Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Как Анджей Вайда записался в агитбригаду доктора Геббельса

Вчера состоялся очередной сеанс в клубе «Фронтлайн». Показывали плохой фильм Анджея Вайды «Катынь». Этот фильм плохой — вовсе не потому что он лживый, а просто представляет из себя плохое кино. Но об этом я скажу чуть позже.
Перед началом сеанса ведущий киноклуба господин Андреев оповестил, что сия поделка «рассказывает о времени, когда Германия и Советский Союз оккупировали Польшу». Это его заявление свидетельствует разве что о плохом знании истории (что, впрочем, характерно для либералов — оттого они и как политики сплошь неудачники, что прошлого не знают). Во-первых, Советский Союз вернул себе территории, отнятые за 19 лет до этого той же Польшей. Во-вторых, господин Андреев должен знать (ибо либералы проповедуют верховенство закона), что юридически к середине сентября Польши уже не существовало. Ее руководство, как и большинство представителей т.н. «элиты», просто, извиняюсь, обосрались нацистов и удрали, бросив основную массу граждан. И потом эта обосравшаяся масса, как и подобает дерьму, всплыла в эмиграции, в виде всяких эмигрантских «правительств» и «общественных» структур. Хотя, удивляться нечему. Наши либералы также трусливы и мало пригодны к свершениям, что тоже обсерутся и сбегут, если вдруг случится какой-нибудь серьезный вооруженный конфликт. И на территории, куда вошла Красная Армия, тогда царил управленческий хаос и наблюдался распад хозяйственной жизни (еще бы! - управления-то не было никакого!).
Теперь о самом фильме. Если кто видел прежние фильмы Вайды («Пепел и алмаз», «Охота на мух», «Настасья» и другие), то наверняка поразился бедности и даже скудости художественных приемов, что использовал Вайда в картине. Обилие массовых сцен с мельтешением, гомоном и серыми, мало запоминающимися персонажами. Часто к ним прибегают начинающие режиссеры, чтобы заполнить время для переходов от одной сюжетной линии к другой или просто к поворотам основного сюжета. Но Вайда-то считается режиссером культовым. Любитель кино может сравнить те же массовые сцены в его прежних работах и «Катыни» и увидеть разницу. Не исключено, что массовые сцены режиссеру понадобились, чтобы задействовать большее количество людей. Типа задание руководства страны или социально ответственных спонсоров - в кризис много безработных, которых можно занять в киномассовках. Но, может быть, Вайда просто «отмывал» денежки — у либералов такое практикуется. Обилие массовок позволяет писать в финансовых отчетах одну сумму, а тратить совершенно другую.
Не могла не броситься в глаза, так сказать, бедность оформления сюжетной линии — действие фильма, как правило, разворачивается либо в толпе, либо в диалогах в закрытых помещениях. Несколько раз, правда, Вайда разбавил их сценами погони, сидения на скамейке и одинокого шествия по улице.
Даже как-то неудобно говорить о фактических нелепицах. Вроде тех, когда жена офицера с дочкой проезжает за короткий срок на велосипеде и безо всяких проблем проникает на территорию содержания польских офицеров. Как будто такие места не охраняются.
Непонятен и период взросления дочери офицера. Менее чем за шесть лет она вдруг превращается из дошкольницы в юную даму на выданье.
Обитающие в месте содержания (то ли лагерь, то ли барачное помещение) польские офицеры опять же в массовой сцене то и дело запрыгивают на верхние ярусы коек, копошатся и беспрестанно галдят. При этом ходят в застегнутой форме, не снимая головного убора. Спят, судя по виду спрыгивающих с верхних ярусов, спали они тоже в форме (иные даже в шинелях) и в головном уборе. Один раз, впрочем, главный герой истерически выпил чай с товарищем да получил в подарок от него свитер. С этим свитером вообще вышла мутная история. Оказывается, офицера, которого решили отправить в «лагерь смерти», вычислили как раз по вышитому на нем имени. Других опознавательных признаков для пленных просто не существовало. Остается загадкой, как же «сортировали» остальных. Была ли у них также «именная» одежда, или другие особые приметы — осталось непонятным.
В общем, нелепица сидит на нелепице. А уж о позорище актера Гармаша, засветившемся в этой дешевой (во всех смыслах) киношной агитке и говорить не хочется. Появление его персонажа вообще непонятно и сюжетом почти неоправданно. Возможно, оно было вызвано простым и подлым желанием «засветить» в ленте русского актера.
Не имеет смысла дальше перечислять всех нелепиц и провалов «Катыни». Не сомневаюсь, что режиссера Вайду будут помнить по «Пейзажу после битвы», «Дантону» или «Все на продажу», снятые в «несвободной Польше» (судя по словам одной из героинь). А вот о той же «Катыни», как и о «Пане Тадеуше», «Девушке Никто» или «Мести» (снятой будто исключительно для того, чтобы приобщиться к Голливуду), скорее всего, будут стыдливо умалчивать. Такое выплевывается из памяти, как искрошившаяся жвачка.
Я почти не упомянул о лживости или спорности самой идеи фильма — расстрела НКВД польских офицеров. К этой теме я обращусь позже, ибо тут речь идет не столько об историческом событии, сколько о фильме.
Но эту слепленную экранную рухлядь точно можно отнести к многочисленным аналогичным предметам разового пользования.
На дискуссию с подпевалами доктора Геббельса, которые, без сомнения, были
в том зале, я оставаться не стал. Судя по вступлению господина Андреева, о котором сказано выше, на конструктивный диалог в тот вечер настроя не было.
Tags: "Фронтлайн", Вайда, Катынь, Польша
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments