December 18th, 2012

bers37

Паломничество в православной Польше- "Лимонка" 2007 год

Паломничество в православной Польше

Каждый год, 13 августа из Яблочинского монастыря, расположенного рядом с белорусской границей, (40 км к югу от Бреста) идёт пешее паломничество в сторону святой горы Грабарки, главной православной святыни Польши. Вместе с двумя сотнями православных паломников я пошёл в пеший поход, 115 километров, используя прекрасный повод пообщаться с местным православным населением.
Несмотря на формальную близость к белорусской границе, столетие назад этот регион под Российской империей был населён скорее украинским населением. Вообще, этнографическая ситуация здесь запутанная. Национальность, как в Российской империи, так и в нынешней Польше, определяется только по вероисповеданию. Даже если крестьяне говорили на украинском, но считались католиками, то их автоматически причисляли к полякам. Украинец-католик – это вроде как бы нонсенс.
…Наше паломничество идёт по сельской местности вдоль белорусской границы. Хорошая, но пустынная асфальтированная дорога. Православный батюшка на чистом русском языке возразил мне: "Дороги в Польше плохие. Эту, по которой сейчас идём, построили недавно на деньги Европейского Союза в целях улучшения охраны границы".
Почему половина земли, мимо которой мы проходим, необработанна?
"В Европейском Союзе перепроизводство продовольствия, и поэтому нашим крестьянам стали платить за то, чтобы они или засаживали свои поля лесом, или не сажали ничего, или работали только формально, скосив луг. Если доказать, что твоя земля обрабатывается хорошо, то платят больше, но нужно предъявить соответствующие фотографии своих полей чиновникам Европейского Союза. Таким образом, на доходы крестьян может повлиять не то, как много собрано урожая, а то насколько удачно фотограф сфотографировал якобы "обрабатываемые поля". Видите поле, заросшее кустарником? Оно, тем не менее, очень дорого стоит, так как, купив его, новый владелец будет получать ренту от ЕС. Нехватку продовольствия Польша компенсирует его импортом из Германии".
В регионе реконструируются церкви, а также строятся новые – польское православие нашло себе неожиданную поддержку со стороны Европейского Союза, защищающего религиозные и культурные меньшинства.
Мы проходим мимо хороших домов, наследие сорокалетнего правления коммунистов - сегодня мало у кого есть средства что-либо строить. Стоят пустыми огромные, добротные крестьянские хлева для скота. У слишком хорошо одетых крестьян ленивый, праздный вид курортников.
Необработанная земля в сочетании со стрижеными газонами перед крестьянскими домами создают ощущение чего-то гнетущего, противоречащее даже не экономике или здравому смыслу, но самой натуре человека и библейским наставлениям зарабатывать хлеб "в поте лица своего". Мне это навевало воспоминания о фильмах ужасов. Вроде как бы крестьян ночью искусали вампиры, но они сами этого пока не осознали, и выглядят пока что нормально, хотя их трансформация уже началась. Однако для наблюдателя со стороны чувствуется в их облике нечто совершенно чуждое человеческой природе, что-то неуловимо страшное.
Каждый вечер, после длительного дневного перехода, начинается молебен в местной православной церкви. Затем местные прихожане разбирают нас, паломников, к себе на ночлег, по домам, по несколько человек. Все православные здесь ощущают себя единым братством, которому нужно противостоять напору поляков–католиков и крепко держаться друг за друга.
И, конечно, же, за ужином разговоры, много разговоров, и на русском, и на польском, и на местном украинском диалекте: "Кто виноват, что сегодня в Польше промышленность развалена совершенно, а работы нет? Католическая церковь! Никогда малограмотный Лех Валенца со своей Солидарностью не пришёл бы к власти, если бы его не поддержал костёл…"
Паромная переплава через Буг с тросом и ручной тягой. Похоже, тут ничего не изменилось за последние сто лет. Мне объясняют:
"При Российской Империи район Полесья (до переправы) был смешанным по составу населения, но он находился под непосредственной административной властью Царства Польского, которое входило в Империю, конечно. А вот за Бугом начинался регион Белостока, это была чисто русская и православная земля, управляемая тогда непосредственно царём. До революции граница между регионами проходила здесь, по Бугу. Но это была чисто формальная административная граница, без всякой таможни".
В Полесье православные священники обращались в проповедях к прихожанам, часто утратившим родной язык, на польском, более им понятном. А вот в Белостокском воеводстве, где проживают белорусы, депортация не проводились, и православные составляют там большинство населения. В связи с этим, проповеди в церквях идут на чистом русском языке, правда, с лёгким акцентом. Однако, в массе своей население, особенно молодёжь, уже говорит между собой в основном на польском.
Все, без исключения, православные священники владеют русским языком. Отец Ярослав пошёл ещё дальше - со своими детьми дома он говорит на русском, польский – для них - только второй язык.
- Как тебя зовут? – спрашиваю я его пятилетнего сынишку.
- Гоша, – отвечает он.
Наше паломничество дошло до святой горы Грабарки в канун праздника Преображения господня, 19 августа. У её подножия мы расставили свои палатки.
Одновременно пришло много аналогичных групп пеших паломников со всех близлежащих районов. Но основная масса людей приехала на автобусах и автомашинах, в них они и ночевали. Каждый год, согласно оценкам, сюда приезжает от 60 до 100 тысяч человек. Паломничество совершалось и при коммунистах, но людей тогда было меньше, и они не были так хорошо организованы. Грабарка имеет репутацию святого места, где совершаются чудесные исцеления.
Вокруг горы устанавливается множество импровизированных лотков коммерсантов. Меня особенно поразил огромный ассортимент продаваемых русских книг, аудиодисков и фильмов, причём зачастую не только православного содержания. В этой просветительской сфере велика роль Белорусской православной церкви, которая каждый год специально к этому дню перегоняет через границу несколько автобусов и грузовиков с товаром. Им торгуют белорусские монахини. Спрос огромен, покупателей – море.
Все ли приехавшие сюда верующие? Не воспринимают ли многие из них паломничество на Грабарку не как религиозный, но как культурных акт притесняемого русского, в широком смысле этого слова, народа? Я не берусь ответить определённо на этот вопрос.
Белосток, столица белорусского региона Польши. В этом городе и при коммунистах промышленности было немного, сегодня же даже на фоне общего промышленного краха, здесь чувствуется особый упадок. Молодые мужчины годами сидят за границей в попытках хоть что-то подработать, девушки постепенно становятся старыми девами, а детей на улицах нет вообще. Воскресным вечером ни на улицах, ни в пустых кафе не было посетителей, везде ощущение какой-то мертвечины.
Вокзал, платный туалет с ценой в два злотых. Это самый дорогой туалет, который я когда-либо видел в своей жизни. В Париже, где я жил в своё время, везде была цена в два франка, что существенно меньше в валютном исчислении. Размер платы, взимаемой в туалетах, - это единственное, в чём Польша не только догнала, но и перегнала Европу…
Я еду в Белоруссию, в приграничную гроднинскую область. В 1944-45 г.г. на этой железной линии Белосток–Гродно работал мой отец.
Александр Сивов 

http://limonka.nbp-info.com/325_article_1194943781.html
bers37

Мои твиты