Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Отход от традиции

Ранее я уже выкладывал материал Алексея Лапшина, опубликованный в «Лимонке» весною 2006 года (http://bers37.livejournal.com/257263.html).

Я тоже планировал выдать пост на данную тему, однако материал Алексея мне попался на глаза и я решил выставить его.

Однако мне представляется, что ряд моментов в нем требуют уточнения и дополнения. Поскольку дискуссии вокруг вопроса отношения традиций и либерализма продолжаются.

Та публикация в «Лимонке» появилась в период, когда нацболы тесно взаимодействовали с такими фигурами российской политики, как Касьянов, Каспаров, Рыжков и ряд других. Немцов в ту пору, по ходу, еще консультировал украинского президента Ющенко и в российской политике возникал эпизодами. Взаимодействие с либералами, на первый взгляд, строилось по принципу «Враг моего врага — мой друг». И это было отчасти верно. Повторю, лишь отчасти. Поскольку в либеральном лагере было множество персонажей, скажем так, на уровне рядовых и младших офицеров, которые искренне полагали, что идея свободы священна, и нацболы — одни из давних страдальцев за нее. Эти люди критически относились к ельцинскому режиму, олигархии, а также многим вождям либерального лагеря. Они искренне полагали, что в 90-е годы правящая верхушка страны растоптала либеральные идеи, вместо реализации принципа «свобода-собственность-закон» занялась государственным бандитизмом, а для прикрытия своих темных делишек занялась манипулированием сознания граждан. И в значительной степени это так и было.

Благодаря этим людям НБП не испытывало угрызений совести по поводу нового альянса. В конце концов, партия в своей программе допускала и частную собственность и многопартийность, и свободу слова. А расхождения по ряду вопросов (национализм, милитаризация, отношение к Октябрю 1917-го, Сталину и пр.) не казались на тот момент существенными.

Но в партии возникали вопросы о том, что нам важно в этом среднем и низшем звене либерально настроенных (но тогда еще не рассерженных) горожан. И где идейная подоплека укреплявшегося сотрудничества. И публикация Лапшина (не она одна, конечно, - было немало других) вроде бы отвечала вопрошающим.

Но публикация имела еще и стратегическое значение. Она символизировала изменение приоритетов в партийной работе. Дело в том, что под влиянием фактического партийного идеолога и мифотворца Александра Дугина НБП в 90-е провозгласило возврат к Традиции. Воспеванием Традиции был пропитан журнал «Элементы». Изящество, с которым подавал Дугин свои идеи, привлекло в партийные ряды немалое число интеллектуалов и богемных персонажей. Парадокс, но эти люди в редких случаях были националистами — чаще всего они были либо неординарными леваками, либо честными либералами, но имперцами. Дугинское воспевание советской имперскости не манило «топорных», упертых националистов и леваков — эти направлялись в РНЕ, или «Трудовую Россию». Они отчасти сторонились НБП, не понимая ее, но в большинстве завидовали креативности, талантливости.

С одной стороны, дугинский патриотизм расширял тактические рамки, с другой — он имел контр-модернистскую суть. Будучи продвинутым по форме, он был архаичен по смыслу. Он не звал к космическим высям, но увлекал к лаптям и косовороткам, пусть и сшитым по последней моде и лучшими модельерами.

Когда произошло расставание с Дугиным, поначалу никакого замешательства не было, ибо заданный вектор по инерции вел партию в лево-имперском направлении.

Однако в начале нулевых, с приходом к власти новой команды во главе с Путиным, стало ясно, что требуется переформатирование идейных установок. Ибо власть приступила к реализации того самого дугинского консерватизма. Уродливыми методами, без присущего дугинцам креатива, с помощью тех же кадров, но приступила. И не удивительно, что Дугин оказался среди путинских почитателей.

А у нацболов вскоре время обнаружилось частичное сходство представлений о происходящих процессах с частью либерального лагеря. То была небольшая часть идеалистов, отражавших взгляды тонкого слоя т. н. национальной буржуазии, которые сколотили капитал не за счет доступа к сырьевым ресурсам, а организовав производство, сервис в области высоких технологий, торговлю различными ноу-хау и др. Либеральные идеалисты не любили Ельцина, почитали Явлинского или Хакамаду, ругали партократию и сторонились Новодворской. Альянс с этой группой оформился достаточно быстро. Эти либералы, как и нацболы, соглашались, что России нужно формирование новых правящих групп, необходим переход от экономики трубы к экономике знаний и производства. Они отрицали гедонизм, который, как показано в статье Лапшина, разложил в итоге капиталистические скрепы — у нас и на Западе.

Другое качество, которое сблизило нацболов и «романтических» либералов — ставка на индивидуализм, ценность отдельной личности. Роль индивидуализма Лапшин также выделил красной строкой. Но ставка мирового капитала на гедонизм разрушила в либералах личность. Отсюда и беспринципность в выборе политических средств, грантоедство и перебежки в партии власти. И личности, индивидуальности стали в либеральной среде маргиналами, белыми воронами. Нацболы же продолжили делать ставку на альянс индивидуальностей, который всегда был их сильной стороной и в то же время привлекал тех же либералов.

Однако названных точек взаимодействия либералов и нацболов явно не могло хватить для долгого сотрудничества. К тому же либеральные вожди, пораженные язвой гедонизма, ощущали себя в роли либеральных романтиков не совсем уютно. И как только представился случай, в декабре 2011 года, они предпочли снова влиться в систему. Пусть и не в ее высший слой. И рядовые либералы снова оказались кинутыми своими вождями.

Перед НБП по-прежнему стоит задача формирования второй части проекта. После окончательного отказа от концепции контр-модерна (традиции), нужна сформулировать вторую часть проекта. Его цель. Ибо основная политическая масса над этим даже не задумывается. Эта масса одной ногой уже там. В контр-модерне. В псевдотрадиции.

Tags: "Лимонка", Лапшин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments