Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

Платунов возразил

Только я порадовался за Володю Токмакова, что его приняли в ПЕН-клуб http://bers37.livejournal.com/374194.html (хер его знает, зачем ему это надо, но все равно радостно за человека), как вмешался Женька Платунов. Он возразил в Интернете, что Токмаков вовсе не первый член ПЕН-клуба с Алтая. 
И написал в комментах на разных сайтах примерно следующее:
"Если считать писателей "алтайскими" по факту рождения на территории Алтайского края, то есть еще один уроженец Барнаула, ставший членом ПЕН-клуба. Это житель Вильнюса Эугениус Алишанка. Он родился в Барнауле в 1960 году, семья вернулась в Литву в 1962-м, автор пяти поэтических сборников. Стихи переводились на английский, шведский, голландский, польский, русский языки. В ПЕН-клубе - с 1999 года. Наверное, стихи Эугениуса только Владимир бы и оценил - http://www.vavilon.ru/textonly/issue10/alishanka.html "
Например, тут:
http://altapress.ru/story/99283/opinions/page/1/?viewcomments=1#opinion460294
Платунов - он въедливый. Умеет копать. За это я его уважаю. Но Токмаков тоже молодец. Вступил. Володе бы еще скандалов закатить парочку. А то на "Катуни" он, блять, закиснет совсем. Он хотя и говорит, что занимается токмо обзорами прессы, но тведь это не дело. Вел бы литературный обзор. Знакомил бы народ с литературными творениями и авторами. Даже если это не алтайские творения и не алтайские авторы. 
Впрочем, надеюсь, еще не вечер. 
А на закуску стихотворение моего литовского тезки Алишанки. Ведь он тоже Женя, хотя и скрылся под Эугениусом:))))
КАКАЯ ТАМ ПОРОДА

одной ногой увяз в окончанье века
из заплечного мешка посыпались кости
манна над неунавоженными полями белее чем
в ночь на рождество освещенной улицей
дзержинского разыскиваю подворотню где пьяный ромка
плакал над смертью своей кошки
юрка и тот выйдя из тюрьмы придерживался
законов двора разыскиваю бога которого разносили
базарные голуби у которого милостыню просил
безногий у небесных ворот
так элегантно снег идет говорит поэт
другой ногой увяз в кольских сугробах
отморозил пальцы совсем не больно
только побелевший большой светит
оставляя след в темноте какая там рифма
хромой мастер элегического дистиха
редкостный сквернослов молчал
бессознательно гладил собаку какая
там порода в моем дворе старый пьянчуга
ни разу в жизни не открывавший словаря
но и его я не нашел к весне
оттаяло отпустило снег боль
индульгенциями выкупили всё детство

Улица Дзержинского (теперь Кальварию) в предместье Вильнюса Жирмунай, где живет автор.
Tags: Алишанка, Алтай, Литва, Платунов, Токмаков, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments