Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Не было бы радости…

Зюганов возрадовался словам Путина на Валдае. И добавил, что ждал такого заявления 20 лет. (http://svpressa.ru/society/news/74551/).

Если понимать его буквально, то он с осени 1993-го ждал, когда президент страны скажет о национальной идее, о качестве людей и прочие бальзамирующие его душу слова.

Странно слышать такое то лидера крупнейшей оппозиционной системной партии. Который должен был эти два десятка лет не ждать как старик с неводом подарка от золотой президентской рыбки, а сам говорить нужные слова и выходить с ними к народу. В ту пору ресурсов – финансовых, административных, организационных и прочих - у коммунистов было более, чем достаточно.

Впрочем, это издержки восприятия лидера КПРФ. Зюганов посчитал, что слова Путина – это политическое и идеологическое обоснование смены курса и отставки правительства. Ему хочется в кресло Медведева. Но вот желает ли Путин видеть его в этом кресле?

Не знаю, почему не углядел (или сделал вид, что не углядел) Геннадий Андреевич в словах президента опасность для себя и своей партии. А эта опасность, безусловно, обозначилась.

Во-первых, если смена (или хотя бы просто попытка корректировки) курса произойдет, то она будет происходить она в левую сторону. Потому что больше ей происходить просто негде. Национал-капитализм, на который надеются многие российские политики и представители интеллигенции, никак не желает «вытанцовываться» с начала нулевых. До сих пор сторонники этого направления не предложили сколько-нибудь внятной концепции и ничего даже отдаленно напоминающего национальную идею, о которой говорил Путин.

К тому же само российское общество, вместе с его активной частью, сделали мощный крен влево. И в этих условиях делать какие-то движения в правую сторону - самоубийственны для власти, в условиях надвигающегося социально-экономического хардкора. В то же время левое идеологическое поле удивительным образом невспаханным, несмотря на то, что ведущая системная оппозиционная организация считается именно левой, даже по названию. Если прежде КПРФ и лично Зюганова опускали в СМИ и в политических играх с целью удержания на коротком поводке, то теперь Путин вполне может задуматься о переделе этой левой поляны. Кого он поставит на нее пахарем – уже существующий Объединенный народный фронт или совершенно новую структуру – будет зависеть от фантазии приближенных к нему политтехнологов. Но КПРФ он, скорее всего, попытается заставить потесниться. Выдержит ли Зюганов со своей партией такой пресс - сказать сложно. Но заявление лидера компартии показывает, что мышей он ловит плохо.

Конечно, рассматривать даже намеки на смену курса нужно под углом пиара. Потому что в иных случаях Путин должен выйти к народу. И Зюганов верно подметил, что «эта речь должна была прозвучать перед Федеральным собранием и нацией» (хотелось бы знать, правда, какой нацией – это понятие историко-политическое, и с формированием нации у нас пока что были очень большие проблемы).

Но дело не в этом. А в том, что слова Путина вполне могут носить «экспортный вариант», учитывая время и место, когда они были произнесены. Не в Госдуме же они были сказаны! А ради услады или тревоги ушей нужных зарубежных собеседников можно и не такое сказать.

Даже из подозрений на пиар Зюганов должен был встревожиться и предложить Путину раскрыть тему. Этого сделано не было. Начальник КПРФ сказал, что «ждал этого».

Дальше томимый ожидаемый Геннадий Андреевич не пошел. Возможно, побоялся показаться недалеким. Но ведь именно тут ему и был подброшен политический шанс! Если, конечно, декларируемые идеи небезразличны. Зачем было упускать столь благоприятный момент. Следовало хватать птицу, удачи или неудачи за хвост. Потому что завтра заявление Путина может оказаться всего лишь пиаром. Если, конечно, его торги на теневой политической бирже окажутся успешными. И в какой объем активов он сможет конвертировать свое крайне опасное для нынешнего бомондного болотца заявление.

Еще можно понять молчание или бормотания Миронова, Левичева, Митрохина, Жириновского. Да хоть Навального! Для них это слова хозяина. Которые можно ненавязчиво «перетирать». Но только «перетирать». И не больше. Но у Зюганова под угрозой оказывается многолетняя политическая поляна. И которую у него вполне могут отнять. А он не только не попытался собрать дополнительные бонусы с этой поляны, но даже не ощутил угрозы для нее. Нюх потерял, скажете?

Я не стал бы распинаться насчет Зюганова, если бы не видел того, что он, как системный политик обязан был сделать. Пусть даже политик в значительной мере управляемый. Пусть даже у него есть ограничивающие движения ремни. Но нельзя же быть настолько беззубым и нелепым!

Есть моменты, когда политик обязан высказаться и попытаться вытащить оппонента на выгодное для себя поле спора. И вот такой момент наступил. Но Геннадий Андреевич использовал свой шанс как-то странно. И подкрадывается неутешающая (меня лично, впрочем) мысль: лучше бы смолчал тогда. Не огорчал ни сторонников, ни противников. Выглядел бы загадочнее. Потому что получилось – что не выглядит никак. Вообще.

Tags: Зюганов, Путин, политика, политические игры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments