September 27th, 2013

bers37

Алексей Лапшин о "профессиональных русских"

Оригинал взят у alexey_lapshyn в post
  Обратите внимание  как быстро исчезла тема межнациональных отношений из дела об избиении двух россиян  в ходе дорожного инцидента на Ленинградском проспекте. Почти сразу же после трагического происшествия, случившегося  утром 22-го сентября, появились сообщения о трёх кавказцах  зверски расправившихся с двумя жителями Подмосковья. Один убит на месте , другой - с проломленным черепом в реанимации.  Конфликт немедленно попытались вписать в общую картину нравов "детей гор", усиленно создаваемую в России. Однако вскоре официальные источники сообщили, что обвиняемые в убийстве - граждане Молдавии. Подробности и причины конфликта ещё выясняются. Интерес СМИ к национальному вопросу  тут же пропал. "Профессиональные русские" никаких истерик устраивать не стали. Очевидно, в отличие от кавказцев и среднеазиатских мигрантов, молдаване для этой публики не представляют интереса. Политику на них сейчас не делают...
   В стране уже много лет идёт масштабная информационная кампания, подталкивающая Россию к изоляции от евразийских пространств. В первую очередь от  Кавказа и Средней Азии. Трагедию на Ленинградке в начале, как по команде, объявили делом рук кавказцев, но потом в силу "вновь открывшихся обстоятельств", на неё махнули рукой. Приезжие из Молдавии пока ведь не входят в список объектов для информационной агрессии. Специальную охоту на них  не объявляли. Представляю, чтобы творилось если бы на Ленинградке действительно оказались чеченцы или таджики...
bers37

Главное — он умеет выполнять свою работу. И получать за нее деньги

Я не хотел высказываться на тему перехода Максима Герасимюка из журналистов в чиновники. Потому что этот переход случился, когда я был за пределами региона. А когда приехал — в интернете одни морщились от такой новости, другие обильно выделяли слюни, а молодое поколение медиа-обслуги вообще не понимало, о чем речь.

По горячим темам я стараюсь высказываться сразу, по горячим следам. Иногда намеренно делаю это запоздало, потому что событие не всегда успеваешь осмыслить. Так, скажем, было в 2006 году, когда я опубликовал в газете «Два слова» свой материал «Губернаторское одиночество», и который Александр Карлин читал во время сессии краевого Заксобрания. Утверждаю это, поскольку в перерыве на той сессии в коридоре я увидел губернатора, который шел с ксерокопией той статьи в руке.

Так вот, о Герасимюке меня едва ли не потребовали высказаться, удивившись моему молчанию, узнав причину, сказали, что «лучше поздно, чем никогда».

Хорошо, пусть будет поздно...



Я понимаю, Валере Савинкову, крестному отцу «Банкфакса» и нынешнему рулевому сайта «Что делать?» (которому, впрочем, больше подходит название «Кто виноват?») обидно за очередного покинувшего либеральный пул свободных акул пера сотоварища, о чем он и высказался - http://cdelat.ru/authors/horoshaya_kormezhka_i_gumannoe_obrawenie/ .
Мне понятна его печаль, но я уже высказывался по этой теме некоторое время назад. Пост выложили на «Банкфаксе», и, полагаю (судя по количеству комментариев), мне выдали множество порций с проклятиями (отклики глядел мельком, если честно, не вчитывался).

Мне казалось, я высказался ясно, и удивление переход недолиберльного медиа-клерка в уютный и теплый кабинет чиновника у меня не вызвал. Все логично. Герасимюк сыграл свое «Коварство и любовь», только наоборот и вне театральной сцены.

Я не удивился переходу в команду Карлина якобы оппозиционера Андрея Ляпунова. Помню, как Андрей Федорович в 1996 году носился по селам и мобилизовывал местных руководителей на поддержку тонувшего тогда после первого тура губернаторских выборов Владимира Райфикешта. «Ведь убивать же будут, как Серегу Потапова!» - воскликнул он, предрекая ужасы в случае поражения своего шефа от явного лидера выборного поединка Александра Сурикова. Как известно, Райфикешт проиграл, душегубств больших не случилось, а в 2000, по-моему, году Ляпунов перешел в команду Сурикова на должность главного пропагандиста. Удивительно, что в 2004 — 2005 годах он не перешел на такую же должность в команду неожиданно свергнувшего Сурикова «народного губернатора» Михаила Евдокимова.

Ибо ничего удивительного нет. Мне вообще непонятны вскрики, шипения и прочие неприятные междометия, раздающиеся в адрес тех представителей журналистского бомонда, меняющих хозяев и переходящих на кормежку в ту «столовую», где борщец содержит побольше мяса. Чего удивляться? Ребята играли в демократию, якобы честную журналистику до тех пор, пока это давало по жизни какие-то бонусы. Поначалу бонусы были нематериальные. Но со временем человеку попросту приедается этот бег на месте. Он вдруг чувствует, что битва за демократию проиграна была изначально. Что некие ценности, которые он по велению начальства отстаивал, являются фальшивыми. То есть, наступает момент, когда он это чувствует, понимаете? Если раньше он воспринимал это разумом, то с годами ощущение пустоты добирается до чувств. Ибо в годы буйной молодости верх берут эмоции, и фальшь отстаиваемых ценностей не слишком беспокоит. То, что Герасимюк не понимал фальшь либеральных ценностей — в это я не верю. В свое время в газете «За науку» он, вместе с другими коллегами по «Алтапрессу», был предельно антибуржуазен, и все вместе они неплохо покусывали на страницах универовской газеты алтапрессовские СМИ. А потом, за короткий срок, вдруг прозрел — и на те! Пополнил собою ряды радетелей ценностей, что отстаивал «Алтапресс». Или у него изначально идеалов вовсе не было? Не могу сказать, что этот вопрос сильно волнует меня. Да и не важен он.

Здесь важна преемственность информационной политики, которую ведет краевая администрация. Эта политика — лучшее доказательство неизменности идеологической начинки курса нынешней власти. То есть, идейно нынешней власти куда ближе разрушительный ельцинизм, нежели сторонники левых или национал-патриотических взглядов.

И еще один момент. Когда такие люди, как Герасимюк. Приходят в пропагандистский аппарат, это явное свидетельство, что либеральные издания изнутри вовсе не либеральны. Они устроены примерно так же, как и структуры агитпропа в худшие их времена. То есть, на кухне ты можешь нести что угодно, но на службе — будь добр будь идейно застегнут на все пуговицы. Власть это прекрасно понимает, оттого безо всякой опаски и рекрутирует бывших сотрудников либеральных СМИ в свои ряды. Знает — они не подведут. Ибо изрекаемые ими по служебной необходимости мысли большой ценности не имеют. Как и прежде. Они просто умеют делать свою работу. Только для того, чтобы получать за нее деньги. Ведь журналист — всего лишь зеркало мнения, нужного хозяину. А кто хозяин — чиновник или частник — не столь уж важно...