Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Клубок Желтоксана*

26 лет назад, в декабре 1986 года в Алма-Ате произошли события, обернувшиеся ударом по Советскому Союзу. Это были выступления казахской молодежи 17-18 декабря. К тому времени проблема межнациональных отношений в Советском Союзе без обострилась. Однако, нашлись силы, которые решили разыграть национальную карту в своих интересах.

Для начала стоит напомнить, что по официальной версии волнения начались из-за решения генсека ЦК КПСС Михаила Горбачёва о снятии с должности первого секретаря компартии Казахстана Динмухамеда Кунаева, и замене его на ранее никогда не работавшего в Казахстане Геннадия Колбина, бывшего на тот момент первым секретарем Ульяновского обкома партии. Участники беспорядков требовали назначить на должность главы республики представителя коренного населения.

Выступления начались с демонстрации 16 декабря, первые группы казахской молодёжи вышли на Новую (Брежнева) площадь столицы с требованиями отмены назначения Колбина. Правительство в Москве передало дело МВД, для разгона митинга. В городе сразу была отключена телефонная связь, эти группы были разогнаны милицией. Затем были собраны отряды спецназа из сибирского военного училища, а также курсанты местного пограничного училища. Слухи о выступлении на площади мгновенно облетели весь город.



Утром 17 декабря на площадь имени Л. И. Брежнева перед зданием ЦК вышли уже толпы молодёжи, возглавляемые активными националистами. Плакаты демонстрантов гласили «Требуем самоопределения!», «Каждому народу — свой лидер!», «Не быть 37-му!», «Положить конец великодержавному безумию!». Два дня шли митинги, оба раза заканчивающиеся беспорядками.

17 декабря на территории Казахстана было введено чрезвычайное положение. И хотя в последующие дни произошли выступления в других районах Казахстана (например, 19-20 декабря в Караганде), правоохранительные органы взяли в результате ситуацию под контроль. 

События, что и говорить, были весьма драматичные. И весьма неоднозначную роль в них сыграл нынешний казахский лидер Нурсултан Назарбаев. Следует заметить, что Кунаев долгое время тянул наверх этого партийного функционера и вполне может считаться его крестным политическим отцом. Более того, долгое время именно Назарбаева он видел преемником на посту партийного лидера Казахской ССР. Однако незадолго до своей отставки Кунаев вдруг вдруг резко охладел к своему фавориту и стал противиться его возвышению. Несмотря на то, что 17 декабря 1986 года на площади Алма-Аты Назарбаев, наряду с другими официальными лицами, выступал перед толпой, призывая граждан вернуться на свои рабочие и учебные места, имеется ряд свидетельств о том, что Нурсултан Абашиевич вел сложную тайную игру. Для начала заглянем в его мемуары, в которых содержатся любопытные признания.

"...Только 15 декабря, за день до назначенного организационного пленума, у трапа прилетевшего из Москвы самолета мы узнали, что на этот пост рекомендуется Г. В. Колбин, работавший тогда первым секретарем Ульяновского обкома партии. Вместе с Колбиным прибыл секретарь ЦК КПСС Г. П. Разумовский, ведавший в ЦК кадровыми вопросами.

Скажу, что такой подход к важнейшей проблеме, по сути – к будущей судьбе Казахстана, просто ошеломил членов бюро ЦК Компартии республики. Все впали в такое загипнотизированное состояние, что никому даже не пришла в голову естественная мысль о необходимости, хотя бы «ради протокола», обсудить предложенную кандидатуру на заседании бюро. Собственно говоря, и обсуждать было нечего – никто из нас его толком не знал. В такое же завороженной обстановке прошел и пленум ЦК Компартии, вся процедура которого заняла 18 минут. Все подняли руки, и первым секретарем ЦК стал Колбин. Вновь восторжествовал синдром бездумного послушания центру, синдром казарменной психологии: «Мы лишь солдаты партии». Никто не задумался о последствиях, а они не заставили себя ждать.

На следующий день на площади перед зданием ЦК стала собираться молодежь. Сначала пришло с транспарантами человек двести, но затем народа вокруг них становилось все больше. Мы были приглашены в кабинет к Г. В. Колбину, чтобы обсудить возникшую ситуацию. Членам Бюро ЦК, в том числе мне и Председателю Президиума Верховного Совета республики С. Мукашеву, было поручено пойти на площадь и поговорить с людьми. Никто не сожалел, что ушел со своего поста бывший «первый» республики. Нас встретили лозунгами: «Каждому народу – своего руководителя!», «Нам нужен руководитель – казах!», «Хватит диктовать!», «Идет перестройка, где демократия?», «Мы за ленинскую национальную политику!» Ничего другого, способного вызвать у здравомыслящего человека протест или возражение, не было. Настроение массы людей было мирное. Нам задавали лишь один вопрос: почему не избрали местного человека? А мы на этот вопрос ничего вразумительного не могли ответить. Тогда демонстранты двинулись с транспарантами на улицы Алма-Аты…

У каждого человека бывают в жизни моменты, когда он внезапно оказывается перед проблемой серьезного выбора, заставлящего порывать с чем-то привычным и удобным, сулящего непредсказуемые сложности или испытания. Выбор этот чаще дает только одно преимущество – человек, не подстраиваясь под обстоятельства, вопреки им, остается самим собой. Когда собравшийся на площади народ устремился в город, я понял, что стою перед таким выбором: или я должен решиться на поступок, или спокойно вернуться в здание ЦК. Второе представилось мне непростительной изменой людям – они были правы! Я пошел с ними, в голове колонны.

Шествие по улицам города длилось часа три. Сделав большой круг, народ вернулся на площадь. После обеда приток людей усилился. Подходили студенты, рабочие, интеллигенция. На следующий день демонстрация повторилась. Чем это кончилось, хорошо известно – 18 декабря был организован ее разгон..."

(Нурсултан Назарбаев "Без правых и левых". Москва, «Молодая гвардия», апрель 1991, стр. 179, 180)

"...Каково же было мое удивление, когда я узнал, что в течение 1987 года Колбин неоднократно предлагал руководству ЦК КПСС и Совмина СССР переместить меня в Москву на другую работу. Что ж, остается только сожалеть об этом. Видно, недоверие к окружающим людям – тоже одно из наследий командно-административной системы, тех времен, когда каждый руководитель был вынужден заботиться главным образом о собственной неуязвимости. К этому подталкивала атмосфера подозрительности и скрытности, особенно характерная для аппаратов высшего звена. Попробуй объясни и докажи людям, воспитанным в такой обстановке, что тебя заботят не карьера и личное благополучие, а другие, более высокие цели и интересы.

В том же году настиг меня и еще один удар, посланный мне вдогонку Кунаевым. На июньском Пленуме ЦК КПСС выводили его из состава Центрального Комитета и Политбюро. И в своем последнем слове Динмухамед Ахмедович счет необходимым обвинить меня во всех грехах, заявив, что декабрьские события в Алма-Ате – дело рук Назарбаева и других лиц, рвавшихся к власти. Правда, М. С. Горбачев прервал его и пристыдил. Но – слово сказано. И подействовало оно на меня так, что помогло на этот раз и мое довольно крепкое здоровье – прямо с Пленума меня отправили в больницу…"

(Нурсултан Назарбаев: Без правых и левых. Москва, «Молодая гвардия», апрель 1991, стр. 185, 186)

Интересные свидетельства, не правда ли?

Продолжение следует

*Желтоксан — так сегодня называют в Казахстане события декабря 1986-го



Tags: Казахстан, история, распад страны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments