Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Испанский позор

Признаюсь честно, я никогда не испытывал больших симпатий к испанской культуре. Так получилось. Их мачизм мне всегда всегда казался показным, а мужественность какой-то чрезмерно гламурной и временами придурочной. Все это отдает не лучшими чертами средневековья, когда благородный Дон Кихот вонял как среднероссийский бомж — ибо церковь запрещала ему мыться.

Мелодии фламенко тоже, признаюсь честно, меня не трогали. Как и стоящая на балконе какая-нибудь Валенсия, внимающая серенаде Хуана. Тоже лицемерие. Потому что как-то только Валенсия отойдет от балкона — ее начинает мять толстый, но состоятельный Карлос, припершийся к ней именно ради прелестей. Которого дома ожидает сварливая и толстая жена Росарио.

Но главное испанское национальное развлечение — конечно же, коррида.

Интересно, но практически никто из моих знакомых не видел корриду целиком. И не имеет о ней ясного представления. Потому что основная масса из тех, кто видел — знакомы с ней по телевизионным передачам, в которых наблюдали фрагменты этого зрелища. Или по книгам, в которых тоже не все описано. Или описано не так наглядно.

Целиком корриду можно лицезреть в фильме «Ледоруб. Убийство Троцкого». Фильм как раз о том, как готовилось и было осуществлено убийство буревестника мировой революции в 1940 году. Украшением ленты, безусловно, стала игра Алена Делона, воплотившего образ убийцы Троцкого — Рамона Меркадера. Хотя действие фильма происходит в Мексике (и, соответственно, коррида тоже) — принципиальной роли это не играет. Правила корриды, как, скажем, и футбола, не отличаются.

Сцена корриды — центральная в фильме. Даже по хронометражу. И поставлена режиссером Джозефом Лоузи посередине. Происходит дело так. Американка по имени Гита, возлюбленная Меркадера, просит сводить ее на корриду. И он выполняет ее просьбу. Приходят на стадион, Гита ожидает красочное шоу. Но вместо этого она видит банальную и тупую по жестокости охоту на быка.

Коррида в фильме показана натуралистично и без щадящих восприятие купюр.

На самом деле все это жестоко, основано на инстинктах и временами для нормального сознания европейца омерзительно.

Тореадор — вовсе не мужественный мачо, ускользающий от быка, а соучастник дурного по вкусу и качеству представления. По большому счету, он трус, знающий, что при малейшем осложнении на помощь ему придут подельники. Случаи, когда тореадор попадает на рога быку, редки и происходят в мгновения, когда у соучастников буксует реакция. К сожалению. Потому что, наблюдая корриду в «Ледорубе» у меня не раз возникало желание, чтобы бык затоптал или поднял на рога урода-тореадора.

Я понимаю, есть такое явление, как охота. Но охотник все равно ищет животное, целится в него из оружия, стреляет, маскируется. В общем, вытаскивает из нутра свои боевые качества, инстинкты, наконец. А коррида — уродливое по степени жестокости убийство на арене. Не менее отвратительна публика, которая сидит на стадионе и восторгается, когда у быка вырывается очередной фонтан крови после удара копьем пикадора, находящегося на коне.

Любители корриды уверяют, что публика идет посмотреть на мужество и мастерство тореадора, а не на мучения убиваемого быка.

Неправда.

Возможно, мужество с мастерством ценились в прежние века, но в настоящее время публика идет пощекотать себе нервы и посмотреть именно на мучения. Потому что никакого мужества и тем паче мастерства тореадоры уже не демонстрируют.

В упомянутом фильме «Ледоруб» Гита это прекрасно поняла.

Это, кстати, понял и парламент Каталонии, принявший решение о запрете корриды с 2012 года. Каталонская же столица Барселона еще в 2004 году была объявлена городом, свободном от корриды.

Эти решения мне лично представляются вполне логичными, поскольку в период декларируемой ценности человеческой личности тореадор прекрасно знает, что неприятности в ходе корриды могут возникнуть для него разве что по недоразумению. В силу этого меняется отношение к своему делу. Главным становится не демонстрация качеств, а их имитация. Он стремится выглядеть якобы красиво, чтобы изображать благородство и честь, когда рядом корчится исходящий кровью и ревущий от боли бык. Противно.

Между прочим, аналогично корриду оценивали великие писатели по обе стороны океана — Владимир Маяковский и Джек Лондон.

«Я не мог и не хотел видеть, как вынесли шпагу главному убийце и он втыкал ее в бычье сердце. Только по бешеному грохоту толпы я понял, что дело сделано. Внизу уже ждали тушу с ножами сдиратели шкур. Единственное, о чем я жалел, это о том, что нельзя установить на бычьих рогах пулеметов и нельзя его выдрессировать стрелять...» - отмечал Маяковский в «Моем открытии Америки».

«..Это зрелище вредное: оно развращает тех, кто его видит, — люди привыкают наслаждаться мучениями животного. Впятером нападать на одного глупого быка — ведь на это способны только жалкие трусы! И зрителей это учит трусости. Бык умирает, а люди остаются жить и усваивают урок....» - писал Джек Лондон в «Безумии Джона Харнеда».

Оценки, прямо противоположные, другого любимого мною писателя - Хемингуэя — в данном случае не имеют значения. Хемингуэй не всегда был искренним и в своей жизни и творчестве, случалось, лицемерил.

В любом случае, у меня появился дополнительный повод лишний раз выразить свою симпатию «Барселоне», когда он сойдется в поединке с «Реалом». Каталонцы — более честные.

P.S. Моя оценка корриды не имеет никакого отношения к знаку Зодиака, под которым я родился (Тельцу, Быку).


Вот он - правильный исход корриды!!! 
Tags: Европа, Испания, коррида, культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments