Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Облом слева

Власть удивительно слаженно и ритмично занимается погромом всех оппозиционных групп. Кроме буржуазной, конечно. Практически все либеральные вождишки придали своим партейкам официальный статус. Зато основной массе левых и националистов жутко обломали радость от вхождения в систему. Она, система, их не захотела. Никак. Не в традиционной для себя, ни в извращенной форме.

Можно долго гадать, какие тактические причины заставили левых так долго цепляться за либеральных вождей Болотной. Есть, конечно, смысл подумать, почему Илья Пономарев так долго упивался собственным якобы радикальным левачеством. Почему закрывали глаза на его летние лагеря для левой молодежи, регулярно устраивавшиеся с середины нулевых годов. Наверное, не мешало бы еще раз пошевелить извилинами на предмет, почему Сергей Удальцов с конца нулевых стал частым гостем либеральных изданий и первым из левых активистов, в период тотального запрета и «стоп-листов», стал светиться на главных телеканалах страны.

Все это можно сделать. Но к чему бередить былые раны? Ибо не менее важно понять причины, побудившие левые силы принять заведомо невыгодные для себя условия либеральной игры.

Конечно, левые далеко неоднородны. В левой палитре смешались неомахновцы и неотроцкисты, ортодоксальные марксисты и вчерашние зюгановцы, национал-коммунисты, неосталинисты и еще много кто. И эта разношерстность, при всем своем политико-эстетическом очаровании, помогала либеральным поводырям направлять русло левой реки. Чтобы потом, после выполнения своих задач, обречь ее на высыхание.

Подчеркну, мотивы у разных левых группировок были разные, порой диаметрально противоположные. Но доминировали, как представляется следующие.

Во-первых, в левой среде, тяготеющей к ортодоксальному, европейского типа, марксизму, доминирует убеждение, что Россия — страна «недоделанного» капитализма. Что буржуазный строй у нас, будучи сметенным в октябре 1917-го, так и не проявил себя во всей красе. Что он не дозрел, не окреп, а потом и не загнил. Отсюда и наш якобы неправильный социализм и его столь неординарное крушение в 1991 году. Нынешний капитализм они считают неразвитым, подверженным разным болезням роста и потому считают своим долгом способствовать его трансформации в «цивилизованный» с присущей ему парламентской буржуазной демократией. Об этом, кстати, неоднократно высказывался сам Удальцов. В частности, 30 июня 2010 года в интервью на «Эхо Москвы», отвечая на вопрос об АКМ (организация, ставшая своего рода предтечей Левого фронта), он изрек: «...Да, я начинал свою общественную деятельность в АКМ, где как раз присутствует такая несколько воинственная стилистика и риторика....Это был конец 90-х гг., тогда, может быть, была больше слепая ностальгия по советскому периоду. Но мы все растем...Мы сегодня отстаиваем права граждан вместе с либеральными организациями...мы сегодня пришли к пониманию – мы даже где-то выросли, и этот бренд с автоматом, думаю, пока убран нами в сторону. Потому что сегодня мы пришли к глубокому убеждению - консенсусом, базой может стать развитая социал-демократии – то, что нужно России... То есть, вот это база: развитие в России нормальной социал-демократии, до чего еще очень далеко...» Вполне исчерпывающее объяснение, думается. А, значит, в объятиях с ропщущим либеральным бомондом нет ничего постыдного. К социал-демократии, мол, идем.

С курсом на социал-демократию категорически не согласны сторонники раздувания внутренних противоречий. Их можно найти как среди неотроцкистов, анархистов, так и в рядах вполне системной КПРФ. Эта публика убеждена, что противоречия между буржуазными группами и кланами нужно раздувать, и не слишком важно, к кому примыкать. Главное — сторговаться по цене с одной с группировок. И там — пусть передерутся, и в грязи-пыли столкновений что-нибудь выгадать можно. Это логика мелких группешек, не умеющих строить политическую линию, да и не способная к этому.

Другие группировки, высыпавшие на Болотную и кинутые либеральными заправилами, не столь многочисленны, и не имели вообще каких-либо обдуманных задач. Кому-то надо было отработать грант, кому-то — просто засветиться, кто-то просто свихнулся от такого количества протестующих, а кто-то до был свихнувшимся до того.

Все это теперь неважно. Ведь левые, бросившись в дурной танец под чужую скрипку, получили горячих пенделей, и оказались отброшены в то же маргинальное гетто, из которого их извлекли «для дела».

Ну а после столь позорного финала. Наступило то, что должно было наступить. Холодные бетонные полы полицейских помещений, отчаянные попытки спастись бегством и далеко не стыдливый отвод глаз в сторону при встрече вчерашних буржуазных компаньонов.

Партия отыграна.

И теперь левым остается только одно. Тем левым, конечно, которые желают продолжить политическое бытие, но не питание отбросами с либеральных столов. Это набраться мужества и признать свою радикальную неправоту. Отбросить все иллюзии насчет тесного сотрудничества с буржуазными лидерами на некоей идеологической основе. Таковой просто быть не может.

«Неокорниловский мятеж» переигран и завершился победой реакции. Нужно отряхиваться, произвести инвентаризацию рядов и выстраивать новые колонны.

И самое главное. Быть разборчивыми грамотными в выборе союзников.

Tags: Левый фронт, Удальцов, левая идея, левые
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments