Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Традиции и либерализм

Весной 2006-го талантливый публицист и хороший человек Леша Лапшин написал в газете "Лимонка" отличный материал против контрмодерна. Вот он. http://limonka.nbp-info.com/297_article_1145571468.html


Столкновение либеральных свобод с традиционными ценностями – явление очень давнее и свойственное всем странам, пережившим эпоху модерна. Прежде чем рассуждать об этой проблеме, нужно четко определить, какой смысл мы вкладываем в понятия традиционализм и либерализм. Дело в том, что за последние несколько десятилетий многие политические и историософские определения форм социальной жизни перестали соответствовать своему первоначальному значению. Ситуация осложняется еще и тем, что значительная часть общественно активных людей не воспринимает динамику смыслов и продолжает относиться к политическим терминам как к фетишам. Последствия этой дезориентации крайне негативны. Например, человек, считающий себя защитником традиционных ценностей, но не замечающий беспочвенности сегодняшних консерваторов, может легко оказаться в лагере противников традиционализма. Аналогичная история происходит с либералами, если они не делают различия между свободой и порождённым обществом потребления гедонизмом. Не умеющий дифференцировать явления либерал рано или поздно обнаруживает себя среди слуг мировой олигархии - смертельных врагов демократии и свободы личности. Для того чтобы распутать клубок противоречий между современными защитниками традиционных ценностей и сторонниками либерализма следует вернуться к первоначальному смыслу этих понятий.
Традиционным обществом принято называть иерархическую сословную систему социальных отношений, подчиненную высшим метафизическим принципам, которые определяют все стороны человеческой жизни. Наиболее близкие нам классические примеры подобной организации социума – средневековая Европа и допетровская Русь. К традиционным обществам также относятся такие разные социокультурные образования как Древний Египет и Древний Рим, Халифат и императорский Китай, самурайская Япония и кастовая Индия… Список можно продолжать еще долго. Несмотря на религиозные и исторические различия, для всех традиционных обществ характерно отношение к верховной власти, как к институту, освященному божественной волей. В традиционном христианском обществе, из которого вышли современная Европа и Россия, посредником между земной и небесной властью служила церковь - структура, придававшая царскому и королевскому правлению метафизическую легитимность. Оспаривать легитимность светских и духовных правителей решались только люди, имевшие альтернативные метафизические представления о мире. Об этом свидетельствуют все революционные движения Средневековья от катаров до последователей Лютера. Движения, ставящие перед собой чисто материальные земные цели не получили бы в то время поддержки, поскольку народ действительно верил, что «власть от Бога».
Не будем здесь останавливаться на анализе исторических событий и культурных процессов, в ходе которых с обожествлением верховной власти было покончено. У этих процессов есть свои положительные и отрицательные стороны, но в данном контексте нас интересует другая проблема. Победившая на Западе либеральная идеология отрицала сакральность иерархии и утверждала естественный характер прав и свобод рядового человека. Под влиянием этих идей достаточно большое количество людей впервые почувствовало себя гражданами, а не подданными государства. Развитие либеральной идеологии, безусловно, существенно расширило представление общества о свободе. Из мира политики и экономики либеральные отношения распространились на частную жизнь. Тем не менее, вопреки мнению ортодоксальных либералов, политические и экономические свободы не дополняли друг друга, а находились в постоянном противоречии. Чем больше преуспевала буржуазия, тем сильнее склонялась она к консерватизму. Укорененный в «настоящем» буржуа вообще по своей сути консерватор и враг либерализма, нарушающего стабильность его мировоззрения. Не удивительно, что в либеральной идеологии появились «левое» и «правое» направления. «Левые» остались сторонниками расширения гражданских прав и на определенных этапах оказывались близки к социалистам. «Правые» превратились в консерваторов в области политики, но продолжали пропагандировать свободу в сфере экономики.
Очень важно понимать, что консерватизм буржуазной эпохи не имеет ни какого отношения к попытками реставрации традиционного общества. Метафизическая ориентация средневековых рыцарей и монахов чужда буржуа в ещё большей степени, чем самые «левые» либеральные лозунги. Говоря о традиционных ценностях, буржуазные консерваторы имеют в виду набор неких моральных правил, которые, как им кажется, могут сдерживать разложение общества. Эти правила предписывают человеку быть патриотом своего государства, добропорядочным семьянином, строго соблюдать существующие законы и т.п. В рамках полноценной традиции такие ценности в лучшем случае определяли бы жизнь вайшьев, т.е. людей бытовых, материальных. Вполне закономерно, что именно так, «по-вайшьевски», понимают традицию в буржуазной цивилизации.
Консервативное сознание в своем современном виде возникло, конечно же, как ответ на вызовы либерализма. Следует уточнить, что понятие свободы в либеральной идеологии лишено какого-либо метафизического измерения и имеет чисто материальный характер. Проще говоря, либерализм рассчитан на обыкновенного человека, живущего «здесь и сейчас». В этом сугубо материалистическом подходе с самого начала скрывалась серьезная опасность. Свобода не может отождествляться только с решением материальных проблем, поскольку свобода понятие абстрактное, не относящееся к миру вещей. Чисто прагматическое понимание свободы – прямая угроза её существованию. У власти всегда есть соблазн подменить понятия и подсунуть людям фальшивку. Так в конечном итоге и произошло в буржуазных государствах, вроде бы развивавшихся в либеральном направлении.
Крушение коммунистического лагеря позволило консервативным представителям крупного капитала больше не считаться с демократическими требованиями «левых» либералов и социалистов. Началось быстрое и повсеместное сворачивание гражданских прав и свобод, завоеванных огромным трудом в эпоху модерна. Формирующаяся на наших глазах глобальная олигархическая система представляет собой настоящую пародию на традиционное общество с его иерархией, жесткой кастовостью и поклонением высшему принципу. Сегодня этим принципом являются деньги, уже утвердившиеся в качестве универсального эквивалента бытия. Формально не отказываясь от демократических идеалов, строители нового мирового порядка подменяют либеральные ценности подстрекательством к постоянному удовлетворению растущих материальных потребностей. Естественно, это воспитывает в людях гедонизм, стремление получать навязчиво предлагаемые удовольствия любой ценой. Если либеральная демократия ставила перед собой задачу сделать из человека индивидуалиста, то культивируемый сейчас гедонизм способствует полному разрушению личности. В определенном смысле гедонизм действительно есть следствие материалистической трактовки свободы, постулируемой либерализмом. Однако при сложившихся обстоятельствах философские дискуссии отходят на второй план. Слишком неприятно наблюдать, как идеологи олигархического глобализма используют насаждаемые ими же гедонистические настроения для борьбы с демократией. Каким образом это происходит можно понять на примере самой близкой нам России. Консервативно настроенному большинству с помощью всевозможных vip-персон, претендующих на моральный авторитет, начинает внушаться мысль о том, что причиной нравственного разложения общества являются чуждые нашей стране либеральные ценности. Гражданам России упорно подсказывается вывод: свобода нам не нужна, так как она приводит к пьянству, наркомании, извращениям, коррупции и т.д. Население призывают вернуться к «традиционным ценностям», которые на практике служат прикрытием диктатуры абсолютно патологических типов. К работе с массами привлечены священники, писатели, певцы и прочие знаменитости. Некоторая часть этих людей, к сожалению, видимо, искренне верит в благие цели борьбы с либеральной демократией. Беспринципное же большинство просто выполняет очередной заказ. Задача оппозиции – объяснить обществу истинные намерения власти. Заключаются же они в том, чтобы дискредитировать саму идею свободы. Пиар-проект под названием «назад к традициям» не должен быть реализован.



Tags: "Лимонка", Лапшин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments