Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Category:

Злой Пелевин

Я познакомился с новой книгой Виктора Пелевина "Бэтман Аполло". Я не читал ее, как в свое время "Чапаева и Пустоту", а слушал в аудиоварианте. Без отрыва, так сказать, от дел текущих - от ходьбы по улице, поездок в автобусе, резки овощей и людей (щютко!))), игры в 1000 на компе и прочих важных и не очень. Все практично.
Но даже такое попутное знакомство с книгой дает понимание. Понимание того, почему наши бездельники и засранцы, называющие себя литературными критиками, дюже не полюбили эту книгу Пелевина, в отличие от предыдущих. Почему враз завопили, что Пелевин исписался и пр. Не полюбили ее и коллеги по литературному цеху. А также те, кто называл себя его единомышленниками.
Просто Пелевин в "Бэмане" невероятно зол.
Раньше он стебался, издевался, угорал и язвил. Нашей богеме и арт-экземе было весело и приятно читать ниспровержение всего и вся.
И они любили Пелевина.
А тут он написал угрюмо и зло.
Тональность книги отличная от предыдущих. Выяснилось, что либералов Пелевин не любит столь же мощно и ярко, как и их оппонентов. Раньше все думали, что Пелевин либерал, а он вообще ультранигилист. Причем фатальный.
И вопли о том, что он якобы исписался, не имеют отношения к роману.
Просто богема и лит.критика вывернула напоказ свое тщательно скрывавшееся нутро.
Мне не импонирует Пелевин - ни своими идеями, ни творчеством. Но он умеет укусить.
Не гламурно-вампирски, как в его вампирских романах.
А так, как это сделал главный герой в конце романа "Бэтман Аполло".
И литературная блядота взвыла.

Я думал, какую бы цитату ввернуть из романа в качестве иллюстрации.
А потом подумал, что лучше бы ограничиться куском приложения, что завершает книгу.
Сам роман можно найти тут: http://lib.rus.ec/b/430150/read
Только сразу хочу сказать, что многое будет непонятно тем, кто не читал "Ампир V".

".....Симулякр

Симулякр есть некая поддельная сущность, тень несуществующего предмета или события, которая приобретает качество реальности в трансляции. К примеру, это некий пикет у посольства или пляска в церкви, которые организуются только для того, чтобы снять об этом массово тиражируемый видеоотчет — и длятся ровно столько времени, сколько снимают это «документальное свидетельство реального события» (создатели рассматриваемого понятия жили в те времена, когда у пикетов и плясок могли быть и другие цели).

Словом, симулякр — это подтасовка перед глазами зрителя, которая заставляет его включить в реальный пейзаж некие облако, озеро или башню, которые на самом деле вырезаны из бумаги и хитро поднесены к самому его глазу.

Однако что это за «реальный пейзаж»?

Учение о симулякре, несмотря на свою «революционность», основано на подсознательной вере в существование подлинных, серьезных, фундаментальных и постоянных сущностей и смыслов, поскольку само понятие «симуляции» предполагает существование «настоящего». Проблема, однако, в том, что абсолютно все сущности, среди которых проводит свое время человек, имеют одну и ту же природу. Все они в равной степени являются поддельными — и у «симулякра» нет никакой оппозиции, которая оправдывала бы введение подобного термина.

Это просто обозначение того единственного способа, которым приходит в существование абсолютно все. Разница только в качестве подделки. Что-то подделано недавно, грубо и наспех — это политические симулякры. Что-то подделано уже давно, и работа сделана несколько тоньше — это культурные симулякры. А самые фундаментальные симулякры создает человеческий ум, опирающийся на язык. Это языковые конструкты, воспринимаемые как внешняя (или внутренняя) реальность.

Человеку разрешается ставить под сомнение некоторые политические симулякры, потому что этого требует «общество репортажа о панк-молебне» (бывш. «общество спектакля»). Однако во все остальное он должен истово верить, если не хочет умереть с голоду, а за некоторые ложные сущности обязан кидаться в бой по первому намеку государства (своего или чужого, зависит от жизненных обстоятельств).

Но человек обречен жить среди фантомов не потому, что так решила какая-то тайная ложа. Дело в том, что самая его сердцевина, ядро, само его «я» — тоже является лингвистически обусловленным симулякром. Его нет нигде, кроме как в отражающих слова зеркалах сознания. А там оно появляется точно так же, как нарисованное облако, озеро или башня — с той только разницей, что вместо вырезанных из бумаги силуэтов к глазу незаметно подносят укрепленную на иголочке букву «Я».
Tags: Пелевин, литература, уроды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments