Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Categories:

Исторический очерк из "Лимонки"

Смерть перерожденцев
Перерожденцы, предающие свои прежние политические идеалы, были всегда. Но особенно много их развелось в конце прошлого века в России. Тут и Горбачев, и Ельцин, и Матвеенко, и огромная куча иных-прочих. Некоторых из этой своры, случается, настигает расплата за предательство. Так, например, не столь и давно хорошие люди достойно наказали перерожденцев Старовойтову и Юшенкова. Полезный поступок представителей здоровой части общества, согласитесь. Однако мало, мало у нас еще совершается подобных полезных поступков, надо бы больше. А ведь история знает примеры, когда перерожденцев наказывали пачками, без всякого сожаления и последующих угрызений совести. Вот об этом и будет рассказано ниже.

В мае 1918 года, после поражения рабочей революции в Финляндии, на территории Советской России, нашли убежище 10 тысяч (по другим данным - 30 тыс.) финских революционеров и членов их семей. Большая часть красных финнов осела в Петрограде и его ближайших окрестностях. В августе того же года эмигрантами была основана Коммунистическая партия Финляндии (КПФ), ставившая своей целью свержение финской буржуазии путем подпольной борьбы. Во главе КПФ стояли Отто Куусинен, Кулерво Маннер, Юрье Сирола, Юкка Рахья и другие известные политические деятели.
Новая революция в Финляндии, по мнению членов партии, должна была вот-вот начаться. Рядовые коммунисты горели желанием победить ненавистных белофиннов. В конце 1918 - начале 1919 годов, по воспоминаниям современников, самым шумным местом в Петрограде были бывшие казармы Павловского полка, где размещались многие финские коммунисты и члены их семей. Здесь день и ночь проходили бурные митинги и собрания, на которых красные финны призывали к революционному походу на Хельсинки. Обыватели обходили казармы стороной, а питерские пролетарии бывали тут часто. "Правильно, товарищи, добейте белокопытых! Заверните салазки своему Маннергейму!", - одобряли пролетарии горячее желание финских коммунистов продолжить вооруженную борьбу.
Однако руководство КПФ явно не спешило начать новую атаку на капитал. Поселившись в номерах "Астории", представители партийной верхушки, проводили все время в президиумах бесконечных конференций, собраний и заседаний. Либо собравшись в гостиничном номере, устраивали дикие оргии, с плясками, бабами и драками. Особенно усердствовал в этом К. Маннер, который во хмелю становился непредсказуемым и агрессивным. Однажды он едва не проломил бутылкой голову О. Куусинену, который имел неосторожность назвать его "бездарным диктатором" (в канун поражения красных финнов, Маннер, как глава революционного рабочего правительства, был объявлен военным диктатором).
Надувание щек в президиумах и оргии руководства КПФ продолжались достаточно долго. Все эти безобразия происходили на глазах рядовых членов партии, которые ютились в плохо приспособленных для жилья Павловских казармах. Финские коммунисты и их семьи оказались брошенными на произвол судьбы. Они жили впроголодь, ходили в обносках, часто болели. А руководителям КПФ, как новая финская революция, так и бытовые проблемы членов партии, были по барабану. Дошло до того, что в один из дней пьяная до изумления Л. Саволайнен (член ЦК КПФ), выгнала из "Астории" делегацию рядовых коммунистов, пришедших искать правду-матку. Тетка, очумевшая от собственной значимости и выпитого алкоголя, накинулась на правдоискателей с кулаками. На шум из номера выполз опухший от пьянства О. Куусинен. "Гони их в шею, чумазых!" - узнав, в чем дело, отдал распоряжение бой-бабе Отто Вильгельмович. "Господа из "Астории", "клуб Куусинена", "перерожденцы, предавшие дело революции" - так называли рядовые финские коммунисты членов ЦК КПФ.
Летом 1920 года в Павловских казармах созрел заговор против партийной верхушки. Возглавил его бывший красногвардеец Войтто Сулоранта, убежденный коммунист, человек отчаянной храбрости (во время гражданской войны в Финляндии он прославился тем, что, переодевшись в форму противника, проникал в тыл к белофиннам, где беспощадно действовал ножом, не жалея ни малого, ни старого). Вскоре коммунисты-заговорщики вынесли суровый, но справедливый приговор - убить перерожденцев, вредящих делу мировой революции. "Я не для того резал врагов рабочего класса, чтобы эта сволочь тут развлекалась!" - заявил при этом тов. Сулоранта.
Возмездие настигло перерожденцев 31 августа 1920 года. В этот день по адресу Каменноостровский проспект дом 26/28 (позже здесь проживал С. М. Киров) была назначена очередная конференция, на которой ожидалось присутствие всех членов ЦК КПФ. Работа конференции началась в 10 часов утра. Однако по различным причинам главные лидеры партии на ней не присутствовали. Тем не менее, любителей почесать языками набралось немало, среди них семь видных деятелей КПФ - Юкка Рахья, Вайне Искинен, Фердинанд Кеттунен, Конета Линквист, Юго Виитасаари, Лиза Саволайнен, Пьуомис Хюрскумурато.
Заговорщики в количестве десяти человек появились в здании на Каменноостровском проспекте, когда в зале собраний Ю. Рахья закончил читать свой нудный двухчасовой доклад. В этот момент он важно разгуливал по коридору и курил папиросу. Заметив группу людей, Рахья, отпустил строгое замечание: "Опаздываете, товарищи. Что за разболтанность?" - "Именем революции!" - в ответ выкрикнул Сулоранта и предоставил слово "товарищу Маузеру". Сраженный в упор четырьмя пулями член ЦК КПФ взмахнул руками и рухнул на пол. Коммунисты-заговорщики, выхватив пистолеты, ворвались в зал.
Грохот выстрелов и появление вооруженных людей стало настоящим шоком для собравшихся болтунов. "В чем дело? Что случилось?!" - тонко вскричал председательствующий на конференции П. Хюрскумурато и зазвонил в бронзовый колоколец, призывая к спокойствию.
Вооруженные люди тут же открыли огонь по президиуму, где, самодовольно надувая щеки, восседали финские партийные деятели. Из-за спешки и толчеи стрельба велась не прицельно. Пули щепили столы и стулья, со звоном разбивали графины и оконные стекла, щелкали в стены и сочно впивались в человеческие тела. Первым был убит Хюрскумурато, за ним - Линквист. В зале вспыхнула паника. Одни болтуны-теоретики попадали на пол, другие с дикими воплями носились по залу. Стрелявшие торопливо перезаряжали пистолеты и продолжали беспощадный расстрел. Аку Пааси, один из коммунистов-заговорщиков, херачил в вопящую толпу сразу с обеих рук из двух браунингов. Именно его пули настигли Искинена и Кеттунена. Он же заметил спрятавшуюся под столом тетку Саволайнен. С криком: "Смерть перерожденцам!" Пааси выпустил в нее оставшиеся в обоймах патроны.
Дольше всех везло Виитасаари. Спасая свою жизнь, он крутился юлой, скакал козлом, ловко прятался за чужие спины. Наконец, везение кончилась. Одна пуля попала ему в бедро, вторая - расколола репу.
В течение нескольких минут все было кончено. На месте побоища осталось семь трупов деятелей КПФ и два трупа местных теоретиков, попавших под раздачу. Несколько человек получили ранения различной степени тяжести. Коммунисты-заговорщики без сопротивления сдались, подоспевшим к месту происшествия, сотрудникам рабоче-крестьянской милиции. "Мы убили врагов революции", - спокойно заявил милиционерам Войтто Сулоранта.
Расстрел на Каменноостровском проспекте, стал причиной дикой паники среди оставшихся в живых лидеров КПФ. Куусинен, Маннер и Сирола, немедленно съехали из "Астории" в Смольный, где, выпучив глаза, вещали о длинных руках спецслужб белофиннов.
Петроградские чекисты, к счастью, установили истинные мотивы побоища. "Вот что, значит, оторваться от масс! Весьма наглядный урок для наших болтунов-интеллигентиков!" - такую реплику, узнав о результатах следствия, бросил В. И. Ленин и хитро сощурил добрые глаза.
Суд над заговорщиками был скор, но справедлив. В. Сулоранта, как организатора и вдохновителя заговора, приговорили к расстрелу, но вскоре помиловали и заменили смертную казнь пятью годами тюремного заключения. Остальные участники нападения получили минимальное наказание - были отправлены на фронт, искупать свою вину. Дальнейшая судьба заговорщиков неизвестна.
Погибших деятелей КПФ похоронили на Марсовом поле (местных теоретиков похоронили на обычном кладбище). В траурной манифестации участвовало до 100 тыс. человек. На похоронах траурную речь, подпустив горючей слезы, произнес Н. И. Бухарин, специально прибывший из Москвы. Общественности, чтобы не накалять обстановку и получить определенную политическую выгоду, все произошедшее было представлено как террористический акт белофинских спецслужб, агентом которых якобы являлся Войтто Сулоранта.
Стоит также заметить, что действия коммунистов-заговорщиков, или, "револьверной оппозиции", как их еще называют, заставили руководство КПФ осудить свое прежнее поведение и стать настоящими коммунистами, которые заботились о членах партии в Советской России и активизировали подпольную работу в Финляндии. Но впрочем, это уже совсем другая история.


Виктор Степаков
http://limonka.nbp-info.com/249_article_1226839814.html
Tags: "Лимонка", Финляндия, история, революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment