Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

Поговорим об идеях. Берег левый

На моей странице «Вконтакте» подискутировали с Сашей Ткачевым (однофамильцем, вроде не родственником, краснодарского губернатора) об идейных виражах. В разговор вклинивались мутные персонажи неясной идейной ориентации — разговора они не стоят.

Дискуссия наша плавно переходила с одной темы на другую (те, кто желает с ней ознакомиться, может зайти на мою стену упомянутой сети - http://vk.com/id94524719). В принципе, точка зрения Александра не стала для меня удивительной. Еще во время занятий на марксистском кружке стало понятно, что переложить учение создателя «Капитала» на реальную действительность его барнаульские последователи не могут. Они как-то странно усвоили постулат, что «учение Маркса действительно потому что оно верно».

В настоящее время у них (впрочем, это свойственно для многих в России и в мире из тех, кто называет себя марксистами) преобладают две линии. Ответвлений этих линий, конечно, больше, но основных линий две.

Первая состоит в том, что нынешние проблемы во многом из-за «недостроенности» капитализма. То есть, Россия не пережила по-настоящему капитализм в ХХ веке, и теперь его нужно «достроить». (А уже потом, по мере его загнивания, готовить социалистическую революцию, которая и будет настоящей). Примерно о такой «достройке» говорил в середине нулевых один из лидеров СПС Антон Баков. Его предвыборная программа так и называлась - «Достройка капитализма». Отсюда и тесное взаимодействие с либералами, пляски под их дудку на протестных акциях. Отсюда и перетекание на позиции социал-демократии Сергея Удальцова и Ильи Пономарева (который, впрочем, и раньше был, скорее социал-демократом либерального толка, нежели социалистом).

Вторая линия берет свое начало в убеждении, что левые силы в России слабы и не обладают достаточным потенциалом для борьбы. В то же время усиливается мировой кризис капитализма. Причем, вероятность того, что капитализм переживет сей кризис приближается к нулю. И в условиях внутренних противоречий нужно, чтобы все рушилось, чтобы все летело в пропасть. Советский опыт здесь видится отрицательным, поскольку сбивает с толку и за него цепляются многие способные деятели и рядовые граждане. И посему снос памятников оправдан, проклятия в адрес советского прошлого — тоже. Ибо делают советский опыт запретным, а, значит, - сладким.

Что касается «достройки капитализма», то эта позиция шаткая. Для того, чтобы сделать ее полноценной идеологемой, необходимо кардинально пересмотреть ряд положений ленинского наследия, в которых Ильич обосновывал концепцию строительства социалистического государства в условиях враждебного окружения. Но левые от Ленина отказаться просто не могут. Не могут они и провести разделительную линию между Лениным и Троцким — поменять в качестве идейного символа Владимира Ильича на Льва Давидовича. Попытки заявить об этом в завуалированной форме звучали на разных левых конференциях, но получили дружный отпор.

Но в действиях левых лидеров это сказалось. Тот же Сергей Удальцов сменил стремление с социализму на социал-демократический «цивилизованный» идеал (о чем сам он открыто заявил). А Илья Пономарев (к которому я лично, тем не менее, испытываю симпатию) тоже не козыряет революционными символами.

Вторая линия по сути троцкистская, хотя ее приверженцы далеко не всегда открыто об этом говорят. Они верят, что в ходе настоящего кризиса разразится мировой пожар, который и поглотит капитализм. То есть, ее сторонники молча уже сменили Ленина на Троцкого.

Эти молчаливые троцкисты нередко — просто уставшие от безуспешных лет борьбы левые активисты. Пребывающие в идейном и стратегическом тупике. И теряющие боевую форму. В то же время по ряду причин они не могут отойти от левого лагеря. И они продолжают повторять традиционные заклинания левых.

Мировой пожар и впрямь ожидается, мягко говоря, нешуточным. И он действительно может спалить капитализм. Скорее всего, он сделает это. Однако, не факт, что на пепелище мира капитала будет построено светлое здание нового социализма. Схожая ситуация была после Первой мировой войны, когда на Западе, после наклонов влево, возобладал жесткий тоталитарный строй. Либерализм там царствовали недолго. К 30-м годам в Европе стали устанавливаться жесткие местами авторитарные, местами открытые профашистские режимы. И, надо сказать, троцкисты в ту пору куда больше клеймили сталинизм, нежели жуткую «политическую моду» Европы.

И сейчас Европа готовится к новому витку социального расизма. Взлет популярности творений Айн Рэнд (где этот социальный расизм открыто пропагандируется), идей мальтузианства это показывает. Более того, мальтузианство на Западе идет рука об руку с жестким национализмом, который следует искать не только в успехах на выборах националистических партий, но и в выступлениях европейских лидеров, все чаще говорящих о провале «мультикультурной» политики. А те, кто читает отклики ведущих обозревателей в ведущих западных СМИ на события в Египте, Ливии, Сирии (пусть даже с помощью плохого Google-переводчика) этот неофашистский душок не могут не уловить.

Так что, крах мира капитала не обязательно готовит свет — за ним может последовать совсем уж непроглядная тьма. Отсюда, кстати, неприятие многих граждан с левыми взглядами (и мое лично, кстати) нынешнего сотрудничества с либеральным лагерем. Не хочется как-то мостить дорожку к собственной могиле. Лучше вообще туда до поры до времени не входить.

Впрочем, о других вариантах путей в могилу (как и вариантах ее обхода) — в следующий раз.

Tags: Пономарев, Ткачев, Удальцов, левые
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments