Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Яковлев по-эстонски

Период конца 80-х — начала 90-х, когда шел распад Советского Союза, еще долго будет привлекать внимание историков. Слишком много тайн, много непонятных моментов таит в себе тот период.

Но то, что центробежные процессы в союзных республиках руководились и направлялись частью местной партийной номенклатуры — это очевидно. Имена этих номенклатурщиков надлежит запомнить, чтобы в «час икс» подтянуть их к стенке или виселице. Невзирая на возраст, статус и место пребывания.

Одним из таких республиканских «архитекторов перестройки» был эстонец Индрек Тооме. Этот деятель родился в 1943 году в Таллине. Возможно, его папашей был возжелавший женской плоти нацист, с которым резвилась мамаша — отсюда и двойственная натура этого типа.

Спустя несколько лет окончил Таллинский политехнический институт (для этого вуза именно советский период был самым плодотворным) заочно, высшую партийную школу при ЦК КПСС. В 1968 году стал членом КПСС. В 1972 году стал первым секретарем ЦК комсомола Эстонии. В 1978 году возглавил горком КПСС города Тарту.

Здесь следует отметить одну особенность эстонской политической жизни. Дело в том, что долгое время Тарту был административным и культурным центром территории, на которой находится Эстония. Таллин стал эстонской столицей в 1920 году, хотя и после этого Тарту долгое время оставался ведущим эстонским городом. И соперничество этих двух эстонских центров во многом стало определяющим фактором эстонской политики. В советский период его старались сглаживать, назначая выходцев из Таллина на ответственные должности в Тарту — и наоборот. Вот и таллинец Тооме был назначен главой горкома КПСС в Тарту.

Однако комсомольские воспоминания долго не давали покоя Тооме, и в 1980 году он выпустил книгу «О жизни молодежи в Советской Эстонии», где воспел советский строй и те возможности, что он предоставляет подрастающему поколению.

Впрочем, не дававшая покоя Тооме гнильца его натуры все больше вылезала наружу с его продвижением по партийной лестнице. В 1988 году он возглавил Совет министров Эстонской ССР, а также стал секретарем компартии Эстонии по идеологии. Идеологом он, надо сказать, был вполне яковлевского пошиба (имеется в виду А.Н. Яковлев - «архитектор перестройки»).

Кроме того, 2 февраля 1988 года в Тарту состоялась манифестация граждан в поддержку Тартуского мирного договора 1920 года, благодаря которому появилось независимое Эстонское государство. Эта манифестация была разогнана милицией. Причем об этой акции партийное руководство республики были прекрасно информировано заранее. Тем не менее, мер для ее предотвращения практически не принималось. Известный эстонский журналист Лейви Шер вспоминает: «В особняке (здании Тартуского горкома КПЭ — авт.) уже собралась большая компания моих собратьев по перу. Были также демонстрировавший очень странное, я бы сказал, хихикающее поведение секретарь ЦК Компартии Эстонии Индрек Тооме, заместители председателя республиканского КГБ и все руководство Тартуского горкома партии...» Возможно, Тооме хихикал как раз по причине предвкушения жесткого варианта развития ситуации. В некоторых материалах СМИ говорилось, что именно Тооме осуществлял связь между негласными заводилами акции и втайне сочувствовавшими им партийными боссами.

Понятно, что разгон манифестации только усилил противостояние неформальных эстонских объединений и партийного руководства республики.

13 апреля 1988 года в передаче эстонского телевидения «Подумаем еще» прозвучало предложение создать в республике Народный фронт «в поддержку перестройки». 29 апреля состоялось расширенное совещание в ЦК КПЭ, на котором идея создания Народного фронта Эстонии была одобрена. Наиболее ревностными сторонниками появления НФЭ выступил Тооме, а также председатель Президиума Верховного Совета ЭССР Арнольд Рюйтель.

17 июня 1988 года на Певческом поле Таллина прошла массовая акция, организованная Народным фронтом, в которой приняли участие около 150 тысяч человек. Наряду с активистами НФЭ перед собравшимися выступили и партийные руководители, в том числе Индрек Тооме.

В дальнейшем сепаратистские тенденции нарастали. Тооме, видимо, рассчитывал оказаться среди первых лиц независимой Эстонии. Но более прыткие политические дельцы из выпестованного им Народного фронта обошли его в закулисных интригах. 8 мая 1990 года Тооме ушел в отставку с поста руководителя правительства. Впрочем, в качестве отступных ему дали возможность развивать бизнес. И сегодня бывший партийный функционер входит в число богатейших людей республики.

В 1994 году он вляпался в скандал с попыткой дать взятку полицейскому. Скандал удалось замять. По некоторым данным, скандал был спровоцирован его политическими противниками, опасавшимися, что в борьбе за место под политическим солнцем Тооме начнет вываливать нежелательные для лидеров новой Эстонии подробности. А вывалить Тооме было чего. Недаром в течение многих лет он категорически отказывался от интервью. Причем, как вспоминают журналисты, каждый раз его отказ был прямо-таки истерическим, и был вовсе не в духе Тооме, который еще в конце 80-х был необычайно словоохотлив.

В общем, в политике постсоветской Эстонии больших высот Тооме не достиг. Два года назад, прервав молчание, он раздраженно бросил в интервью эстонскому телеканалу, что парламент страны «выбирают 20 ключевых фигур», в число которых он, разумеется, не входит. Надо полагать, эти фигур имеют крепкие связи вне страны, что и дает им практически неограниченную власть.

И хотя Тооме заявляет, что ему «нравится все, что происходит в сегодняшней Эстонии», раздражение все же нередко прорывается наружу.

Вот такой он - «герой эстонской независимости», конвертировавший партийную власть в материальные дивиденды.

О других деятелях, дельцах и событиях той поры — в следующий раз...

Tags: Эстония, перестройка, распад страны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments