December 24th, 2012

bers37

Платунов возразил

Только я порадовался за Володю Токмакова, что его приняли в ПЕН-клуб http://bers37.livejournal.com/374194.html (хер его знает, зачем ему это надо, но все равно радостно за человека), как вмешался Женька Платунов. Он возразил в Интернете, что Токмаков вовсе не первый член ПЕН-клуба с Алтая. 
И написал в комментах на разных сайтах примерно следующее:
"Если считать писателей "алтайскими" по факту рождения на территории Алтайского края, то есть еще один уроженец Барнаула, ставший членом ПЕН-клуба. Это житель Вильнюса Эугениус Алишанка. Он родился в Барнауле в 1960 году, семья вернулась в Литву в 1962-м, автор пяти поэтических сборников. Стихи переводились на английский, шведский, голландский, польский, русский языки. В ПЕН-клубе - с 1999 года. Наверное, стихи Эугениуса только Владимир бы и оценил - http://www.vavilon.ru/textonly/issue10/alishanka.html "
Например, тут:
http://altapress.ru/story/99283/opinions/page/1/?viewcomments=1#opinion460294
Платунов - он въедливый. Умеет копать. За это я его уважаю. Но Токмаков тоже молодец. Вступил. Володе бы еще скандалов закатить парочку. А то на "Катуни" он, блять, закиснет совсем. Он хотя и говорит, что занимается токмо обзорами прессы, но тведь это не дело. Вел бы литературный обзор. Знакомил бы народ с литературными творениями и авторами. Даже если это не алтайские творения и не алтайские авторы. 
Впрочем, надеюсь, еще не вечер. 
А на закуску стихотворение моего литовского тезки Алишанки. Ведь он тоже Женя, хотя и скрылся под Эугениусом:))))
КАКАЯ ТАМ ПОРОДА

одной ногой увяз в окончанье века
из заплечного мешка посыпались кости
манна над неунавоженными полями белее чем
в ночь на рождество освещенной улицей
дзержинского разыскиваю подворотню где пьяный ромка
плакал над смертью своей кошки
юрка и тот выйдя из тюрьмы придерживался
законов двора разыскиваю бога которого разносили
базарные голуби у которого милостыню просил
безногий у небесных ворот
так элегантно снег идет говорит поэт
другой ногой увяз в кольских сугробах
отморозил пальцы совсем не больно
только побелевший большой светит
оставляя след в темноте какая там рифма
хромой мастер элегического дистиха
редкостный сквернослов молчал
бессознательно гладил собаку какая
там порода в моем дворе старый пьянчуга
ни разу в жизни не открывавший словаря
но и его я не нашел к весне
оттаяло отпустило снег боль
индульгенциями выкупили всё детство

Улица Дзержинского (теперь Кальварию) в предместье Вильнюса Жирмунай, где живет автор.
bers37

Андрей Окара о превратностях украинской политики

Это мое интервью с украинским политологом Андреем Окарой увидело свет в газете "два слова" осенью 2008 года. Там как раз на носу были внеочередные парламентские выборы.
Окара - хитрый, верткий и довольно изворотливый политолог. Я для него, полагаю, был любопытствующим москалем. Я понял это после второго вопроса (в печатном материале я несколько изменил последовательность вопросов-ответов). Но разок мне удалось его неплохо прищучить. В каком месте? Кто захочет - тот без большого труда найдет это место в тексте.

Московский политолог Андрей Окара об украинском кризисе:

Ни Ющенко, ни Тимошенко, ни Янукович после досрочных выборов не будут шить варежки

 

 - В чем, на ваш взгляд, причина не стихающего противостояния различных украинских политических сил и даже государственных институтов? Сейчас противоборствующие стороны уже втягивают в конфликт правоохранительные органы и силовые структуры.

 

- Особенностью украинского политического процесса, которая радикально его отличает от российских реалий, является так называемая «полиархия». То есть, здесь не работает принцип «победитель получает всё» — политический «приз» перераспределяется среди всех участников, но в различных пропорциях. Ющенко, Тимошенко, Янукович, их команды сторонников и еще несколько влиятельных украинских политиков уже несколько лет подряд ведут не прекращающуюся «войну всех против всех», но пока никто из них не отправился на свалку истории или в колонию шить варежки. И пока, кажется, не собирается.

Корни этого политического феномена следует искать в истории Украины и украинской политической культуре. Скажем, в XVII веке после смерти Богдана Хмельницкого несколько десятилетий продолжалась так называемая «Руина» — аналог российской «Смуты»: иногда параллельно существовало два, а то и три гетмана, выяснявших между собою, у кого из них больше прав. В Украине практически отсутствует сакрализация власти, как это есть в России. Даже избрание президентом Дмитрия Медведева в российском контексте рассматривается как действие Провидения Божия, тогда как в Украине любой из властителей или претендентов на власть полагает: «А почему не я? Чем я хуже победителя?». И начинают борьбу за то, чтобы стать первым.

В 1990-х годах становлению полиархии в Украине способствовал и президент Кучма: он помогал формироваться альтернативным центрам власти и влияния, альтернативным олигархам и группировкам, иногда сталкивал их между собою, чтобы они не объединились и не уничтожили его самого. В принципе, и Ющенко, и Янукович, и Тимошенко, и глава украинских коммунистов Симоненко, и Владимир Литвин, и многие другие актуальные украинские политики считаются «политическими детьми» Леонида Кучмы.

Что касается, участия в нынешнем конфликте правоохранителей и силовиков, то подобные попытки имели место и в 2004 и в прошлом году. Участвующие в борьбе центры влияния перетягивают на свою сторону суды и различные силовые структуры. В России ровно 15 лет назад это закончилось стрельбой из танков по зданию парламента, в Украине, слава Богу, лишь массовыми шествиями и потасовками.

 

- Полиархия, по-вашему, отрицательное или положительное явление?

- Это крайне сложный философский вопрос. Скажем, в современной России, где нет никакой полиархии, есть ощущение порядка и стабильности. Но, с другой стороны, в такой среде в принципе не возникают социальные инновации, ну а народ в такой ситуации, как у Пушкина, безмолвствует и уходит в себя.

В Украине такая активная политическая жизнь привела к нестабильности и кризису государства, но создала предпосылки для роста гражданского самосознания и социальных инноваций.

 

- Как долго это жесткое политическое противоборство будет продолжаться?

- Полагаю, что ни парламентские выборы, ни президентские, его не завершат. У соперников слишком большой потенциал, чтобы расстаться с ним так быстро.

 

- Состоятся ли очередные внеочередные выборы в Верховную Раду в декабре?

- Я оцениваю их вероятность в 70 процентов. Но есть сомнения, что в случае их проведения они состоятся именно 7 декабря. Некоторые президентские стратеги хотят затянуть предвыборный процесс, чтобы день голосования пришелся на новогодние праздники, когда все пьяные, когда всем не до политики и когда легче всего фальсифицировать результаты голосования или вообще их обнулить, признав выборы не состоявшимися. Юлия Тимошенко и ее сторонники сейчас прилагают усилия, чтобы выборов не было, ибо из кресла премьер-министра ей придется пересесть на табурет лидера оппозиции.

 

- Российские политологи обычно называют Виктора Ющенко проамериканским политикам, Юлию Тимошенко – проевропейским, а Виктора Януковича – пророссийским. Насколько верны эти определения?

- Конечно, данная схема упрощает ситуацию и не дает полной картины, но, как и любая схема, отражает существующие тенденции. Украинские политики ищут за пределами Украины легитимности собственной власти и собственным действиям. Ющенко вот недавно летал в США — считается, что договаривался о передаче Павла Лазаренко; последнего рассматривают как источник компромата против Тимошенко. Янукович тоже ведь не по доброй воле поддержал признание независимости Южной Осетии и Абхазии.

 

- Насколько адекватно ведет себя Россия в нынешней фазе затяжного украинского конфликта?  

- В большинстве случаев Россия на постсоветском пространстве ведет себя неэффективно, часто — контрпродуктивно. Никто не озабочен «мягкой властью» — никто думает о привлекательности России в СНГ. Поэтому проекты типа ОДКБ или ЕврАзЭС изначально имеют низкую жизнеспособность. Теперь Россия никому не предлагает новых глобальных проектов. Когда-то советский коммунизм был именно подобным проектом — проектом альтернативной не-западной модернизации. Теперь все ведут речь лишь о корпоративной выгоде и корысти — например, от продажи углеводородов или металлопроката. Места для национальной идеи, национальных мегапроектов практически не осталось.

По отношению к Украине Россия в начале 2000-х упустила серьезный шанс, когда создавался совет Россия — НАТО в формате «19+1». Если бы формула была «19+2», то есть включала с российской стороны еще и Украину, то позиции украинских сторонников членства в НАТО были бы значительно слабее — по крайней мере, не было бы повода обвинять Россию в двойных стандартах и скрытых имперских амбициях.

Вообще, лояльное отношение к Тимошенко со стороны России вполне оправданно с точки зрения тактики. Но антиукраинская кампания в российских СМИ в целом вредит России. Ведь по последним данным Левада-центра уже больше 50 процентов граждан РФ воспринимают Украину как недружественное или даже враждебное государство. Ну и эта украинофобия берется понятно откуда: прежде всего из телевизора, из теленовостей, иногда из фильмов — вспомните и «Брата-2», и сериал «Автономка», и новый блокбастер «Адмирал», и недавние полнометражные мультфильмы из древнерусской истории, в которых непривлекательные персонажи имеют гротескные украинские черты.

К сожалению сейчас и в России, и в Украине много сил прикладывается для взаимной вражды, но мало для взаимопонимания. Жаль, что почти никому нет дела и до знаковых юбилеев — например, в 2009 году исполняется 300 лет Полтавской битве. И если в Украине хоть как-то ведется подготовка к этому событию, радикально изменившему геополитическую карту Европы, то для России, похоже, это что-то сугубо параллельное.

bers37

Бакунин о Марксе

Оригинал взят у anarh_oren в Бакунин о Марксе
Заново открываю для себя Бакунина (впервые читал 10 лет назад). Предмет для исключительного исследования (а заодно и сюжет для приключенческого романа). И главный вопрос, вопрос еретика: а не больше ли Бакунина, чем Маркса в Ленине? Вопрос, способный смутить как марксиста, так и анархиста. И ответ может быть только национал-большевистским.  
 

Кстати, Марксу отец анархизма даёт следующую характеристику: 

"По происхождению г. Маркс еврей. Он соединяет в себе, можно сказать, все качества и все недостатки этой способной породы. Нервный, как говорят иные, до трусости, он чрезвычайно честолюбив и тщеславен, сварлив, нетерпим и абсолютен, как Иегова, господь Бог его предков, и, как он, мстителен до безумия. Нет такой лжи, клеветы, которой бы он не был способен выдумать и распространить против того, кто имел несчастие возбудить его ревность или, что все равно, его ненависть. И нет такой гнусной интриги, перед которой он остановился бы, если только, по его мнению, впрочем, большею частью ошибочному, эта интрига может служить к усилению его положения, его влияния или к распространению его силы. В этом отношении он совершенно политический человек.

Таковы его отрицательные качества. Но и положительных в нем очень много. Он очень умен и чрезвычайно многосторонне учен. Редко можно найти человека, который бы так много знал и читал, и читал так умно, как г. Маркс. Исключительным предметом его занятий была уже а это время наука экономическая. С особенным тщанием изучал он английских экономистов, превосходящих всех других и положительностью познаний, и практическим складом ума, воспитанного на английских экономических фактах, и строгою критикою, и добросовестною смелостью выводов. Но ко всему этому г. Маркс прибавил еще два новые элемента: диалектику самую отвлеченную, самую причудливо тонкую, которую он приобрел в школе Гегеля и которую доводит нередко до шалости, до разврата, и точку отправления коммунистическую. 


Но что замечательнее всего и в чем, разумеется, г. Маркс никогда не признавался, это то, что в отношении политическом г. Маркс прямой ученик Луи Блана.Г. Маркс несравненно умнее и несравненно ученее этого маленького неудавшегося революционера и государственного человека; но как немец, несмотря на свой почтенный рост, он попал в учение к крошечному французу. Впрочем, эта странность объясняется просто: риторик француз как буржуазный политик и как отъявленный поклонник Робеспьера и ученый немец в своем тройном качестве гегельянца, еврея и немца, оба отчаянные государственники, и оба проповедуют государственный коммунизм, с тою только разницею, что один вместо аргументов довольствуется риторическими декламациями, а другой, как приличествует ученому и тяжеловесному немцу, обстанавливает этот равно им любезный принцип всеми ухищрениями гегелевской диалектики и всем богатством своих многосторонних познаний."
(Государственность и анархия. 1873.)