Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Опять из архива - интервью с Михаилом Делягиным

На сей раз хотелось бы представить интервью с известным экономистом, политологом и просто хорошим человеком Михаилом Делягиным 

«Не могу выбрать себе кусок идеологии

Но солнце для меня восходит не с Запада»

В свое время Михаилу Делягину довелось поработать в двух правительствах советником по экономической политике. Впрочем, свою компетенцию он давно уже не ограничивает вопросами экономики – его уже прекрасно знают как политолога и даже социолога. Но наш разговор мы начали все-таки с экономики.

- В последнее время главной темой является рост цен на продукты питания. Причем исчерпывающего объяснения общественность так и не услышала.

- Главная причина роста цен – положение в сельском хозяйстве, которым, несмотря на пропагандистские завывания и национальные прожекты, так никто и не занимается. Более того, в рамках переговоров о заведомо недостижимом присоединении к ВТО наши бюрократы сделали Западу фантастические уступки, передав, например, фактическое право регулирования внутрироссийского рынка мяса птицы. В результате наши международные обязательства крайне затрудняют саму возможность развития нормального сельского хозяйства, а мы очень сильно зависим от импорта продовольствия. Так, по говядине мы сами удовлетворяем свои потребности чуть больше, чем на четверть, по свинине – наполовину, а поголовье крупного рогатого скота падает. И получается, что удорожание продовольствия в мире бьет и по нам. Не менее значимый фактор – монополизация каждой клеточки российской экономики: и производства, и оптовой, и розничной торговли, в результате чего цены повышаются даже когда для этого нет никаких объективных оснований.

Эта монополизация криминальна, основана на тотальной коррупции: почти каждый субъект экономики «крышуется» теми или иным государственными структурами. В результате ограничение произвола монополий невозможно по политическим причинам: если они будут меньше раздувать цены, у них будет меньше денег для взяток.

 

- В 1998 году вы ушли из правительства буквально накануне дефолта. Вы предвидели это событие?

- В таких формах не предвидел. Еще в ноябре 1997 года распространил доклад, в котором указал, что Россия вступит в зону валютного риска в середине августа 1998 года, но представить, что эти олухи умудрятся совместить дефолт с катастрофической девальвацией и параличом экономики, который едва не кончился национальным крахом, не мог.

 

- Спустя несколько лет вы пошли работать советником в правительство Касьянова. Вы надеялись, что ваши предложения, наконец, будут услышаны?

- Меня позвали люди, которых я хорошо знал и уважал по работе у Маслюкова, в правительстве Примакова. Работа была конкретной – помочь в макроэкономической политике и разобраться с реформой естественных монополий, в первую очередь РАО «ЕЭС России». И мне удалось, хотя и с грубыми по тем временам нарушениями аппаратных правил, задержать эту реформу на восемь месяцев. Конечно, это заслуга не только моя, там огромное количество людей прилагало усилия.

 

- Но потом из этого правительства вы тоже ушли.

- Я больше не мог тормозить реформу электроэнергетики. Касьянов прекрасно все понимал, кстати, иногда даже, мне казалось, лучше меня, - но дал добро, чтобы не рисковать своим креслом. Это было ошибочным решением: сам он после этого просидел только полгода, а экономику страны подорвал очень серьезно – у нас сейчас во многих регионах создание новых производств попросту блокировано из-за искусственно созданной нехватки мощностей и электросетей!

И выбор был очень простой: если оставаться, то нести всю полноту ответственности за последствия этой реформы.

 

- Говоря о реформе энергетической системы, нельзя не затронуть фигуру главы РАО «ЕЭС» Анатолия Чубайса. Он и правда является эдаким злым гением, как его преподносят СМИ?

- Чубайс и не злой и не гений, он символ и ключевая фигура радикального либерального реформаторства, которое выродилось в поддержку государственного монополизма. На всех трех этапах своей карьеры – во время приватизации, во время руководства Минфином и администрацией Ельцина и теперь, во время реформы электроэнергетики, - он, насколько я могу судить, использует в качестве основы государственного управления простую и откровенную ложь. «Наглость города берет» - это если и не его слова, то вполне о нем, и то, что он на свободе, как и многие другие наши руководители, есть ярчайшее свидетельство опасного вырождения российского общества.

- Почему же его никак не могут снять с должности, хотя даже первые лица государства нередко (хотя и не впрямую) жестко критикуют его?

- Чубайс многих вполне устраивает, так как сохраняет собой дополнительный «мостик» на Запад, который периодически используется для конфиденциальных контактов, и «закрывает» важную тему – реформу электроэнергетики, проводимую в интересах получения прибыли монополией, а не обеспечения энергоснабжения страны.

Кроме того, он является бесценным «козлом отпущения» - лучше любого Зурабова.

 

- Ваши интервью и статьи появляются как в патриотических СМИ, так и в либеральных. Какая идеология вам все-таки ближе?

- Когда мне первый раз предложили опубликовать статью в «Завтра» - больше десяти лет назад – я был хотя и разочарованным, и критическим, и социально-патриотически настроенным, но все еще либералом. Было очень неуютно, но я сказал себе: «Христос проповедовал перед кем угодно: торгашами, девушками легкого поведения и даже налоговиками. Ты считаешь себя лучше Христа?»

Разделение нашего общества на либералов, патриотов и коммунистов, унаследованное из конца 80-х и начала 90-х, уже давно не имеет смысла. Сегодня оно поверхностно и касается, в лучшем случае, десяти процентов населения. Наше общество в целом сумело сплавить эти три идеологии воедино, объединив социальные, патриотические и либеральные ценности. Тот, кто сможет выразить эти ценности в словах и организационных структурах, станет лидером России и, возможно, даже не занимая формальных постов, поведет ее дальше.

Что до меня, выбрать себе кусок единой идеологии я просто не могу. Для меня солнце не встает с Запада, благо для «Дженерал Моторс» и даже российского бизнеса не всегда является благом для России, как для многих либералов, - но самоочевидны такие либеральные ценности, как право собственности, конкуренция, свобода слова, независимый суд, права личности.

Любовь к Родине – естественное чувство, без него человек неполноценен, но оно не должно вырождаться в агрессивное ханжество, религиозную нетерпимость, «ракетно-квасной» патриотизм и лозунг «Россия родина слонов». Социальные ценности тоже незыблемы, но их не надо доводить до абсурда, уничтожающего экономику.

Наш народ умнее нас – он уже провел синтез ценностей, а мы все еще топчемся перед ним. Так можно и в прошлом остаться вместе с правящей бюрократией. Надо поторапливаться, надо быть достойными своей страны и своего народа.

Tags: Делягин, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments