July 15th, 2013

bers37

Есаул, кончайте комедию, снимайте лампасы!...

Интернет гудит о том, как на Ставрополье аварец изнасиловал казака. И что? Есть даже такие, кто удивляется, что казаки не вступились за честь товарища.

Большинство патриотов глотки за клавиатурой рвут от возмущения над случившимся.

Отдельные, особо активные ревнители казачьего достоинства, вышли на митинги и стали петиции рассылать. То есть, шашки и нагайки — элементы интерьера?

К т. н. «возрождению казачества» я с самого начала относился, мягко говоря, скептически. Помнится, в 2004 году в Новосибирске проводилась конференция по проблемам Кавказа и миграции. На нее приехал один из сопредседателей НДПР (была такая Национально-державная партия) Александр Севастьянов. Внешне, кстати, он чем-то похож на активного исламиста Гейдара Джемаля. Хотя, подозреваю, напоминание об этом сходстве ему не слишком понравится.

Так вот, в своем выступлении Севастьянов заявил, что «хватит кормить Кавказ» (это выражение он не употреблял, но смысл был именно такой), призвав отделить Чечню с Дагестаном от России, создав санитарный кордон. Вдобавок он заверил, что в сопредельных с Чечней регионах местные казаки создадут такую мощную защиту от набегов горцев, что тем мало не покажется.

Теперь видно, что цена слов интеллигента Севастьянова в этом вопросе невысока. Казаки там вышли на митинги, требовали прекратить насильничать их братию, но никак делом не вступились за товарища.

Кстати, на заре дурного «возрождения» казачества (прав был Свердлов в 1919 году, ох как прав, вырвав с корнем это сепаратистское племя!) часть восставших из зада истории лампасно-усатых деятелей отправилась в Югославию, где полыхала война. Вроде как поехали они в Сербскую Краину «помогать братушкам-сербам». Нельзя говорить, что все они вели себя одинаково. Были среди них и те, кто проявил мужество и сложил буйну голову там. Но в подавляющем большинстве казаки «прославились» там своими загулами да пьяными дебошами. Когда мне об этом рассказали некоторые очевидцы, я, признаюсь, думал, что люди столкнулись с исключениями. Но потом об этом же написал в своей книге «Русская сотня» Михаил Поликарпов и другие авторы.

О казачьем движении у нас на Алтае слышать больше доводилось, когда у них возникал очередной скандал. Как я понимаю, казаки все время делили атаманские посты, а претендентов на верховную нагайку у них было несколько.

Дело доходило до двоевластия, когда атаманов на Алтае было двое, только верные им отряды шашконосцев по-разному назывались.

Потом с начальником ряженая братия определилась, выбрав в качестве такового Юрия Белозерцева. Я несколько раз сталкивался с этим человеком на разных патриотических тусовках и собраниях. Я слышал, что казачье сообщество отстраняло его, но он создал другое «гуляй-поле», собственное. Потом наконец стал главным.

Поначалу Белозерцев заявлял о себе как о рьяном и бескомпромиссном национал-патриоте, но потом вдруг интегрировался в «Единую Россию» и лавры оппозиционера показались ему излишеством.

Помню интервью с ним, взятое по для одного издания по просьбе редактора. Во время беседы я то и дело допытывался, в чем же практический смысл казачьего движения на Алтае? Что и как будет возрождаться? И вообще, уже два десятка лет возрождение идет — пора бы и практические результаты предъявить. Но в ответ были рассказы о культурных и фольклорных праздниках, песнях, плясках и прочей «воинственной» деятельности.

Подозреваю, и ставропольские коллеги алтайских лампасников тоже чаще пели и плясали, нежели махали шашками да нагайками. И вместо внеправового, но справедливого наказания мерзавца они привычно пошли плясать — митинговать то бишь.

А года три назад я приходил на очередное заседание нашего барнаульского Литературного клуба. Устраивалось оно в здании Алтайского дома литераторов на Социалистическом проспекте, 26. Там же размещается и штаб-квартира алтайского казачества, как выяснилось. Время до начала литературных посиделок еще было и я заглянул к казакам. Их помещения, а также коридор в том здании обвешан портретами исторических личностей в истории казачества. Причем наряду с людьми достойными, патриотами (пусть даже в иных случаях неоднозначными) там разместились портреты тех казачьих деятелей, чья вольница доходила до объявления казаков отдельным народом, хлюпания в грязи сепаратизма, пособничества оккупантам и пр. Осмотрев экспозицию, я, помню, не удержался от реплики: «Мда...! Недоработали в свое время большевики в расказачивании, недоработали!» Находившийся в тот момент поблизости некий молодчик в казачьей форме аж рот открыл, но смолчал.

Конечно, в начале 90-х появление разного рода казачьих групп можно было воспринять как самоорганизацию пассионарной части русского населения. И была надежда, что казаки станут одной из опор сопротивления регрессу и важной точкой сбора молодежи, прежде всего сельской. Увы, эти надежды расселись. Казаки не то, чтобы погрузились в архаику, любование лампасами, нагайками и прочей бутафорией. Они занялись самолюбованием, пошли на поклон к чиновникам и перешли к бурной имитации деятельности. Причем недостатки алтайских казаков еще как-то списывались на слабые казачьи традиции у нас. Тем более, что иные национал-патриоты уверяли: «У нас просто нет прочных корней и традиций для казачьего движения. Вот на юге страны!...» Теперь видно, что и на юге страны те же самые ряженые.

Казачья комедия после ставропольского инцидента стала уже совсем не смешной. Акт расказачивания произвели те силы, в борьбе с которыми иные националисты так рассчитывали на казаков. В общем, господин есаул — долой лампасы! Кончайте ломать комедию, займитесь делом!

bers37

Назначение в мэрию

Станислав Тетерятник назначен на должность руководителя Комитета информационной политики администрации Барнаула. Мы были со Славой коллегами, но не более того. Отношений приятельских, а тем более дружеских у меня с ним не было.
Он всегда мне казался слишком правильным.
А наше неправильное время быть слишком правильным - уже не совсем правильно.
Но это я так думаю.
Ничего плохого про него сказать не могу.
И, если честно, не слышал, чтобы про него говорили плохо.
Кто-то отзывался о нем более хорошо, кто-то менее, но представления о нем, как о слишком правильном, это не поколебало.
Станислав был депутатом гордумы Барнаула. Правда, насколько это отразилось на жизни барнаульцев - не знаю. На открытости городской власти для СМИ - никак. Или почти никак.
Впрочем, эта открытость не имеет принципиального значения.
Потому что каких-то устоев системы СМИ сегодня пошатнуть не могут.
Судя по всему, Слава всегда хотел влиться в чиновничий бомонд.
Теперь у него это получилось.
Возможно, он ушел с поста гендиректора КИА (Краевого информационного агентства - которое делает телевизионные "Наши новости") перед грядущими переменами. Ведь теперь у КИА сменится владелец. И неизвестно, окажется ли Станислав у него востребованным. А тут стабильное (на какое-то время) место.

Я не одобряю восторги интернета о том, что "вот как хорошо - профессионал, порядочный человек пришел!"
И что?
Он как-то изменит ситуацию?
Никак.
Во власти нужен сегодня мужик с топором.
Чтобы головы ворам и лихоимцам рубить. А не слишком правильный (пусть даже и неплохой) мужик.