Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Categories:

Сектантский ренессанс

Сейчас я, по традиции, напишу нечто неполиткорректное. И уж точно нетолерантное. Одной из острейших проблем сегодняшней России являются секты.

Да-да, те самые тоталитарные секты, о которых много и регулярно говорили и писали в 90-е годы. Я лично тогда, будучи корреспондентом одной из барнаульских газет, опубликовал на ее страницах ряд антисектантских материалов.

В чем дело? Откуда этот духовный упырь вылез наружу? Дело в том, что к началу нулевых у меня возникло стойкое ощущение, что проникновение сект в Россию удалось локализовать и маргинализировать. Я полагал, что они обосновались в некоем околодуховном гетто, где и будут пребывать.

Увы, я не учел тогда одной простой вещи. Дело в том, что сознание наших людей в 90-е и начале нулевых было еще в значительной степени советским. Часть людей воспринимало сектантскую муть как нечто чуждое и наносное. Тем более, что материальная и социальная разруха не отменяла моральных и духовных скреп, не позволявших как индивиду, так и всему обществу расползтись подобно слизи по окружающей реальности, дабы бесследно и бездарно сгинуть в ней.

Мы тогда как-то устояли. Конечно, в паутину сект тогда попало не так уж и мало народу. Но их укоренения в обществе не произошло. Сектанты твердо воспринимались как маргиналы, не имеющие корней и перспектив. Причем официальная статистика фиксировала даже снижение объема сектантской паствы. А некоторые, даже будучи членами сект, не воспринимали пребывание в них как нечто серьезное. Просто это давало возможность ездить в другие города и даже страны, отдыхать летом, а кое-кому и регулярно питаться (и с этим, напомню, были и есть проблемы!).

Но теперь можно констатировать, что новый виток популярности сект стал реальностью. Это произошло потому что подросло новое поколение. В жизнь вступили те, для кого духовные начала советской эпохи были малозначимыми, по разным причинам. Одним эти начала просто некому оказалось укоренить в душах, ибо росли либо в неполных семьях, либо вообще без родителей. Другим набравшие годы родители просто не могли ничего объяснить, в том числе и по причине вопиющих проблем в православной церкви. Дело в том, что провести черту между собственно православной верой и первосвященниками, из которых далеко не все, увы, безупречны в моральном и духовном плане, подчас не способны даже вроде бы грамотные и кажущиеся теоретически подкованными люди, не говоря уже о сторонних наблюдателях.

А у третьих недорослей родители выросли и сформировались в те самые лихие 90-е, и просто не могли привить ключевых для здоровой личности духовных начал. Слишком велика была социально-психологическая травма. Нанесенная нам в перестроечные и реформенные годы.

И вот подрос молодняк. Которому многие образы и понятия, оставшиеся от советской эпохи, или ничего не говорят. Или говорят настолько мало, что этим можно пренебречь.

Стоит заметить, что я не разделяю суть образов, понятий и установок православия и советской эпохи. Различия между ними, как я убедился с годами, только стилистические, несмотря на то, что вокруг этих различий идут подчас ожесточенные баталии между их сторонниками.

Так вот, молодое поколение, которому ни православие ни советская эпоха не говорят уже столько, как предыдущим поколениям, ведет свои поиски духовных ориентиров. И ведет в соответствии с минимальным набором установок и ценностей, полученных в детстве. А установки эти нередко столь же бесхитростны и незатейливы, сколь и уродливы. В их основе — бесхребетность, тяга к материальному, дурной гедонизм, неразборчивость в средствах, леность души и тела и тому подобное, что очень часто приводит человека в итоге в сточную канаву горькой судьбины. Именно спекуляцию на этих качествах и взяли за основу секты. И подросшее поколение для них — самая благодатная почва.

Сразу замечу, я не намерен ударяться в апологетику православия как идеального противодействия сектантской мути. На мой взгляд, православие ценно тем, что обязывает человека (и далее — общество) работать над собой, улучшать свой характер, исправлять недостатки, бороться с дурными слабостями, а не потакать им. Секты же обещают благодать, спасение, избавление от дурных привычек, нирвану и пр. только потому что ты пришел в их ряды. Человек как бы освобождается от самокопания, от поиска причин собственных несчастий в себе. «Крутой босс с небес поможет тебе!» - лейтмотив сектантских заклинаний. Все остальное — высасывание материальных средств, психологическая зависимость, аутизм и прочие «радости» - хотя и нередко страшны, но вторичны.

И вот такая нетребовательность по отношению к себе, впитанная молодым поколением, влечет его в секты. Причем опасность еще и в том, что у человека из поколения постарше рано или поздно включится внутренний «режим защиты от большой беды» (поскольку усвоенные ценности часто не погибли, но придавлены), то у молодого человека включаться просто нечему. И что дальше будет с ним — пусть неведомо, но точно безрадостно.

Поэтому борьбу против сектантской паутины сегодня следует начинать не с самих сект, но с формирования духовных скреп. Это долго, трудно, болезненно и не факт, что получится раньше, чем секты сожрут большинство молодняка. Мне этот вариант, увы, представляется не слишком вероятным. Гораздо более верным является веселый и страшный очистительный огонь социально-политического пожара. Подчеркиваю, мои личные желания и симпатии здесь не столь важны. Я просто пытаюсь спрогнозировать спасительный вариант. Иное развитие событий даже не хочу пытаться увидеть. Ибо за ним не будет ничего. Но этого, надо полагать, не хочет никто.

Tags: секты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments