Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Парад совпадений — Из сериала о «Евровидении». Глава 75

Двадцатый конкурс «Евровидения» открылся 22 марта 1975 года в концертном зале Святого Эрика шведской столицы.

Скандалы начались уже до того, как исполнители начали выходить на сцену. Греция отказалась отправлять своего посланца в Стокгольм из-за дебюта в конкурсе Турции. «Мы с ними … петь рядом не станем!» - заявили греки. Причиной тому послужила т. н. «война на пляжах» - вторжение турецких войск на Кипр в 1974 году, после чего этот островной курорт перестал был разделен на греческую и турецкую части. Эллада, желавшая получить единоличный контроль над ним, до сих пор не примирилась с потерей большого куска благодатной территории.

Но турецкое присутствие в Скандинавии оказалось уравновешено политкорректностью. Жюри не стало раздражать греков, и турецкая певица Семиха Янки, выступавшая под «несчастливым» порядковым 13-м номером, заняла последнее, 19-е место.

Кроме того, в разных странах, где проходили национальные конкурсы, а также в самой Швеции, прошли многочисленные демонстрации любителей музыки, недовольных коммерциализацией конкурса. Те ребята словно предвосхищали появление на «Евровижн» всяких димбиланов, лорди, и прочих безликих, скучных персонажей, медленно убивавших интригу и вдавливавших фестиваль в толстый слой шоу-бизнеса.

Ведущая — Карин Фальк — была, разумеется, блондинкой. В белом голубом платье. Вообще, длинные платья, похоже, были в ту пору криком моды Старого Света, ибо многие участницы облачались в них — различались лишь цвета.

Этот конкурс можно назвать своеобразным парадом совпадений — случалось, порядковый номер выхода участника на сцену совпадал с занятым итоговым местом.

Начало этому было положено практически сразу: открыли фестиваль голландцы из «Тич-ин» (Teach-In). Они выдали незатейливый шлягер «Динь-дон» - ни о чем, но с бодрой, запоминающейся мелодией. Позднее, в 90-е годы усилия сочинителей этого хита принесли дополнительное бабло Мурату Насырову и Алене Апиной, исполнявшие песню «Лунные ночи», слизанную с «Динь-дон», что называется, в копейку.

Для развлечения телепублики каждый участник перед выходом на сцену должен был нарисовать автопортрет. Особых дарований в этом занятии не выказал никто, но, подозреваю, рисунки эти позже могли продаваться ушлыми дельцами от фестиваля.

Люксембург, как обычно, взял себе в аренду европейскую знаменитость второго эшелона — на сей раз это была ирландка Джеральдин. Она вышла на сцену пятой и заняла почетное пятое место. В облике Джеральдин присутствовала флегматика, но при этом дивным образом перемешанная с едва уловимой женской агрессией. И даже ее длинное белое платье не могло скрыть эту агрессию. Возможно, певица была тайной сторонницей Ирландской Республиканской Армии — о том ее биографы старательно умалчивают. При этом напевая немного нервную песню с банальным названием «Ты» Джеральдин старательно демонстрировала ряд ослепительно белых зубов. То ли это был жест скрытой хищницы, то ли дамочка тайно рекламировала некую стоматологическую клинику.

Швейцарка Симона Дрексель исполнила песню «Микадо» - под такие песенки любят оттягиваться подвыпившие подружки, не обремененные замужеством. Симона была в длинном черном платье и жеманно подергивала плечиками в такт музыке.

Известная и довольно мастеровитая британская группа «Шедоуз» (The Shadows) обратилась со сцены с просьбой «Позволь мне быть тем» (название песни). Им позволили — группа заняла почетное второе место.

А вот хохотушке Софи из Монако не позволили лишнюю толику легкомыслия. Она словно стебаясь над нарочитой серьезностью происходящего, чересчур старательно выпевала строчки своего хита «»Песня это письмо», закатывала глаза к месту и не совсем. Это было замечено и оценено — Софи, появившаяся на сцене 14-й, разделила 13-14 место с югославской группой «Пепел ин кри» (Pepel In Kri). Эти балканские ребята отчаянно боролись за место в высшей лиге югославской поп- и рок-музыки. В этой борьбе то и дело менялся состав, коллектив след свой в балканской музыке, конечно, оставил. Но впечатление такое, что до конца их потенциал так и не был реализован.

Израиль снарядил в Европу вполне приличного фолк-рокового певца Шломо Арци — одного из самых успешных в истории Земли Обетованной. Но, исполнив самую, наверное, банальную вещицу «Ты и я», выше 11-го места Арци не поднялся.

На редкость бесцветен был португалец Дуарте Мендес. Он появился 16-м перед зрителями и занял 16-е место.

Хозяева — шведы — поступили вполне по-хозяйски. Их представитель — Ларс Бергхаген, выступавший с группой The Dolls и запевавший «Дженни, Дженни» - расположился посередине, на 8-м месте. Кстати, Бергхаген известен еще и как гольфист. Можно даже сказать, что как гольфист он известен куда больше, нежели как поп-певец, ибо является обладателем мировых достижений в этом виде спорта.

Итальянский дуэт Весс и Дори Гецци, которым достался 19-й номер, пусть и не пылали песенной страстью, как многие другие певцы этой страны, но на «бронзовую медаль» напели. Интересно, что в 1979 году они были похищены членами организованной преступной группировки Сардинии и освобождены после уплаты выкупа, сумма которого, как полагают, составила 500 млн. лир.

В целом же, двадцатое «Евровидение» не стало парадом бесцветных поп-звезд. Многие выступившие на нем были весьма талантливы. Но даже таланты были обязаны изображать легкомыслие. Ибо музыкальный интеллект на фестивальной сцене стал приравниваться неполиткорректности.


На сцене - предшественники Насырова и Апиной!

Tags: Греция, Евровидение, Швеция, попса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments