Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

"Литературная газета" о справедливости в России

События и мнения

Богатые и бедные. А что власть?

ЗЛОБА ДНЯ

Имущественное неравенство в России – одно из самых высоких в мире. Такой вывод следует из доклада Global Wealth Report, подготовленного швейцарским банком Credit Suisse. Если на планете на долю миллиардеров приходится менее двух процентов совокупного всемирного богатства, то в России около 100 миллиардеров контролируют треть всех активов страны. По числу долларовых миллиардеров Россия занимает четвёртое место в мире после США, Германии и Великобритании…


Социальная
взрывчатка

Александр МОЛЧАНОВ,
доктор исторических наук,
профессор (Белгород):


– Хорошо известно, что цель социального государства – максимальное удовлетворение ма­териальных и духовных потребностей граждан, последовательное повышение качества их жизни и снижение социального неравенства, обеспечение всеобщей доступности основных социальных благ, прежде всего качественного образования, медицинского и социального обслуживания. При этом социальное государство должно отвергать любые формы достижения цели, нарушающие права других граждан и сообществ. Всё так – в теории. А в жизни?
Директор Института экономики РАН Р. Гринберг как-то заметил: «Когда… в Россию вернулось рыночное хозяйствование и начались попытки демократизации общества, мы получили асоциальное государство». Примерно то же отмечал другой авторитетный специалист, директор Института социально-политических исследований РАН академик Г. Осипов: «В области социальной мы имеем забвение идеи социального и правового государства, резкую поляризацию общества на сверхбогатых и очень бедных, криминализацию всех сфер общественной жизни…»
Стремление власти ослабить поляризацию пока больше заметно лишь в лозунгах. Децильный же коэффициент, т.е. соотношение доходов 10 процентов наиболее и 10 наименее обеспеченных уже составляет 40:1.
А если принять во внимание денежные накопления, ценное имущество, количество и комфорт жилья (в том числе за рубежом), доступность добротного лечения, отдыха на Гавайях, Канарах, Сейшелах, пропасть между богатыми и бедными окажется в России ещё глубже – 70:1, а то и 100:1. Для примера, в Союзе ССР в 1985 году он составлял 5,3:1.
Но дело не только в децильном коэффициенте. В СССР сын тракториста, сын министра или дочь секретаря обкома на одной студенческой скамье бесплатно получали высшее образование в столичных вузах. Общественные фонды потребления были важнейшим механизмом, на деле обеспечивавшим социальное равенство. Но и это не всё. Были социальная совесть, социальная мораль.
В России социальная поляризация после развала СССР лишь пугающе увеличивалась. Мировая практика рассматривает 10-кратную разницу между крайними децильными группами населения как предел, за которым социальные антагонизмы становятся взрывоопасными. И, например, в странах Евросоюза она составляет допустимую величину – в 4–7 раз. Но Европу всё равно трясёт.
Неправильно считать социальную справедливость лишь нравственной категорией. Поэтому государству просто в целях самосохранения важно обеспечивать справедливое в глазах большинства распределение созданных трудом живущих и прошлых поколений богатств, предотвращать возникновение вопиющей социальной поляризации общества. Как видим, в РФ десятикратный предел в доходах превышен в 4–10 раз. Социальной взрывчатки в обществе предостаточно.

Ни желания,
ни воли

Владислав ИНОЗЕМЦЕВ,
директор Центра исследований постиндустриального общества:

– Имущественное неравенство в последние десятилетия нарастает практически во всех развитых странах, но в России действительно оно приняло гипертрофированный и, что ещё более опасно, системный характер.
Может ли эта тенденция измениться? На мой взгляд, вряд ли. Для слома тренда нужны радикальные меры. В США, чтобы снизить материальное неравенство (в 1928 г. в Америке было 39 миллиардеров, в 1969-м – 13), власти пошли на повышение предельной ставки подоходного налога до 91 процента, а также обложили дорогую недвижимость исключительно высокими налогами, повели последовательную борьбу с монополизмом. Наконец, решились на повышение социальных пособий и введение минимальной заработной платы на уровне, обеспечивавшем человеку в тот период прожиточный минимум.

В российской ситуации для борьбы с неравенством, которая получила бы широкий общественный резонанс и поддержку, я бы предложил несколько мер.
Во-первых, умеренное повышение подоходного налога для высоких доходов (например, до 25 процентов).
Во-вторых, введение высокого (не менее двух-трёх процентов в год) налога на недвижимость, взимаемого с её рыночной цены.
В-третьих, взимание страховых платежей с доходов любого размера без ограничения верхнего предела суммы.
В-четвёртых, резкое повышение налога на выплачиваемые дивиденды.
При этом я понимаю, что все эти меры дадут крайне ограниченный эффект, так как сократят неравенство доходов, а не состояний. В наши дни подавляющая часть богатств российских олигархов находится не в денежной форме, а воплощена в контролируемых ими компаниях, зарегистрированных в основном в иностранных юрисдикциях. Государство не может регулировать данную сферу. А пытаться вынудить перерегистрировать компании – значит, нанести серьёзный удар по инвестиционному имиджу России: ведь зарубежные инвесторы участвуют в акционерном капитале многих наших компаний.
Более того, российские власти открыто говорят о том, что стремятся к максимальному повышению рыночной стоимости отечественных компаний. Такой рост приводит в том числе к росту богатства наиболее обеспеченных россиян. Правительство и госкомпании предпринимают и вполне конкретные шаги для этого.
Поэтому ответ на вопрос о сокращении пропасти между богатыми и бедными может быть очень ясным: сократить имущественное неравенство можно, если иметь желание и обладать жёсткой политической волей.


Тяжёл камень
на дно тянет

Сергей КАРА-МУРЗА,
политолог

– Сегодня кучка миллиардеров – маргиналы, они вне нашей жизни, и отношения к ним у народа человеческого нет. Ничего личного! Но само это явление рождает брезгливое и тревожное чувство, будто вскочил на теле народа странный уродливый прыщ – симптом тяжёлой болезни всего организма.
Но под ними – тонкая прослойка «богатых». И прослойка потолще – их челяди. Это уже социальная группа, «сильные мира сего». И главный раскол общества – между бедными и богатыми.
Как это банально и как сложно! Ведь за 20 лет сложились и расходятся по разным дорожкам не классы, а два народа, уже враждебные. Большинство («старые русские»), по критериям доступа к благам и к власти, стало «национальным меньшинством», вектор его жизни – архаизация. Регулярные опросы (с 1994 г.) о «возможности достижения взаимопонимания и сотрудничества между бедными и богатыми» гласят, что около половины населения считает это невозможным. Пропасть пролегла!
И суть уже не в деньгах, вот причина: «нынешнее расслоение на богатых и бедных неестественно, неорганично, проистекает из источников, которые «разрывают» общество и задают антисоциальные ориентиры». Богатство, полученное социальным ограблением, разрушило общество – вот суть национальной катастрофы, тревога всех слоёв и поколений. Эта реформа осознана как ЗЛО. Отсюда и отчуждение от государства, загоняющего страну в ловушку. Власть должна была проклясть грабителей или хоть символически порвать с ними. Тогда можно было бы перевернуть страницу и строить новую Россию. Но нет, тяжёл камень на дно тянет.
Богатые осознали себя новым народом, даже поначалу называли себя «новыми русскими» и грозили страшной гражданской войной. Устойчивость «старых русских» этот безумный импульс погасила, война перешла в режим холодной и выражается в демонстративном хамстве богатых и оскорблениях обедневшей половины, в непрерывных угрозах реформ, отгрызающих жизненное пространство бедных.
Один из ведущих психиатров России говорит о стрессе населения: «Развиваются чувство опустошённости, постоянной усталости, тягостное ощущение того, что происходит что-то неладное. Люди видят и с трудом переносят усиливающиеся жестокость и хамство сильных». Надо же вникнуть в эти слова!
В массовом сознании господствует «чувство несправедливости происходящего и невозможность повлиять на ход событий». Куда же мы придём, продолжая двигаться по этому пути? Двадцать лет – достаточный срок, чтобы оценить последствия такого дикого раскола на богатых и бедных. Неужели сильные мира сего не извлекут урока?

Опрос подготовил
Владимир СУХОМЛИНОВ

http://www.lgz.ru/article/20069/

Tags: "ЛГ", Иноземцев, Кара-Мурза, справедливость
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments