытках, которые к ним применяли ).

Пример того, «что такое для них следствие и тюрьма», допустим, вот такой http://kavpolit.com/kak-pytayut-imena-familii-yavki/  , или вот такой http://kavpolit.com/pismo-rasula-kudaeva-prezidentu-vladimiru-putinu/  , или же вот такой  http://kavpolit.com/sudit-nelzya-otpustit/ … Не поленитесь, прошу, загляните, прочитайте!

Это вам не 15 суток Навальному и даже не полгода СИЗО с последующими двумя и Мадонной с Йоко Оно и Полом Маккартни в группе поддержки, для пусей.

На это всем наплевать (кроме Амнэсти, Мемориала, Хельсинской группы и нескольких правозащитников, которые, хоть и получают гранты из-за границы, но они - единственные, кто сегодня помогает адвокатам этих граждан РФ).

И таких историй тысячи по всей стране.

Вы скажете, среди них немало террористов, немало бандитов.

Наверное, есть и такие, кто готовил чудовищные теракты против мирных людей. Поверьте, их единицы, может быть десятки.

Но даже для них – долой тюрьмы! Убийцы, вина которых доказана, должны быть судимы открытым народным судом и преданы смертной казни. Но не в тюрьму!

Смертная казнь после открытого суда, без пыток, когда обвиняемого изобличают  - инструмент возмездия в руках общества.

Тюрьма – инструмент в руках государства, поставившего себя над обществом, но действующего, якобы, от его имени.

Бессудные расправы, убийства молодых ребят без оперативных мероприятий, без суда и следствия, без возможности сдаться и предстать перед ОБЪЕКТИВНЫМ СУДОМ (многие и не сдаются потому, что знают – будут пытки и страшный лагерь, который хуже смерти), без должным образом организованных переговоров с последующим информсообщением: «уничтожены два террориста, дом разрушен… при уничтожении трех террористов погибли две женщины, предположительно потенциальные смертницы…»

Недавно в Ингушетии убили трех московских студентов (  http://kavpolit.com/otstrel-na-vzlete/  ) – вся республика говорит о том, что их убили федералы в центре города ПО ОШИБКЕ! Вы, в Москве, об этом хотя бы слышали?

Трупы родители должны были чуть ли не за взятки получать, и даже извинения не услышали от убийц в погонах, так сквозь зубы и нехотя…

Вернемся к приговору пусям. 

Когда мне говорят, что я вот, мол, сегодня говорю то же, что и "православный философ" Кураев тогда в марте, то я хочу напомнить, что Кураев  хотел их прямо в храме шлепать по задницам, щипать и кормить блинами.

Утверждал, что перевертыши на амвоне – это, якобы, православная традиция.

Но все говорило о том, что это наглая провокация либерального мира, принципиально кощунственного и атеистического (подтверждение этого, допустим, вот здесь  http://slon.ru/russia/intervyu_pussy_riot_tserkov_slilas_s_gosudarstvom_v_putinskoy_rossii_-749783.xhtml ), которой должен быть дан отпор.

Что перевертыш – синоним беса в православной традиции и нечего перевертышей тащить в храм.

И отпор был дан – молитвенным стоянием во главе с Патриархом, на которое, (добровольно!) пришли десятки тысяч людей!

Но не тюрьмой – Церковь в этом не нуждалась, и тюрьму для пусей Церкви навязало именно государство, Система.

Пуси и те, кто организовал их пляски – либералы, выступающие с позиций неприемлемого и отвратного радикального феминизма (искажающего и уничтожающего образ женщины), активисты движения в защиту прав гомосексуалиств, принципиальные враги религии вообще и христианства, в частности.

Они не скрывали все эти месяцы свои чувства, выражали их открыто в сети на разных форумах – ненависть к верующим и к религии перехлестывала через край. "Православнутые", "христонутые", "поклонники иудейской ереси" - это самое невинное. Призывы к разрушению церквей, монастырей, запрету публичного исповедания веры, прямые угрозы расправ на верующими и аппеляции к опыту обращения с верующими в СССР 20-30-х годов - всего этого в изобилии.

Большинство из тех, кто вопил в защиту пусей, не как молодых женщин, брошенных в тюрьму, а как активисток либеральной революции  – такие же сторонники извращения человеческой природы, как и эти девицы.

Это извращение, называемое либерализмом.

Суть его в том, что человек – животное, которое, по мере эволюции, приобретает свободу реализовывать любые свои естественные желания, если договорится об этом с окружающими.

Это извращение отвратительно, противоестественно и неприемлемо для меня и для подавляющей части народов страны, в которой я живу.

Но не Системе, творящей на Кавказе, да и по всей стране, невесть что, судить их.

Пример, хотя бы, дело Ильи Фарбера, чудака-подвижника, приехавшего учить детей в тверскую деревню и получившего 8 лет якобы за взятку в 13О с небольшим тысяч рублей. Его арестовали и посадили местные сотрудники ФСБ, как мы выяснили на съемках программы «Пусть говорят!», потому, скорее всего, что один из них дружит с местным авторитетом, с которым бедный Фарбер посорился.

Не этому суду и не этому государству, покрывающему или не наказывающему убийц, коррупционеров и палачей, действующих от его имени, «защищать» Православие.

Этот приговор идет во вред России, делая из ничтожных существ, одну из которых даже ее бывшие товарищи обвиняли в стукачестве, – мучениц.

Выйдя из тюрьмы они будут приняты Мадонной, Маккартни, всем этим поп бомондом, а интервью с ними сделает Ларри Кинг.

Что, в конечном итоге, усилит наступление либерализма на Россию, укрепит его сторонников – и это сотворено руками государства. И это вредит России!

Так значит, государство или на стороне этого либерального наступления, или настолько глупо, что не просчитало подобное?

Так зачем же нам, любящим свою страну и пытающимся сберечь ее как уникальное пространство естественного человеческого неприятия западного извращенческого либерализма и сопротивления ему, потакать этому государству либо в его глупости, либо в его предательстве?

Я говорил в марте и повторюсь сейчас, что кощунство и святотатство должны быть сурово наказаны – но не этим судом и не этим следствием. Эта пародия на отвратительное американское «правосудие» неприемлема для каждого вменяемого  человека.

И потом, что значит сурово? Месяц подметания улиц, с 7-и утра до 19 часов вечера, без опозданий и прогулов (иначе не засчитываются дни работы) – вот суровое наказание!

А тюрьма – пытка, медленное умерщвление души, озлобление, кузница, выковывающая и закаляющая ненависть, разврат, расправа и извращение - но никакое не наказание.

И - будь она проклята, тюрьма!