Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

О прочувственном усердии и финансовом бессердечии

Все началось с … Карлина. Да-да, с него, с губернатора родимого. Но началось не поднятие края с колен, как порой и подмывает, наверное, сказать усердливым пропагандистам, а обсуждение вопроса о престижности рабочей специальности.

Александр свет Богданович (мне зачтется, надеюсь, чинопочитание) поднял в своем блоге (вернее, не в своем, а совместном с пресс-службой — ибо кто ж поверить, что он, оторвавшись от дел непосильных, сядет по клавиатуре натруженными пальцами стучать) эту тему (http://www.altairegion22.ru/gov/administration/glava/blog/).

Впрочем, это мелочи.

В посте от имени губернатора (буду выражаться так, поскольку не знаю, кто именно этот пост писал) говорится, что нужно возрождать, мол, престиж рабочей специальности да «уродливые мировоззренческие стереотипы» не дают. «..Трудно, очень трудно возрождать утраченные ценности — написал кто-то за губернатора последнюю фразу. - Но работу эту мы не бросим. Нужная она очень».

А вот бывший журналист, ныне рабочий, Костя Ганов, в ответ рубанул с плеча: бабло — на стол и народ в рабочие тут же ломанется! Причем рубанул по-пролетарски, смешав крик души с «тупым высером губернаторских спичрайтерш о престиже рабочих специальностей». Это пост в его ЖЖ так называется (http://d-bich.livejournal.com/18640.html).

Кто-то за губернатора посетовал, что родители толкают своих чад на «престижные» специальности менеджеров, финансистов, юристов, а у нас их девать некуда, а рабочих не хватает. В ответ можно порекомендовать писавшему это за губернатора вспомнить, сколько промышленных предприятий в крае закрылось за годы его правления, а сколько не закрылось, но пришло в упадок. Еще можно напомнить, как он себе взял советником победителя теле-шоу — отличная пропаганда нынешних возможностей добиться известности! Заодно стоит и спросить: много ли рабочих в краевом Законодательном собрании среди членов его партии? Только не надо ответного лепета про компетентность депутатов, которая якобы должна быть! Мол, дело работяги — детали точить, а делах законодательных он не смыслит. Точно говорю, что работяга, даже нынешний, пропитанный сканвордами и пишущий на стенах в уборных «ищю собутыльника» (лично читал), не хуже соображает в законодательных делах нынешнего депутата. Тем более, что компетентность в нынешнем краевом парламенте — излишняя и даже вредная.

Тут дело в том, что родители своим чадам при всем желании не смогут объяснить, зачем идти учиться на «сомнительную» специальность рабочего в училище, когда можно пойти делать вид, что учиться на «престижную» в вуз? Получив рабочую специальность чадо получит сомнительные перспективы трудоустройства (потому что ко времени конца обучения предприятие, куда он нацеливается, может либо закрыться, либо у него отпадет потребность в его профессии). Получив «престижную» - он может собрать вещи и уехать в другой регион, где худо-бедно устроится. В крайнем случае, он вообще после вуза сможет хоть что-то узнать, ибо объем знаний в школе катастрофически снижается. Авторы губернаторского поста — вам понятно, зачем молодежь идет во студенты? Чтобы получить хоть какие-то знания, ибо в школе не факт, что их получишь.

Такие темы, как рабочая аристократия, бонусы (говоря современным языком) в виде льгот, квартир и пр. - мне даже неловко говорить. Тут начнется темный лес и беспросвет.

Теперь немного о посте Кости Ганова. И он, конечно, не прав насчет того, что деньги на стол — и запляшут лес и горы, да заревут заводы. Романтика рэппера Сереги про «дома жену-дурнушку, а перед сном порнушку» (из песни про слесаря шестого разряда, если кто забыл) завлекает только в клипе. Но вряд ли реально тронет души брутальных парней с барнаульской «осипухи». Завод в представлении молодежи — это там, где тяжело, грязно, шумно и некомфортно. И туда идут лохи и отморозки. И дело тут не только в пропаганде. А вообще в мотивации. Дело в том, что толкнуть человека на производство может разве что совсем уж безвыходная ситуация. Когда заниматься криминалом боязно (это хорошо, если у человека есть моральные ограничения, но такое встречается все реже), а на вуз нет денег (потому что знания, увы, тоже все чаще играют невеликую роль).

Кругом пропагандируется сухость, тепло, комфорт, чистота — так зачем идти туда, где сырость, прохлада, дискомфорт, пыль? Ради каких коврижек? Это и впрямь непрестижно. Это означает гнуть спину на начальника, которого сегодня олицетворяет не мастер или начальник цеха, а некий собственник, про отдых которого на Кипре расскажет желтая газета в уборной или телепрограмма НТВ.

Если раньше рабочий мог жить в одном доме с директором завода, и он пусть даже ворчал на личные машину с дачей, но все же понимал, что самый главный заводской начальник живет в одном измерении с ним. А сейчас проведена разграничительная линия: рабочие — хозяева. И работяга вряд ли может себе реально осмыслить быт начальник: в каких условиях тот живет, с кем спит, что есть и пр. Этот психологический рубеж на самом деле — ключевой. И он не даст возможность хозяевам подчиниться команде «деньги на стол — и будут рабочие»! Не даст, хоть тресни.

И еще. Возможно, главное. Работа на производстве сегодня — это своего рода включение в социум. Если хотите, в классовый социум, в своего рода заводскую семью. А куда сегодня включаться молодому рабочему? В какую семью? Семья у него дома. Если она есть, конечно. В класс? Нет такого класса — рабочих. А если нет класса, то и традициям его пополнения взяться неоткуда. Может, суждения о классе звучат в русле ныне похеренных традициях советской политологии. Но они работают. Во всяком случае, в этой части.   

Tags: Ганов, Карлин, дискуссии, рабочие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments