Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Александр Севастьянов о национально-религиозном факторе - 1 часть

Этот материал приешл на днях по почте от Александра Севастьянова. многа букаф. Но прочесть стоит.

БЕЗ ШИРМ И ШОР МУСУЛЬМАНСКИХ И ИНЫХ: ОТВЕТ ВАДИМУ СИДОРОВУ

Дорогой Вадим!

Я, наверное, должен принести Вам извинения за то, что воспользовался личным знакомством и привел Вас в качестве примера в статье, посвященной давно волнующей меня проблеме. Согласитесь однако, что если бы Вы были серенькой мышкой, тихонько исповедующей ислам в своей норке, Вы не стали бы героем моего текста. Но вы фигура яркая, харизматичная, с активной жизненной позицией и к тому же не чуждая поползновений прозелитических, так что я подумал, что не обижу Вас, использовав Вашу биографию как аргумент. Простите, если ошибся в этом.

Я, конечно, предполагал, что Вы ответите, но не ожидал, что при этом в ход пойдут аргументы вероисповедные, в принципе не подлежащие верификации (в мире живых, во всяком случае). Ну, ведь нас, теоретиков, хлебом не корми – дай порассуждать на отвлеченные темы, так что я попробую поддержать дискуссию в меру своих силенок.

1. Я выразил предположение, что к выбору ислама Вас склонило, в частности, воспоминание о той силе, которая, в обличье его приверженцев, проявилась в 1990 г. в Баку. Молодым свойственно тянуться к силе, вот Вы и потянулись. И не только Вы. Это моя гипотеза.

Вы попытались ее опровергнуть («в Вашей оценке неверно почти все»), но по-моему неубедительно, ибо сами признались: «Вы правы в том, что именно пробудившаяся национальная стихия азербайджанского народа вынудила мою семью, как это почти всегда бывает в таких случаях с колонистами, "бежать стемглав", оставляя родину нескольких поколений предков, квартиры, имущество, друзей, положение в обществе. Однако была ли она исламской? Тогда нам, закомплексованным колонистам, казалось, что да – отсюда закономерно, что именно из подобных регионов выходили русские националисты-исламофобы, такие как в прошлом я сам…».

Что же в моей оценке неверного? От того, что в те годы да «и теперь Баку, увы, далек от исламскости», ничего не меняется, ведь хорошо известно, что бакинские эксцессы, главным образом, творились сельскими, провинциальными жителями, наводнившими в те дни город, а их исламизм не подлежит сомнению. Напомню также, что эти акции были возмездием за то, что христиане-армяне творили в Нагорном Карабахе; естественно, что встречное насилие творилось под знаменем пророка. Так что «закомплексованность колонистов» тут не при чем. Вам ведь действительно показали силу, и эта сила была окрашена в зеленые тона ислама.

Нас не интересует в данном случае, как обстоят дела с исламом в Азербайджане или где бы то ни было еще, кроме русской среды. Нас интересует типология воисламления – и ничего более. Витальная слабость народов Запада и витальная сила народов Востока – бросающаяся сегодня в глаза очевидность, решительно влияющая на подобный выбор, вряд ли Вы станете это отрицать. Вы эту силу и эту слабость увидели воочию, в отличие от многих. Испытали, что называется, на своей шкуре. Хотели Вы или нет, осознавали или нет, но увиденное Вас убедило.

Сегодня Вам кажется (и должно так казаться), что Ваш выбор был обусловлен исключительно духовными исканиями. Я бы принял подобное объяснение, если бы думал, что может существовать религия, обладающая всей или хотя бы максимальной полнотой истины. И что можно придти в некий виртуальный магазин, сознательно выбрать лучшую из всех религий, заплатить, снять ее с полки, сунуть подмышку и пойти с ней домой. С гордой мыслью о том, что не вы выбрали веру, а она (а через нее сам Бог) выбрала вас.

Но для тех, кто знает, что каждый наш шаг мотивирован исключительно инстинктами и аффектами, такой подход недопустим. Мы ведь понимаем, что наши интеллектуальные, «духовные» искания лишь обслуживают эти истинные мотивации.

Да и вообще для любого детерминиста (а я, вслед за Джозефом Пристли, убежденный детерминист) вполне понятно, что субъективные мотивы и предпосылки не получают значения, если не совпадают с объективными.

2. Судьбе было угодно свести Вас с людьми, русскими интеллектуалами (Вы их называете), скептически воспринимающими христианство, от которого Вы довольно поспешно отвернулись, не освоив как следует эту доктрину, не переболев ею всерьез, как некоторые старшие товарищи. А вот таких же старших товарищей, скептически настроенных в отношении ислама, Вам своевременно не встретилось (хотя в них нет недостатка), а встретился, напротив, умный, глубоко знающий и убежденный апологет ислама, прекрасно образованный и красноречивый – Гейдар Джемаль. Я как-то был на его лекции в Баку и сам восхитился той легкостью, простотой и эрудицией, с которыми он блестяще излагал сложнейшие вещи. Что же удивляться, если в условиях такого «перепада давления» Вас затянуло в ислам!

Непонятно мне здесь другое: почему и для чего Вадим Сидоров «как глубоко укорененный в европейском расиализме человек... боролся… с ксенофобскими представлениями, мешавшими воспринимать Ислам как духовную доктрину, а не нечто, неразрывно связанное с несимпатичными мне тогда народами». Зачем же было бороться? В этом признании между строк ясно читается Ваш отрыв от национальной и расовой идентичности во имя идентичности религиозной. То есть, как раз именно то, против чего я предостерегаю русских людей, задумывающихся о вере. Быть с братьями по крови – или с братьями по вере; прислушаться к голосу крови – или подчинить его вероисповедным мотивам: вот как встанет с абсолютной неизбежностью выбор перед русским неофитом во исламе. И выбор, скорее всего, ляжет в пользу веры: Вы показали это против воли на собственном примере. Quod erat demonstrandum

3. Вы пишете: «Почти два года – с осени 2001 года до лета 2003 года – я находился в болезненном, жестком диалоге с самим собой, понимая, что мне предстоит сделать однозначный духовный выбор между Исламом и Христианством. В итоге, как известно, Всевышний открыл мне сердце для Его религии».

Что творит наше жестокое время с людьми! Как ожесточает сердца! Как ограничивает выбор и свободу мысли! В этом признании я не увидел, не узнал того юношу с быстрым и тонким, подвижным, ищущим умом, каким Вы были когда-то. Что за странная, бедная выбором дилемма! Кто навязал Вам ее?

Напомню, что в мире насчитывается около 170 религий, каждая из которых претендует на всю полноту истины, но ни одна ею не обладает. Между тем как Бог один на всех. Нелепо думать, что приверженцы какой-то одной веры будут Ему угодны, а все остальные (к примеру 1,5 млрд китайцев плюс 1 млрд индусов) прямиком отправятся в генну огненную или иное столь же малосимпатичное место.

Однозначно предпочесть одну из этих 170 религий человек разумный не имеет, на мой взгляд, морального, интеллектуального права. В противном случае он неизбежно канонизирует заблуждения, и мало того – еще и присягнет им на верность. Ибо абсолютное не постигается относительным, Бог – человеком (даже пророком, будь то Христос, Магомет, Ману, Зороастр, Будда или кто-то еще). Это очевидно всякому, кто читал хотя бы Канта. Мы не можем иметь суждение о Боге, о Его природе, Его морали, Его резонах, Его предпочтениях, Его делах, это было бы непростительной самонадеянностью. У нас просто нет ни в голове, ни в сердце такого инструмента, с помощью которого мы могли бы это делать. Мы можем лишь приблизительно догадываться о чем-то. И действовать, как Бог на душу положит, при этом не воображая себя исполняющими Его волю и не боясь греха. Слушать Бога мы можем (или воображаем, что можем); понимать умом – нет.

Но ведь нельзя же догадки выдавать за догматы! Это ведь будет обман; в лучшем случае – самообман.

В этом смысле я разделяю позицию исмаилитов, полагающих, что единственный достоверный атрибут Бога – его принципиальная непознаваемость. Это означает, ни много ни мало, что никогда и никакой «истинной религии» не может быть в принципе. И общая картина религий мира в точности напоминает старинную басню о пятерых слепцах, которым досталось наощупь описать слона; при этом один описал ногу, другой – хвост, третий – бивень, четвертый – хобот, пятый – бок… Каждый слепец был субъективно честен и объективен, он жизнь бы отдал в подтверждение своей правоты, но слон-то как целое при этом ни одним из них осмыслен, конечно же, не был. И пазл не сложился. Так и религии, в каждой из которых может находиться та или иная часть истины, но никоим образом не вся истина целиком.

Конечно, есть набор представлений, являющих собой квинтэссенцию «религии вообще»: о высшем существе, курирующем нашу земную жизнь; о бессмертной душе человека и ее загробных путешествиях; о потустороннем мире, взаимодействующем с нашим, земным; и т.д. Но в своем признании этих общих практических положений, вполне, кстати, эмпирических, добытых опытным путем, все религии более или менее равны. К тому же, весь этот комплекс, на мой взгляд, подлежит области знания, а не области веры.

Разговор об «истинной религии» поэтому априори лишен смысла.

Но это лишь одна сторона вопроса.

Вторая, к сожалению, состоит в том, что подлинная религиозная вера в принципе исключает веротерпимость. Выбрав для себя конфессию, человек, натурально, должен быть уверен в ее исключительности, ее абсолютности. Нельзя верить по-настоящему, если не уверен, что твоя вера – единственно истинная. Нельзя верить – и при этом допускать, что может быть более истинная вера. Поэтому окончательный выбор любой веры, на мой взгляд, – самая ужасная ошибка, какую может в жизни совершить человек. Постоянный поиск истинной веры, поиск, в котором нет и быть не может остановки, – вот достойный путь.

Но Вы свой выбор сделали и остановились на этом. И все, что Вы написали в своих возражениях мне, обусловлено этим обстоятельством. Вот, чего я, по правде говоря, уже не ждал от Вас (я думал, за десять лет Вы подостыли, поотрезвели, повзрослели); вот что делает в принципе невозможным спор между нами по существу религиозных воззрений. Вот что не позволит нам придти к консенсусу в оценке исламизации русских людей. Ибо Вы уверены, что за Вашими словами стоит абсолютная истина религии (неважно какой), стоит Аллах; мне же сама подобная мысль кажется дикой, самонадеянной и несбыточной, лишающей почвы всякую полемику.

4. Ужасно, с моей точки зрения, не столько то, что конкретный Вадим Сидоров, которого я знал и высоко ценил как борца за Русское дело, принял ислам и из наших рядов выбыл. Конечно, я предпочел бы, чтобы этого не случилось, и воспринял данный факт с сожалением как досадную потерю.

Но куда печальнее то, в чем Вы сами, с Вашим бойцовским темпераментом, признаетесьв худшем из грехов интеллектуала, в миссионерстве: «Придя в Ислам как в религию своего личного выбора, я при этом начал и собирать внутри нее представителей "своей природной общности", и пытаться "исправить, улучшить" как можно больше ее представителей, призывая их к тому, что было открыто мне свыше как Истина. В том числе, показывая им нашим примером, что принимая Ислам, не требуется переходить в "неродные, неорганические" общности, а можно творить в рамках Ислама свою – так же, как это делают другие мусульманские народы».

Русские, однако, никогда не были «мусульманским народом». И творить внутри русского народа «свою общность», исламскую, – значит идти путем боснийских сербов (в переписях населения Югославии в 1960-70-е годы вместо термина «боснийцы» употреблялся термин «славяне-мусульмане»), которые начали с того, что под гнетом Османской империи перешли в ислам, а кончили тем, что в 1994 году подняли оружие против своих кровных братьев-сербов из большой Сербии.

Приведу и другой выразительный пример. Как известно, два чеченских тейпа – это казаки, перешедшие некогда в ислам. Мне мало дела, что они приобрели в религиозном смысле, «для души», но русские их для себя потеряли навсегда, а заполучили, в ходе нескончаемой русско-чеченской войны, врага в их лице.

Я не хочу для русских подобных вариантов. А между тем мы уже имеем, как известно, немало случаев, когда перешедшие в ислам русские или полукровки вливаются в ряды воинов джихада и даже становятся смертниками.

Это не случайные эпизоды. Мы должны рассматривать их в контексте извечной битвы расовых мегацивилизаций за мировое господство. В этой битве сегодня белые европеоиды, принявшие некогда на вооружение христианство, не имеют победных перспектив. Вопрос об их духовном перевооружении действительно стоит остро, это вопрос жизни и смерти. Но только не вопрос истины и заблуждения. И надо ясно понимать: если выбор падет на религию наших могильщиков, это будет лишь означать не восхождение к свету, а просто бесславную капитуляцию, ничего более. Не только победы, но даже пощады не получим мы, как и положено побежденным.

Я давно проповедую союз русских и мусульман, как Вам известно. Но до сих пор, тысячу лет, русские и мусульмане были друг для друга чужаками, со всеми вытекающими из этого последствиями, часто весьма кровавыми. Вода не смешивалась с маслом. И для того, чтобы такой союз реально был – и был честным и сознательным, каждый должен оставаться самим собой. Русский – русским, мусульманин – мусульманином. Иначе будет не союз, а поглощение. Сопровождающееся самопредательством и предательством русского народа, какими бы возвышенными соображениями оно ни прикрывалось.

Нельзя предавать ни свою семью (малый народ), ни свой народ (большую семью). Нельзя переходить на сторону чужака ни в чем и никогда. Так учу я своих детей и внуков, учу своих учеников. Мне жаль, что Вы выросли – и учить Вас, по-видимому, поздно.

Религиозное расчленение нации не проходит для нее даром. Даже разночтения (толки) внутри одной религии чреваты кровопролитными конфликтами, пусть они и происходят внутри одного народа. Вы сами приводите такие примеры: никонианцы и староверы, некрасовцы и т.д., когда «в подобных идеологических и политических поляризациях эта кровь, то есть этнические русские оказывались по разные линии фронта».

Что ж, мы, этнические националисты, давно проповедуем тезис: идеологии и религии разделяют нацию, а объединяет – кровь. Но в этом случае тем более небезопасно образовывать в теле русской нации, в целом не имеющей отношения к исламу, – исламский анклав.

5. Вы утверждаете: «Принятие мною Ислама как не было обусловлено желанием примкнуть к "поразившей меня своим превосходством" в детстве силе, так и не влекло за собой смену одной "природной общности" на другую».

Возможно, Вы искренне так считаете.

Со стороны это смотрится совсем по-другому, поверьте.

Продолжение следует

Tags: Севастьянов, национализм, религия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments