Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

Что писала "Лимонка" о националистах-уменьшителях

Этот материал Алексея Лапшина появился в "Лимонке" в марте 2003 (!) года. Уже тогда он обозначил крен части националистического движения в сторону создания этнически однородного госудаства, т.е. отказ от имперскости. В пубюликации фиурировали моменты, ставшие тяжелыми болезными русского нацимонального движения: "союз с белой Европой" (нынешние завывания Крылова и его дружков), возможный западный протекторат (и об этом Крылов и компания рассуждают) и даже "патриот"-десталинизатор Караганов. 
Вот этот материал:

Последняя болезнь национализма
Ещё несколько лет назад, несмотря на идеологическую разобщенность, русские патриоты имели общий, не вызывающий сомнений ориентир. И "правые" и "левые", и консерваторы и революционеры видели свою цель в воссоздании Империи. Разумеется, каждый лагерь понимал империю по-своему. Коммунисты мечтали о полной политической реставрации СССР, монархисты - о порядках царской России, национал-большевики - замахивались на Евразию в границах от Владивостока до Гибралтара. Самые крайние националисты призывали ограничить государство союзом трёх славянских народов, но сохранить при этом стратегический контроль над Средней Азией и Кавказом. Одним словом, как бы не позиционировали себя патриоты, великая Россия оставалась для всех аксиомой.
Четыре года назад этот статус-кво оказался нарушенным. Интеграция в глобалистскую систему вызвала к жизни совершенно новый для России тип национализма. В "правых" кругах всё более популярной становятся идея радикального сокращения русского цивилизационного пространства в пользу компактного этнократического государства. "Империя в прошлом, - утверждают новейшие "правые", - пришло время заниматься собой, спасать то, что ещё сохранилось". В качестве рецепта "спасения" предлагается превращение России в национально однородный регион, политически и культурно обращённый к "белому" Западу. Якобы только таким образом русские смогут выжить как этнос и противостоять исламской и "чёрной" экспансии. Иначе говоря, единственным выходом исторического тупика видится отказ России от евразийства.
Достаточно проигнорировать расистский, антилиберальный пафос этих построений, чтобы обнаружить их полное соответствие глобалистским планам передела мира. Само собой, никакой союз с распавшейся Россией вампирической "белой" цивилизации не нужен. Лишившись евразийского масштаба, а значит, и всех своих преимуществ, РФ перестанет интересовать Запад даже как донор. На уровне же геополитики, отказ от евразийства приведёт к необратимому разрыву русского жизненного пространства вместо ещё возможного воссоединения. Огромная часть русского и русскоязычного населения окажется за пределами "компактного этнократического государства" без всякой перспективы возращения в своё цивилизационное поле. Нетрудно предугадать, что вслед за отделением территорий неизбежно последует и переход под контроль Запада российского ядерного оружия и энергоресурсов. Какие угрозы ждут в этом случае русских, описывать, пожалуй, излишне.
Выбрав этнократию вместо евразийства, мы окажемся на самой переферии глобалистской системы, со всеми вытекающими из её законов последствиями. Здесь можно бы было сказать и о разрушении генофонда и об окончательном материальном крахе, однако все эти проблемы по сути вторичны. Главное - наше тотальное духовное поражение, признание бессмысленности и несостоятельности всех русских идей и революций.
Парадокс сегодняшнего дня в том, что аргументацию, предназначенную для крайних западников, приходится излагать для националистов. Ведь именно западнический взгляд на место России в истории теперь в маргинальной форме высказывает целое направление "правых". Кстати, не случайно известный апологет глобализации политолог Сергей Караганов называет себя русским патриотом. Сочетание несовместимых, на первый взгляд, позиций объясняется им довольно просто - чтобы котироваться как государство, Россия должна примкнуть к богатым и сильным.
Разве не этот же взгляд на мир, только под иной идеологической вывеской, отстаивают западники с "крайне правого" фланга. Серьёзные различия в политических формулировках не должны вводить в заблуждение. И респектабельные "карагановы" и маргинальные теоретики в конечном счёте утверждают одно и тоже - необходимость подчинения русских интересам богатого "белого" Запада. Причём, если кремлёвские политологи ещё не могут говорить о распаде России открыто, то маргиналы делают это уже без проблем. Как тут не вспомнить про "две руки одного тела": одна работает в светлой перчатке, другая - сгребает мусор.
Несомненно, многие возможности, которые были вполне реальны ещё пять-шесть лет назад, сегодня безвозвратно упущены. Но уход в оборону или, тем более, капитуляция, - прямой путь к гибели нации. И это уже не метафора, а последний приговор истории.
Современный национал-революционер должен стать одинаково чуждым и пораженческому "антиимпериализму" и ностальгии по выжившему из ума великодержавию. Развал империи, как конкретной политической формы, вовсе не равнозначен прекращению русской экспансии. Россия есть нечто большее, чем государство или понятие из географии. Россия - это мистическая идея революции, абсолютного преобразования мира, которая может исчезнуть только с его концом. Не отдавать себе в этом отчёт, значит превращать свой национализм в банальную обывательщину или захудалое почвенничество. Вот почему так важно, чтобы из русских политических теорий не исчезала масштабность, чтобы не отходили на задний план, как нечто "непрактичное", сверхзадачи.
Иначе даже критическая масса пассионариев не сможет добиться победы.

Алексей Лапшин 

http://limonka.nbp-info.ru/217_article_1226839008.html
Tags: "Лимонка", Крылов, Лапшин, национализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments