Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Жёсткие грани большого проекта - из "Литгазеты"

http://www.lgz.ru/article/19272

«Люблю отчизну я,
но странною любовью!
Не победит её рассудок мой…»

Эти со школы знакомые строки Лермонтова неизбывно стоят передо мной всегда, когда я размышляю о проблемах поиска общенациональной идеи, общегражданской идеологии, духовной основы для единения россиян и тому подобных особо актуальных в последнее десятилетие проблемах.

И дело отнюдь не в том, что у моей Родины «особенная стать» и уж тем паче не в том, что «в Россию можно только верить». Дело в чём-то большем: в том, что граждане нашей страны, её культура не принимают кажущихся очевидными решений. Иной раз хочется на особый лад перефразировать знаменитый афоризм: что социальному философу хорошо, то русскому – смерть.

Казалось бы, что можно возразить социальному философу-гуманисту, социалисту, демократу без кавычек Борису Славину? Он во всём прав. Свобода, не отождествляемая с частной собственностью, но предполагающая её умеренное развитие. Демократия, предполагающая реальное, а не на словах уважение прав человека. Солидарность, но не исключающая рынок, а предполагающая его сознательное использование в рамках социального государства. Патриотизм как любовь к своей Родине во благо всех людей… С чем тут спорить?

Но вот «закавыка»: почему же тогда в 1917 году Россия выбрала Ленина, а не Керенского или Мартова? Почему последние 20 лет подавляющее большинство россиян ненавидит Горбачёва и не поддерживает Явлинского? Почему, выдвигая на первое место во всех социологических опросах именно те ценности, о которых пишет Славин, большинство россиян голосует за Путина?
Я отнюдь не склонен объяснять это некими иррациональными, или духовными, или национальными особенностями россиян. Отнюдь. Проблема глубже: она, в частности, в том, что не только Россия, но и весь мир всё больше понимает: традиционная социал-демократия, во славу которой написал свой текст Славин, стала прошлым как минимум полвека назад.

В США, где у меня много друзей, искренне любящих и уважающих Россию и социалистические идеи, услышал очень точный анекдот про социал-демократов. Он перефразирует туповатую детскую шутку: «Зачем цыплёнок переходит улицу? – Чтобы перейти на другую сторону». Так вот, социал-демократ переходит улицу для того, чтобы, дойдя до половины, остановиться на разделительной полосе.

Так и в нашем мире. Западная Европа после Второй мировой войны почти дошла до разделительной полосы – полосы, отделяющей мир отчуждения от «царства свободы», постояла на ней два десятка лет, почувствовала, что положение крайне неустойчиво, и начала пятиться назад. Идти вперёд у большинства не хватает смелости и умения. Да и реверсивное течение истории – глобальная гегемония капитала – остаётся предельно мощным.

Россия не хочет, не может и не будет идти вперёд, если ей предлагают дойти до половины. Мы не только сердцем, не только умом, но и опытом прошедших поступков понимаем, знаем: нельзя останавливаться в Феврале. Нельзя сдавать фашистам Париж и создавать на юге марионеточную вишистскую Францию. Нельзя мечтать о джинсах – мечтать надо о Космосе.

Современному миру вообще и России – стране, вот уже столетие находящейся на беспрерывном изломе исторических стремнин, – в особенности нужен новый большой проект.

Я согласен со Славиным, что ценности демократии и свободы, солидарности и справедливости не могут устареть. Это правда. За них заплачено талантом лучших людей земли. За них заплачено кровью миллионов борцов в Нидерландах и Франции, России и США, Чили и Вьетнаме, борцов веков XVI и XVIII, XIX и XX. За них ещё немало придётся платить в нынешнем XXI столетии.

Но они не могут и не должны звучать и предлагаться в виде холодной овсянки респектабельного буржуа, идеал которого – устраивающая якобы большинство смесь добропорядочных капиталистов, которые обожают делиться своей прибылью, и цивилизованных наёмных рабочих, бастующих только там и тогда, где и когда им разрешат. А ещё государство, соблюдающее права человека. И хорошо оплачиваемый интеллигент, мечтающей то ли о Конституции, то ли о севрюжинке с хреном…

Я знаю, что Борис Фёдорович Славин – не такой.

Но!

Но зачем же писать текст, напоминающий розовый кисель?! Он никого, кроме кушающего кашку интеллигента, не вдохновит, и слава богу!

Давайте по порядку.

Справедливость? Да! Но в России власть и капитал принадлежат олигархам, бюрократии и тем, кто давно превратился в послушных жиреющих слуг, возглавляющих аналитические центры и СМИ «мудрецов дивана», занимающих ведущие посты в разбухающих, как на дрожжах, государственных и частных охранных службах «опричников», плодящих гламурную масскультуру «скоморохов».

И эта экономико-политическая сила никому просто так ни власть, ни деньги не отдаст. Это знает и понимает подавляющее большинство «рядовых» россиян: и рабочий, и учитель, и студент, и пенсионер.

И когда им «забывают» сказать о том, что за элементарные ростки справедливости придётся драться, и драться всерьёз; что призывающие к справедливости лидеры в этой борьбе будут последовательны и не побоятся потерять свои профессорские кресла, свободу и здоровье; что они знают, как бороться, чтобы победить, и как победить, не заплатив за эту победу немереную цену, не допустив того, чтобы Россия ещё раз умылась кровью, если «забывают» про всё это сказать, то российский гражданин делает вывод: либо этот автор наивен до удивления, либо он цинично лжёт для того чтобы, сколотив очередную – на сей раз социал-демократическую – партию, слегка потеснить в думских креслах то ли Зюганова, то ли Миронова.

«Рядовые» граждане России не были наивными объектами манипулирования и не являются таковыми сейчас. В 1917 году они знали, что ни Керенский, ни Мартов землю и фабрики им так и не дадут и с германцем не замирятся. И потому они пошли за большевиками. Пошли и на жизнь, и на смерть. Или с теми, кто не менее жёстко и последовательно отстаивал противоположные ценности.

Сегодня, почти сто лет спустя, россияне не стали более наивными. Они и сейчас знают и понимают, что власть будет работать на олигархов, что олигархам отдадут самые лакомые куски российского пирога. Но они также понимают, что приведшая Путина к власти команда состоит из циничных, но умных, сильных и решительных «акторов». Что эти «акторы» смогут заставить олигархов пусть по минимуму, но делиться с гражданами, что они по минимуму обеспечат порядок и по минимуму защитят Россию от мелких напастей извне (от больших защитить не смогут – кишка тонка, здесь только народ может сказать своё решающее слово).

А господа социал-демократы и те, что рядятся в коммунистически-патриотические одежды, и те, что спешат выразить свою «справедливоросскую» преданность новому/старому президенту, и те, что хотят создать новую, «настоящую» социал-демократическую партию, – почти все они на решительные поступки в пользу большинства граждан не способны. Они этого боятся. Более того, они боятся даже сказать о том, что такие поступки надо совершать.

Почти. Но не все. И в этом смысле отрадно, что Славин иногда упоминает в тексте и то, что «групповые» (это российские олигархи – «группа»? Или всё же высший слой капиталистического класса?) интересы не всегда совпадают с общечеловеческими, и что социальной несправедливости в России много, и что свободы нельзя добиться исключительно путём укрепления частной собственности.

Но многое принципиально важное не говорится.

Что же именно?

Первое. Что правящий в России класс не заинтересован в развитии солидарности, справедливости и низовой демократии, а потому и позитивной свободы. Что в этом не заинтересовано большинство «элитной» интеллигенции. Что с этими силами предстоит борьба, и борьба эта будет суровой.

Второе. То, что для современного мира вообще, и для России, в частности, социал-демократическая модель 1960-х годов устарела. Да, в России так и не реализованы прогрессивный подоходный налог, действительно общедоступное и преимущественно бесплатное образование и здравоохранение, сильные профсоюзы – эти стандарты европейской социал-демократической модели. Да, у нас разрушен не только постиндустриальный, но и современный индустриальный сектор. Да, у нас нет даже нормального парламентаризма, не то что «демократии корней травы». Это всё так.

Но так же как в первой половине XIX века в Российской империи было уже поздно бороться за смену барщины на оброк, а проблемы можно было решить только на основе отмены крепостного права и ликвидации помещичьего землевладения, так же и в современной России решение задач социальной справедливости, демократии и свободы предполагает выдвижение иной, идущей дальше, чем традиционная социал-демократия, идеологии и стратегии.

Какой именно?

Во-первых, во главу угла должны быть поставлены не абстрактные ценности, а идеи-поступки, прямо связанные с тем, кто и как это будет делать. Иными словами, нужен не набор некоторых предельно нейтрально сформулированных благопожеланий для некоего неопределённого абсолютного большинства, у которого нет противников, а идейная программа новых целей-действий нового субъекта – идеология совместного социального творчества.

За этими кажущимися абстрактными категориями скрывается вполне понятная каждому реальность, выраженная более столетия назад когда-то всем известными словами: «Добьёмся мы освобождения своею собственной рукой!»

Здесь важно всё.

Добьёмся – значит, предстоит борьба. С кем? С миром насилия, с миром отчуждения. Что это значит в конкретных условиях современной России, я уже сказал выше: это прежде всего борьба за отрешение от власти олигархической верхушки буржуазии, сращённой с высшей бюрократией.

Мы своею собственной рукой – значит, субъектом могут и должны стать граждане, способные возвыситься от своего тихого мещанского бытия, основанного на принципе «моя хата с краю», до роли творцов истории.

Это и будет социальное освобождение. Не просто идеал свободы, но действия-поступки. Какие? Их хорошо знает новейшая мировая история. И это те поступки, которые есть идеология в гораздо большей степени, чем традиционные слова. Приведу только один пример – движение «Оккупируй!».

Началось оно отнюдь не в прошлом году. Напомню лишь недавнее прошлое. В 1998–2000 годах в России рабочие десятков предприятий от Выборга до Владивостока проводили оккупационные забастовки, создавая своими руками, на основе солидарности друг с другом и с поддерживавшими их общественными и политическими организациями новые общественные отношения на предприятиях. Или опыт аналогичного движения на противоположном конце земли – в Латинской Америке, где участники движения безземельных крестьян оккупировали необрабатываемые земли. А есть ещё примеры сетевых протестных акций антиглобалистов, и совсем недавний и не закончившийся опыт движения «Оккупируй Уолл-стрит», и пример больших московских митингов.

Да, цели и программные установки здесь напоминают традиционные ценности социал-демократии и это – ещё раз подчеркну – правильно: ценности социал-демократии надо не забывать, не предавать, а снимать в новых задачах новой борьбы. Но эти движения идут дальше.

Они выступают не за подачки бедным, а за социально-экономическую организацию, где общедоступное образование и социально-гарантированный минимум станут трамплином для богатства каждого и потому дорогой к обществу, где не будет бедных. Они требуют не только некоторого перераспределения прибыли через прогрессивные налоги, но и отказа от частной собственности на природные ресурсы и частной интеллектуальной собственности. То есть направления на пользу общества важнейшего источника развития в современном мире – доходов от интеллектуальной деятельности и природной ренты, а это борьба не против больших доходов талантливых людей, а против обогащения паразитов-рантье.

Они видят в государстве не только альтернативу рыночной стихии и капиталистической эксплуатации, но и бюрократический аппарат, способный порождать отчуждение не менее страшное, чем капитал. И потому они вмешиваются в традиционные формы политической организации, требуя вытеснения парламентаризма «демократией корней травы», бюрократии – самоуправлением.

Они прекрасно понимают, что нынешняя система глобального неравенства (а на постсоветском пространстве образовались свой «Север» – Москва и свой «Юг» – простирающийся от российской северной глубинки до среднеазиатского юга) неизбежно порождает национализм, и здесь нет места благим упованиям на цивилизованный патриотизм, а нужен деятельный интернационализм.

Об этом я хотел бы сказать особо: именно здесь, на «лакмусовой бумажке национального вопроса», в наибольшей мере проявляется искренность интеллигентских стремлений к демократии, равноправию и солидарности. Ибо именно здесь во всю мощь встаёт жёсткий выбор. Либо мы боремся за справедливое перераспределение ресурсов и всерьёз помогаем бедным, помогая их развитию, а не сбрасываем с барского стола объедки гуманитарной помощи. Либо мы получаем интенции национализма, расизма и в перспективе фашизма – у богатых; и опять же национализма, фундаментализма и терроризма – у бедных.

Именно здесь московской «элитной» интеллигенции надо понять, что расизм и национализм – это про них и их детей, которые даже в страшном сне не могут представить себе, что их любимое чадо сочетается браком с киргизом-дворником. Более того, едва ли не бόльшая часть современной обеспеченной и «интеллигентной» московской молодёжи просто не замечает эмигрантов, видя в них не людей, а бессловесный придаток к метле или лопате. Они для них так же не существуют, как когда-то для бесцветных хозяев Юга США не существовали чёрные батраки и слуги.

Всё сказанное – достаточно жёсткая программа, но это всего лишь современная программа-минимум тех, кто хочет не только говорить, но и совершать поступки.

И хотя это всего лишь программа-минимум, её не поддержит значительная часть россиян. Её не поддержат высшие чиновники, олигархи и их прислуга. Её не поддержит полусытый мещанин, боящийся потерять шанс стать окончательно сытым. Её не поддержит «записной патриот», который считает, что России Богом дано быть особой страной, а иммигранты должны знать своё место и радоваться, что им позволяют строить дома и подметать улицы. Её не поддержит ждущий подачек опустившийся люмпен…

Её много кто не поддержит. Но если эта идеология-действие обретёт достойного, доказывающего самоотверженным трудом и поступками свою честность, решительность, бескорыстие, знания и умения субъекта, то её не только словом, но и делом поддержат всё ещё способные к творению истории учителя и рабочие, инженеры и врачи, студенты и пенсионеры России.

Александр БУЗГАЛИН, доктор экономических наук, профессор МГУ
Tags: "ЛГ", Бузгалин, левые
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments