October 24th, 2013

bers37

Зачем Рыжков заговорил о национализме?


Об этнических проблемах и миграции сегодня кто только не говорит. Вот и политик-отставник Рыжков заговорил. http://cdelat.ru/authors/ob_imperskoevropejskoj_politike_putinskoj_rossii/
Нетрудно заметить, что упор в своем материале Владимир Александрович сделал на этнический национализм, волна которого, по его мнению, то ли грозит захлестнуть Россию, то ли уже захлестнула.
Поразительно, что в такой выпячивающей ложную взвешенность публикации, раскрывается нутро фигуры, не так давно серьезно влиявшей на политические процессы в стране.
Рыжков считает, что волнения в Бирюлево и саратовском Пугачеве поставили вопросы насчет того, что захлестывает ли Россию сия волна, то ли уже накрыла с головушкой, в полный рост.
Насколько я знаю, Рыжков не все время сидит в Москве, иной раз он даже выбирается в Барнаул. И должен, по хорошему, знать ситуацию на местах. И отличать реальный рост этнического национализма от истерии, нагнетаемой политиками и СМИ. И Рыжков в эту волну истерии, но никак не того самого национализма, о росте коего он так переживает, активно включается. Заодно пытается решить свои политические задачи.
Для начала привожу мою точку зрения. Утверждаю: в России нет этнического национализма со стороны русских. Вообще, это удивительно, что нет. Потому что после стольких лет явно антирусской политики 90-х, когда правители и их подпевалы (в числе оных значился и беспокоящийся нынче Рыжков) орали на всех углах о мифической угрозе «русского фашизма», а пошляк Швыдкой даже передачку смастрячил о том, «русский фашизм страшнее немецкого» - так вот, после такой вакханалии удивительно, что этот фашизм не стал одним из свойств русских.

Collapse )
bers37

Куда уходит Украина

21.10.2013

Куда уходит Украина

Соглашение об ассоциации с ЕС, которое украинцы планируют подписать в ноябре, превратит Украину в протекторат. И на этом беды не закончатся: резкое ухудшение социально-экономической ситуации в стране неизбежно запустит процессы дезинтеграции

«Украина окончательно порвет с Россией, станет настоящей Европой», «Украина идет в Европу» — такими заголовками в последние несколько месяцев пестрели украинские средства массовой информации. «Пятьсот миллионов богатых покупателей — мечта любого производителя — может стать явью для украинских компаний уже в ноябре», — развивал, в частности, тему популярный украинский еженедельник «Фокус». В виду имеется намеченное на 28 ноября на вильнюсском саммите ЕС подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Другое украинское издание — «Хвиля» — отмечает, что данный шаг позволит Украине превратиться в развитую инновационную экономику, встроенную в хозяйственную систему ЕС, что Евросоюз предоставит Украине щедрую финансовую помощь и «будет расширять и углублять интеграцию до тех пор, пока не убедится в необратимости процесса». С экранов телевизоров к украинцам обращался один из главных переговорщиков с ЕС со стороны Украины Тарас Качка и уверял: данное соглашение — очевидный знак того, что Украину примут в ЕС, просто об этом прямо сейчас не могут сказать.

Тем временем российские СМИ рисовали совершенно другую картину. В печати появлялись различные публикации о том, что данное соглашение экономически невыгодно Украине, а советник президента Сергей Глазьев, лоббирующий продвижение Таможенного союза, на разных площадках заявлял, что соглашение будет иметь просто-таки катастрофические последствия для Украины и граничит с национальным суицидом. Заявления российской стороны были подкреплены ужесточением контроля за ввозом украинских товаров на территорию России, в частности временным запретом на ввоз конфет фабрики Roshen.

Евросоюз же, в основном в лице польских и литовских политиков (Литва до Нового года председательствует в ЕС), обвинял Россию в давлении, оказываемом на Киев, и в стремлении чуть ли не силой удержать Украину от выгодной для нее интеграции с ЕС — и навсегда оставить прозябать, испытывая российское влияние.

Логика представителей Евросоюза понятна: если интеграция с ЕС невыгодна Украине, почему страна, испытывающая серьезный экономический спад и входящая в десятку самых близких к дефолту государств мира, так страстно стремится к этой интеграции? И почему Россия пытается ее оградить от этого шага?

Collapse )