Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Местные маститые, бля, афтары

Наши мэтры умеют, что ни говори, писать рецензии! Некоторое время назад наш местный прохорчук, то есть, сторонник олигарха Михайлы Прохормана - бывший демократ, рыдалец (ибо рыдал не так давно, что он "заблудился во времени") Анатолий Кириллин накатал рецензию в "Литературную газету" на роман Владислава Пасечника "Модэ",

Что нынче в «Модэ»?

В конце 2011 года в Москве состоялась церемония вручения литературной премии «Дебют». Победу в номинации «Крупная проза» одержал Владислав Пасечник из Барнаула. Ему присудили премию за повесть «Модэ», написанную в жанре исторической прозы: действие повести происходит во времена татаро-монгольского ига.

По условиям конкурса главный критерий – творческая свобода авторов от литературных трендов. Понятен замысел, господа! Слово чужое и многим малопонятное здесь использовано неспроста: нельзя же отменить традицию, школу, законы литературы, наконец, зато можно обойти этот самый тренд. Уже слышу многоголосый шум: а что это такое – законы литературы? А где это вы видели, чтобы искусство развивалось вообще по каким-то законам?!

Всё бы ничего, но, увы, читал я это произведение победителя. И не просто пробегал текст, должен был вчитываться по обязанности руководителя семинара молодых авторов. Вот не поверите – там вообще ничего нет. Какие-то бои кого-то с кем-то – все герои и племена неразличимы, невозможно проследить путь их по сюжету, потому что они напрочь лишены индивидуальных черт. «Аватар» какой-то, только без картинок и портретов. Кто, за кого, зачем? Абсолютно непонятно. Ах, это монголо-татарское иго, а я-то, читая, никак не мог понять, о каком периоде речь. Вдруг в ткань повествования врывается археологическая партия, сего дня, которая, как надо понимать, занимается исследованием того периода, о коем повествует автор в своей главной сюжетной линии. И опять – всё неразличимо, текст существует сам по себе, ничто не соединяет нас с прошлым. Какое-то новое убранство комнаты, когда неохота переклеивать обои, а можно пригласить друзей, и они наляпают на стенах чего повеселее – прикольно!

Если учредители и устроители конкурса и премии хотели отвратить авторов, а заодно и читателей от настоящей литературы, то им это вполне удалось. Не знаю, в чём ещё, кроме ухода от «трендов», заключалась задача господ из жюри и их хозяев. Потешки, во всяком случае, вам, господа, устроить удалось. Повторюсь, ничего менее вразумительного и беспомощного, чем повесть (у нас на семинаре произведение называлось романом) «Модэ», я давно не встречал. Кстати, после обсуждения, где все участники отозвались о романе однозначно, попросту разнесли его вдребезги, автор поблагодарил товарищей и сказал, что он уже возил своё творение за пределы родного региона и получил там точно такую же оценку.

Но тут Москва, тут уже не с кем спорить. И предвижу восклицания: а вы-то там в провинции! Душители всего нового, свежего, прогрессивного!.. Точно, душители, только вот, сколько ни душим, они живут более чем привольно, расцветают махровым цветом и давно уже своей массой превзошли «душителей». Так что насчёт их живучести можете не беспокоиться. И за «свою» литературу, далёкую от настоящей отечественной словесности, пока что можете быть спокойны. Долгие годы понадобятся, чтобы исправить возделанную вами новую литературную ниву, чтобы вылечить, выправить и поднять в здоровый рост больные, отравленные всходы. Увы, переживаемая сегодня всей нашей страной деградация человеческого потенциала приобретает всё более угрожающие масштабы, и, разумеется, она не может обойти ряды творцов и их судей.

Интересно всё-таки – а судьи кто? Две фамилии из жюри известны многим, в первую очередь – председателя, Николая Коляды, известного театрального режиссёра, драматурга, лауреата множества премий. Мало знаком с творчеством названного мэтра. Заглянул в его блог, отметил замечание, что после его спектаклей остаётся очень много грязи. Прочитал пьесу «Куриная слепота» и подумал: чтобы собрать великое количество грязи, совсем необязательно городить декорации. Истерика большинства героев: что их обманула жизнь, что они обречены пребывать в дерьме, – пронизывает всё произведение.

Судьи, учителя, оценщики – если и не главная суть нашей жизни в них, то, безусловно, важная. Они постигали разную науку у различных учителей, и, конечно же, каждому на жизнь достался свой кусок мерзости. Кто-то сумел справиться с ней, растворить в своих добродетелях, а другой нашёл в себе силы лишь для того, чтобы вернуть её миру.

Анатолий КИРИЛИН, БАРНАУЛ

Владислав Пасечник. Модэ: Повесть с интермедиями. – Урал, 2012, № 2.

P.S. Мы неоднократно писали о своеобразном понимании независимости руководителями премии «Дебют». С завидной регулярностью рукописи-победители что ни год демонстрируют полную независимость от литературного таланта. Не в последнюю очередь, как нам кажется, эта тенденция связана с координатором проекта О. Славниковой. Автор романа «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки» напрасно переносит особенности своего зрения на произведения, участвующие в конкурсном отборе, когда литературные муравьи раздуваются благодаря искусному пиару до размеров слона. Достаточно (хоть и с большим трудом) вспомнить бурную историю Ирины Денежкиной – едва ли не главного мыльного пузыря «Дебюта». На деньги благотворительного фонда «Поколение», призванного помогать больным детям, г-жа Славникова сотоварищи пропагандируют больную недолитературу и плодят инвалидов слова. Может, фонду лучше сосредоточиться на своих прямых уставных целях?

http://www.lgz.ru/article/19287/

Можно, конечно, восхотиться, как сурово, мол, мэтр алтайской литературы на страницах "Литературки" всыпал юному пишущему оболтусу. Но... Дело в том, что рецензия не имеет отношения к роману Пасечника, а сам он его не читал.

То есть, наш алтайский прохорчук писал, как говорится, от фонаря. К тому же из послесловия ясно, что писулька это заказная и нужна она для реализации, так сказать, редакционной политики. А среди целей этой политики - атака на премию и ее иниицаторов. То есть, рыдальцу  Кириллину поручили - и он выполннил заказ.Не бесплатно, ясное дело. Я точно не принадлежу к полклонникам творчества писателя Пасечника. Роман "Модэ", говоря современным языком, ниасилил. Слабый роман и невнятная идея его. Но рецензию писать не возьмусь. особенно "резензию" такого пошиба, как у Кириллина. Впрочем, чего ему, бывалому и потасканному дельцу от литературы да журналистики, стыдиться? Не впервой...
 
Tags: "ЛГ", Кириллин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments