Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

на новом месте... новый текст!

Долго не писал в ЖЖ. Это было связано с тем, что я поменял место работы. О причинах пока писать не буду – расскажу позже, когда все устаканится. Но с 12 марта я тружусь в газете «Континент Сибирь». Так что, на новом месте. Посмотрим, как тут будет. А дальше следует небольшой текст, который я написал по просьбе одного из постоянных посетителей «Клуба любителей советского кино» - он решил организовать нечто вроде виртуального СМИ – на дискете. Хотя дискеты нынче уже архаика…
 
 
Особенности национальной оппозиции
На беспомощность и бездеятельность нынешней российской оппозиции сетуют нынче многие – и народ (вернее та его часть, что остается неравнодушной к происходящему в стране), и общественные деятели пассионарного плана (те, что еще сохранились и прошли сквозь горнило соблазнов 90-х годов), и даже власть. Последнее звучит парадоксально, но горечь о том, что оппозиция не может адекватно влиять на действия власти, исходила не так давно из уст Сергея Миронова и даже Дмитрия Медведева (во время поездок по регионам в качестве кандидата в президенты РФ). Конечно, можно видеть в мироновско-медведевской скорби крокодиловы слезы по уничтоженному оппозиционному движению, но это видение – лишь часть правды. На самом деле, в обществе, «где правит капитал», власть очень нуждается в дееспособной и влиятельной оппозиции. Ясное дело, власть не желает терять бразды правления, но конкурент ей нужен. Хотя бы для того, чтобы иметь переложить часть ответственности на него за свои ошибки и провалы. А в условиях, когда оппоненты могут только выходить на локализуемые марши несогласных, им невозможно поставить в вину ни «саботирование полезных решений», ни «отказ от конструктивного сотрудничества», ни бутафорски призвать «работать на общее для страны дело». Такую оппозицию можно лишь обвинять в том, что она «шакалит у иностранных посольств».
Как бы то ни было, но обвинения властей в адрес оппозиционных сил, как ни странно, вполне справедливы. Ибо эти силы не оказывают никакого влияния на политику властей, не могут предложить никакой достойной альтернативы установленному свыше порядку вещей.
Кто же претендует сегодня на роль оппозиции?
Второй по численности фракцией в Госдуме является КПРФ. Ее лидер Геннадий Зюганов во время своих предвыборных поездок (в том числе и во время пребывания на Алтае) говорил, что у его партии есть альтернативные варианты развития страны, есть команда высококлассных профессионалов, способных реализовать воплотить в жизнь эту альтернативную программу. Однако Геннадий Андреевич даже не смог четко сформулировать, в чем суть предлагаемых им альтернатив.
На сайте КПРФ можно ознакомиться с программой, в которой есть слова о подъеме промышленности, реанимации сельского хозяйства, развитии научного потенциала. Говорится там и о преодолении бедности. Можно сказать, идеологи компартии просто осовременили свои программы четырех-, пяти-, десяти- и т.д.-летней давности. Никаких ярких и в то же время легко доступных для понимания (типа большевистских «земля – крестьянам», «фабрики – рабочим», «мир – народам» и т.д.) там нет.
Так в чем же альтернатива? О преодолении бедности, развитии промышленности и села говорится и в программах «Единой России», «Справедливой России», ЛДПР. Никто не сомневается в крайней необходимости этих задач. Но следует понять, что все это, несмотря на бедственное материальное положение граждан, - только средство, инструмент для выполнения более великой, более высокой ЦЕЛИ. Той, что придает смысл существованию государства и населяющих его народов.
Ничего о такой цели в программах действующих партий нет. По сути, они предлагают двигаться стране тем же путем, что и власть, только с использованием других средств, других кадров, и других механизмов.
Самое трагичное, что аналогичным образом официальная оппозиция действовала и в 90-е годы. И если ее лидеры упорно не хотели извлекать уроков из ее тогдашних поражений, это дает повод задуматься насчет искренности их намерений в тот исторический период.
Настоящая же оппозиция сейчас называется внесистемной и подает свой голос только на «Маршах несогласных», в Интернете и на страницах книг, выходящих, увы, далеко не массовым тиражом.
Впрочем, это не означает, что противодействие губительному курсу должно оставаться на сегодняшнем полумаргинальном уровне.
Оппозиция должна использовать любую возможность доносить свою позицию до граждан, дискутировать на любой площадке, сколько бесперспективной эта площадка не казалась. В общем, надо давать понять, что живая мысль в стране не умерла и личности, умеющие свободно мыслить и свободно высказываться, есть. Как говорил Герцен, «там, где раздается живое слово, там и дело не погибло». Главное - не подменять плодотворную дискуссию бесполезной трепотней «о высоком и вечном» (извечная болезнь нашей интеллигенции и нашей оппозиции).
Разумеется, все эти дискуссии и проявления не должны заслонять главной задачи – создания и формирования дееспособного оппозиционного объединения, которое могло бы вобрать в себя все плодотворные и животворящие идеи – как прошлого, так и настоящего. Причем следует не только вобрать эти идеи, но и систематизировать и найти им практическое применение уже в ближайшем будущем.
Так что, работа на будущее у нынешней так называемой внесистемной оппозиции, безусловно, есть. Главное – не предаваться обессиливающему отчаянию и не складывать оружия. Просто надо найти этому оружию более действенное применение. 
 
Tags: "Справедливая Россия", КПРФ, аналитика, выборы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments