Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Филипповский луч света

Таланты — ничто, поклонники — всё! Таков главный девиз эпохи всеобщего пиара. Поклонники и соотечественники сербского американца Николы Теслы сделали все, чтобы раструбить об открытиях (мнимых и подлинных) этого замечательного изобретателя. В то же время другие, не менее замечательные, ученые остаются в тени.

Вот и у нас в России полки магазинов заставлены книгами про Теслу, не так давно в одном из них насчитал наименований шесть-семь. Причем книги стоят на видном месте, куда обычно ставят литературу, на которую «клюет» массовый читатель. Про Теслу много говорят в телеящике — и он востребован, а, значит, продаваемый персонаж.

В то же время наш соотечественник, работавший кстати, в одно время с Теслой, - Михаил Филиппов — широкой публике известен мало. Ярких фолиантов о нем вообще не наблюдается. Единственная, посвященная ему книга, вышла еще в советский период. Да и ту написал его сын, рассказав об отце. То есть, советский читатель был знаком с Филипповым, если учесть тиражи издаваемой тогда литературы. А вот российский....

Михаил Филиппов появился на свет 30 июня 1858 года в селе Окнино ныне Катеринопольского района Черкасской области. Жил в имении своего деда Лаврентия Васильковского, который вел родословню от Богдана Хмельницкого.

Изучая биографию Филиппова, поражаешься многообразию его таланта (за эту «вседяность» его, между прочим, нередко упрекали коллеги-ученые). Еще подростком он изучил французский, немецкий и английский языки, а готовясь к поступлению в университет, в придачу изучил латинский и греческий языки. Окончил юридический факультет Петербургского университета, а затем - физико-математический факультет Новороссийского университета в Одессе. В 1892 получил степень доктора «натуральной философии» в Гейдельбергском университете (тема диссертации — «Инварианты линейных однородных дифференциальных уравнений»).

Филиппов по мировосприятию был одним из многих русских идеалистов (не философское определение, а скорее психологическое), мечтавших о преображающей силе знания. Эти люди верили, что наука способна не только изменить мир, сделать его удобнее и совершеннее, но и должна улучшить природу человека. Избавить его если не от всех, то от множества зол. Такой идеалист в большинстве случаев поэт в душе или наяву. В крайнем случае прозаик. В 1889 году Филиппов написал роман «Осажденный Севастополь», получивший высокую оценку Льва Толстого. Более того, в отличие от сонма диванных мечтателей обломовского типа Филиппов был готов денно и нощно пахать ради своей мечты. И в 1894 году Михаил Михайлович основал журнал «Научное обозрение», в котором сотрудничали Менделеев, Бехтерев, Лесгафт, Бекетов. С помощью этого журнала в получил путевку в научные круги Константин Циолковский.

Со своим идеализмом Филиппов просто не мог быть певцом наступавшего по всем фронтам российского капитализма. Он придерживался левых взглядов. Считалось, что он был марксистом. В «Научном обозрении» печатались произведения Маркса и Энгельса. Есть версия, что под некоторым псевдонимами в нем публиковался и Ленин. А Лев Толстой однажды записал в дневнике: «Спорил с Филипповым о марксизме. Он был очень убедителен...»

Филиппов много занимался исследованиями миллиметровых электромагнитных волн и экспериментами по передаче энергии взрыва на расстоянии. Парадоксально, что цель своих исследований он видел исключительно мирной, даже пацифистской. В письме в газету «Санкт-Петербургские ведомости» он сообщал, что нашел способ «электрической передачи на расстояние волны взрыва». «Взрывная волна, — писал Филиппов, - полностью передается вдоль несущей электромагнитной волны и, таким образом, заряд динамита, взорванный в Москве, может передать свое действие в Константинополе». Именно таким образом Михаил Филиппов надеялся образумить человечество, которое, по его мысли, увидев сей ужас должно было отказаться от намерений вести войны раз и навсегда. На такое способен только ум законченного русского идеалиста. Как при таких мыслях ученый придерживался материалистического взгляда на мир — одному Всевышнему известно.

Надо сказать, что в начале ХХ века Филиппов выезжал в Ригу, где проводил загадочные опыты со своим смертельным лучом (его потом так и называли - «лучи Филиппова»). И вроде бы результатами опытов он был чрезвычайно доволен. Если он действительно был близок к созданию своего умиротворяющего оружия — он опередил время минимум на век, ибо бластеры и лазерные пушки пока не изобретены никем. Даже американцы, когда стал ясен их блеф с программой «звездных войн» (СОИ) в конце 80-х, ни на миллиметр не приблизились к созданию чудо-оружия.

Примечательно, что упомянутое письмо в газету было отправлено за день до таинственной гибели Михаила Михайловича. Как и отчего он погиб — знают только в мире ином. Утром 12 июня 1903 года его обнаружили в доме на улице Жуковского, 37, где находилась его лаборатория. Прибывший на место врач Полянский написал в свидетельстве о смерти: «Mor ex causa» - «смерть по неизвестной причине». Позднее полицейский врач Решетников сделал другое заключение: «смерть наступила от паралича сердца в результате органического сердечного порока». В Мариинской больнице после вскрытия написали, что причиной гибели стало «неосторожное обращение с синильной кислотой».

Полиция провела подробное расследование гибели Филиппова. Однако его результаты до сих пор неизвестны — весной 1917-го года, в эйфории Февральской революции в архиве бывшего Охранного отделения случился пожар, в котором дело о гибели сгорело. Поначалу думали, что сгорели результаты его трудов. В том числе и рукопись книги «Революция посредством науки или Конец войнам» (каково название, а?). Все документы охранка предусмотрительно изъяла и поместила в архив, казавшийся надежным хранилищем. Однако, в последующие годы стали появляться свидетельства, что рукописи Филиппова были в руках у бывшего сотрудника «Научного обозрения» Юрия Финн-Енотаевского, который якобы взял ее у вдовы ученого и не вернул (не то сжег, не то, как говорится, заныкал). Кстати, судьба Финн-Енотаевского — тоже сюжет для драм, детективов и мистических романов. Биография Филиппова — вообще кладезь для пишущей публики. Пока же только Леонид Мартынов посвятил ему «Санкт-Петербургскую балладу».

Возвращаясь к пропавшим рукописям, о них вскользь упоминал уехавший в 1915 году в США Всеволод Большаков, бывший ассистент Филиппова. Кстати, большаков писал, что ученый был убит истеричным революционно настроенным студентом-радикалом Яковом Грилюком, арестованным позже по другому делу и умершим в тюрьме. Позже знаменитый французский исследователь Жан Бержье писал, что «Филиппов был убит по приказу свыше» - мол, власти боялись, что разрабатываемое им чудо-оружие попадет в руки революционеров.

В 70-е годы в английской газете «Сан» патентовед Стив Кохран сообщил, что «в 50-е годы проводил экспертизу теоретических работ русского ученого Филиппова».

В общем, с результатами исследований Михаила Филиппова, как и с причинами его гибели ясно то, что ничего не ясно. Русский гений покоится на петербургском Волковом кладбище рядом с могилами Белинского и Добролюбова. Революция произошла спустя 14 лет после его гибели. И не столько посредством науки, сколько волей, упорством и мужеством людей. Но только вот конец войнам, о котором мечтал Михаил Михайлович, так не настал. Марксист и смутьян (как полагали царские власти) предложил слишком высокую моральную планку обществу. «Лучи смерти», реальные и гипотетические, войну убить так и не смогли. Главное — чтобы в условиях нынешнего барыжного мира гениальные открытия мастера не угробили само человечество. Так что, «лучи Филиппова» дают нам шанс на луч света.
Филиппов_Михаил_Михайлович

Tags: Михаил Филиппов, гении, изобретатели, русские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments