Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Стоит также привести стенограмму последнего эфира Проханова на "Эхо Москвы"

Правда, текст точно не отражает всей атмосферы разговора

О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый вечер, это с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева. Мой собеседник сегодня – писатель Александр Проханов.

А.ПРОХАНОВ: Да, здрасьте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте. Каждую передачу вы традиционно придумываете себе новый титул. Сегодня вы будете метафизик и конспиролог по обычаю нашему.

А.ПРОХАНОВ: А где корона? Где геральдика?
О.ЖУРАВЛЕВА: Корона метафизика? Пока не предусмотрена.

А.ПРОХАНОВ: Пока она на вас.

О.ЖУРАВЛЕВА: Мы разработаем это в течение эфира. Я только напомню, что номер +7 985 970-45-45 к вашим услугам, и видеотрансляция прямо немедля будет включена, и вы там тоже сможете видеть Александра Андреевича на нашем сайте echo.msk.ru. Александр Андреевич, естественно, большинство вопросов, которые обращены к вам, они касаются стихийных наших катаклизмов. Один из них такой, короткий, от огородника: «Вы как метафизик в чем видите метафизику засухи и пожаров, охвативших Россию?» Общо, но, может быть, и...

А.ПРОХАНОВ: Как приятно, что среди моих слушателей множатся метафизические кружки, астрологические школы и индивидуально возникают то там, то здесь звездочеты. Это меня радует. Я думаю, что вот эти ужасные гари, которые сейчас идут по России, они свое пламя аккумулируют... Во-первых, все катастрофы, которые случились за последние, может быть, 3 или 4 года, всех их не упомнишь. Но вот этот огонь – он их всех вбирает в себя, всасывает в себя. Это и гибель Стрижей, летчиков при стечении гигантском народа, когда хотели праздновать, а получили тризну. Это и Саяно-Шушенская ГЭС, это и весь грохочущий, пылающий Кавказ, это и взрывы в метрополитене.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хромая лошадь.

А.ПРОХАНОВ: Это и Хромая лошадь. И вот этот поток – он суммируется вот в этих огнях и создает ощущение такого, непрерывного, очень актуального сиюминутного кошмара русского. Но этого мало, потому что... Я сужу, конечно, по себе, я не проводил широких аналитических исследований. Но вот эти огнища – они в моей подкорке, в моем подсознании, они пробуждают какую-то реликтовую память о родине моей, которая во все века горела, она всегда была в пожарах, в огнях.

И коллективное бессознательное русского народа, которое, конечно, за все эти годы пытались перекодировать, загнать внутрь, упаковать, забетонировать – оно в этих огнях проснулось. И, вот, ощущение того, что русская беда, которая кочует из века в век, из империи в империю, из нашествия в нашествие, она неодолима, она непреодолима. Это наше русское горе, извечное и неизбывное. И вот это такое, угрюмое и тяжелое общественное подсознание – оно является сегодняшним фоном, из которого многое, что проистекает и может проистечь. Например, я думаю, что вот эти огни и пожары, которые сопутствуют всей русской истории – вы помните, от татаро-монгольской конницы, когда горела Рязань...

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, а очистительный какой-то смысл пожара как пожар Москвы, например? Он такой, двусмысленный.

А.ПРОХАНОВ: Нет, это было ужасное действо, чудовищное действо. Пожары этих войн всех, пожары смутного времени. Они порождали в русском обществе, в русской жизни двоякое явление. С одной стороны, они порождали смуты, порождали бандитизм, порождали распад, порождали какую-то беду и порождали какой-то всеобщий бандитизм. Потому что разбойники и погорельцы – они где-то были рядом. Сначала они сгорят, а потом идут разбойничать на большую дорогу.

А с другой стороны, вот эти беды, именно огненные беды... А наши исторические беды всегда были огненные. Они порождали всплески какого-то удивительного миросознания. В этих огнях рождались новые религиозные течения, ереси, рождались произведения искусств потрясающие, начиная от «Слова о полку Игореве» во время вот этих смут, кончая Пушкиным и Толстым, которые родились из пожара Москвы как раз.

И сегодня Россия, она в этих огнях внутренним образом, каким-то образом перестраивается, находится на переломе. Что из этого произойдет? Произойдет ли какой-то всплеск самосознания, мы проснемся от кошмаров, в которых мы живем? У нас опять проснется божество, проснется ощущение мира, неба, человечества, может быть, конца света? А перед концом света идет очищение, наоборот. Или же мы погрязнем в катастрофах, бунтах, в безумии бесконечно разрастающегося химкинского пожара и Стратегии-31. Кстати, поразительно каким-то странным образом Стратегия-2020 сменилась Стратегией-31 – даже не заметил, как одно перешло в другое.

О.ЖУРАВЛЕВА: А в вашем сознании они существуют рядом?

А.ПРОХАНОВ: Эти 2 стратегии?

О.ЖУРАВЛЕВА: Как вы относитесь к Стратегии-31, раз уж вы сами об этом заговорили? Вы посещаете эти мероприятия втайне, там, в полумаске где-то?

А.ПРОХАНОВ: Нет. Я считаю, что эта стратегия, пожалуй, гениальная, она родилась в чьей-то такой, огнедышащей голове. Не знаю, может, Лимоновской голове, может, еще в чьей-нибудь. Говорю без иронии, потому что смысл этой стратегии в том, что, вот, каждый месяц или каждые 2 месяца, вот, в эту точку – она уже стала точкой на карте мира – приходит какое-то количество отчаянных людей. По существу, это люди такого, героического склада, может, отчасти мазохистского склада. Но героического несомненно. Они идут под эти дубины, но идут под дубины под телекамерами. Это очень важно, что туда стекается все больше и больше телекамер, и эти телекамеры транслируют эту бойню по всему миру и по всей России, естественно. И каждая новая атака – она, с одной стороны, увеличивает скорость вращения этой воронки Триумфальной и туда завлекает все больше и больше масс людей. И эти массы, в конце концов, могут достигнуть масс 1993 года.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вам кажется, что, все-таки, люди туда не только с телекамерами притягиваются?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я думаю, что... Ну, видите же, да? И химкинские вот эти защитники, Удальцов пришел туда. Туда будут приходить люди. Вот, сейчас начнется осеннее все это скопление.

О.ЖУРАВЛЕВА: А что вам мешает туда прийти?

А.ПРОХАНОВ: Мне мешает что? Это то, что я всю свою жизнь ходил на Триумфальную площадь, я – человек, который до сих пор там находится. Вся моя жизнь – это непрерывные восстания, войны, революции, трибуны.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы там, наверное, были в шлеме и гоняли на автомобиле.

А.ПРОХАНОВ: Нет-нет. Там такая, огромная фигура стоит, она бронзовая или каменная.

О.ЖУРАВЛЕВА: Поэта.

А.ПРОХАНОВ: «Поэта». Вот это я.

О.ЖУРАВЛЕВА: М-м!? Вот оно что! Поэт Александр Проханов, выдающий себя за Маяковского время от времени, находится сегодня в студии «Особого мнения». Мы сейчас удаляемся на небольшой перерыв – не забывайте писать нам SMS +7 985 970-45-45. Ну и видеотрансляция на сайте, как всегда, в разгаре – присоединяйтесь.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, мой собеседник – журналист, писатель и поэт, как выяснилось, Александр Проханов, и мы продолжаем. Ну, о метафизике пожаров вы уже поговорили и уже перешли, так сказать, к социальным пожарам каким-то таким, которые вам видятся. Есть несколько примеров и проявлений помимо 31 числа, есть еще, например, история, которая интересует военного пенсионера из Петербурга: «Александр Андреевич, здравствуйте. Наверняка, вы слышали на «Эхе» крик души Эллы Памфиловой. Что вы думаете по поводу ее отставки?» Это туда же, в ту же копилку?

А.ПРОХАНОВ: Да, я думаю, что да, в ту же копилку. Потому что все это произошло почти одновременно и, может быть, это один и тот же крик. Крик Эллы Памфиловой – это, видимо, и крик сгорающего в лесу изюбря, и крик Немцова, которого везли в автозаке и не давали ему ровно 40 минут пить, я знаю. И это тоже очень симптоматично. Но когда я говорил о том, что горит моя родина... А, кстати, когда я жил в деревне – у меня был период, я жил в деревне – я не мог забыть крестьян, которые сходились, мужики за своим хмельным, бражным застольем, сдвинув плечи, разрывали себе на груди эти рубахи и пели потрясающую песню. Там были такие слова: «Горит село, горит родное, горит вся родина моя». Вот такая потрясающая песня крестьянская.

И вот это ощущение назревающего общественного пожара – оно меня не оставляет. Может быть, я перегрет. Может быть, я надышался угарного газа. Но вот эти очаги возгорания – они множатся. Конечно, я вам сказал, что Триумфальная – это очаг возгорания. Он тлеет. Пока что там в нем нет вот этого вихря и торнадо, который летит вверх, но это очень напряженный очаг, он не затухает, он все время поддерживается. Там все время в него вбрасывают и кислород для горения, и само топливо.

Конечно, Химкинский лес вот с этой атакой, лесной атакой вот этих мстителей народных, которые, по существу, еще немножко и они превратятся в красные бригады или в Бадер-Майнхоф.

О.ЖУРАВЛЕВА: Подождите, Александр Андреевич, давайте разберемся, потому что это вообще отдельная история. Есть защитники Химкинского леса, которых сейчас допрашивают, в частности, Евгению Чирикову как свидетелей. И есть некие люди, которых уже сейчас, вроде бы, обвиняют, осуждают и так далее. А есть еще и третьи люди, которые говорят, что, на самом деле, были они и лес к этому всему не имеет никакого отношения – напали на администрацию они по другой причине.

А.ПРОХАНОВ: Я говорю о ситуации. Вот эта ситуация – это такой, раскаленный небольшой участок земли и все, что туда попадает, начинает пылать и гореть. И мне сейчас не хочется разбираться в происхождении этих групп, анархистские они были или нашинские группы. Это вихревое движение там началось, которое засасывает в себе самые разные силы и структуры. Оно произошло. И, вот, повторяю, вот этот налет – он был проведен по всем правилам европейских нападений. Это лица в масках, это моментальный налет, это там, не знаю, камни, чуть ли не коктейль Молотова, это рассредоточение. Это не буза и это не игра, это организация. И организация, которая громила не ларьки, а громила, по существу, маленький Кремль местный. Это чрезвычайная вещь. И Бадер-Майнхоф, и красные бригады, или, там, красная рота армии – они очень близки ко всему этому. Понимаете? Тем более, что депрессуха такая, которую власть оказывает на них, она их еще больше организует, она превращает их в организацию, у них есть, видимо, система безопасности, своя разведка, свой внутренний КГБ, грубо говоря, который выявляет предателей.

Это второй очаг. Теперь, конечно, потрясающим явлением был Селигер вот с этими кольями. Но если на колу сидит Саакашвили или эстонский президент, или даже Алексеева, или даже Лимонов, в этом нет ничего удивительно для «Наших», потому что все они – враги государства российского с точки зрения нашистов. Но среди врагов этих оказался Сванидзе. Сванидзе, который является президентским летописцем, сервильный человек, близкий к Кремлю, который импозантен, который в Общественной палате. По существу, это эмблематика, либеральная эмблематика Кремля. И нашисты повесили его на этот фашистский кол, кол отторжения.

Это потрясающее явление. Понимаете? Либо это безумие, либо это сложнейшая кремлевская манипуляция, которая хочет хаотизировать и этот участок общественной жизни.

О.ЖУРАВЛЕВА: Зачем? Зачем это вот нужно? Вот, вы смоделировали кремлевскую историю. Зачем?

А.ПРОХАНОВ: Я не знаю. Самым общим образом хаос – это зона, которой можно управлять.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да?

А.ПРОХАНОВ: Да. В хаосе тонут рациональные способы воздействия – оппозиция, партии, КПРФ. А если ты научился управлять хаосом, создавать его научился и управлять им, ты победитель. Вот, американцы научились этим заниматься. Теория управления хаосом – это одно из величайших достижений американской политологической культуры последних 10 или 15 лет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, вот, вы вспомнили американцев.

А.ПРОХАНОВ: А еще, да, заметьте, что эти движения... Это не «Наши» как таковые повесили Сванидзе, его повесило движение СТАЛЬ. А что такое движение СТАЛЬ? Это Сталин.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы поддерживаете своих молодых друзей?

А.ПРОХАНОВ: Это сталинистская фракция прокремлевского молодежного движения.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но, ведь, это же шизофрения.

А.ПРОХАНОВ: Это шизофрения, если не подумать, что в Кремле не прислушиваются к общественному сознанию. Ведь, Кремль – он же как такой вот, пластмассовый шарик, который в струях фонтана пляшет и танцует. Вот, какие струи, таков и шарик. Если половина населения – сталинисты, а сейчас мы немножко об этом поговорим, и если молодежная организация, состоящая не из ветеранов, бравших Берлин, и не из палачей и катов Лубянки, которые, якобы, пытали всех и всех на свете. А это молодежная организация сталинистов. И она инкорпорирована в прокремлевские группы. И она повесила Сванидзе, которых, действительно, антисталинист и антисоветчик Сванидзе считает по своей логике врагом сегодняшнего государства российского. Как и я, впрочем.

О.ЖУРАВЛЕВА: О чем это говорит? О том, что все заявления Путина, Медведева по поводу того, что «Сталин – бяка, мы с ним не дружим» – это все полная ерунда?

А.ПРОХАНОВ: Это говорит об умножающихся очагах возгорания – мы об этом сейчас говорили. И теперь Памфилова. Да, ну, конечно, очагом возгорания является лагерь Туапсе – это, вот, армяно-русско-чеченская драма с таким, не совсем адекватным поведением Рамзана Кадырова. Конечно, очагом возгорания являются идущие параллельно 2 процесса – процесс Ходорковского, который аккумулирует в себе либеральное общественное мнение, и процесс над Квачковым с его друзьями, с Мироновым Ваней, которое аккумулирует патриотическое общественное мнение. И эти 2 крыла на этих процессах смыкаются. Это тоже момент возгорания. Я не говорю о Кавказе, который весь полыхает так, что плавятся ледники кавказские хрустальные.

И Элла Памфилова – почему она ушла? Я не знаю мотивировки, я не очень, как бы, почитаю Эллу Памфилову, потому что она в период ельцинских выкрутасов занималась борьбой с привилегиями. И после того как Ельцин поездил в трамвае, а потом все привилегии взял себе и своим олигархам, она ни разу не пикнула. Так что она такая висталка, которая, так сказать... Она потеряла свое целомудрие, охраняя огонь.

Но она ушла по одной простой причине. Она должна способствовать так или иначе созданию гражданского общества. И мне кажется, что она, действительно, способствовала, она делала все, что в ее силах. И в результате ее деятельности вместо гражданского общества продолжает складываться пиратское королевство, банда над бандой, иерархия банд. Банда региональная, центральная...

О.ЖУРАВЛЕВА: Чья здесь воля, как вам кажется? Вы говорите, что хаосом легче управлять, что этот хаос создают какие-то конкретные люди. Кто эти люди?

А.ПРОХАНОВ: Если в случае со Сванидзе, этими людьми могут быть кремлевские операторы, которые хотят взорвать вот эту сложившуюся парадигму, когда Сванидзе, респектабельный Сванидзе демонстрирует, как бы, волю и лицо Кремля, а у Кремля уже другая совершенно воля и другое ощущение того, что нужно делать.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть они меняют коней на переправе и меняют вектор.

А.ПРОХАНОВ: Ну, видите, Сванидзе не конь в этом смысле. Хотя, у него есть вот то, за что я эту породу лошадей называю конями. Я понимаю, согласен с этим. Но, ведь, власть – она, конечно, не глупа. Зря ее называть тупой, глупой, жестокой. Нет, она рафинированная власть. Повторяю: она рафинированная власть. Не буду ее превозносить, знаю, что она рафинированная.

И, вот, смотрите, что произошло на протяжении последних двух недель или месяца? Мы являемся свидетелями потрясающего явления, о котором мало кто говорит. На «Эхе» немножко об этом говорили. На Пятом канале, который забросал себя бесконечными, бессмысленными ток-шоу, дурацкими ток-шоу, в которых мусолят стоимость туалетной воды или, там, проблемы гастарбайтеров. Ведется программа «Суд истории», где Сергей Ервандович Кургинян один бьется с Млечиным и с тем же Сванидзе. И они бьются не по проблемам периферийным, а по центральным проблемам сегодняшних конфликтных общественных отношений. Что такое Сталин? Что такое война? Что такое коллективизация? Что такое 1993-й год? Что такое насилие? По всем пунктам Кургинян убивает их наповал. 98, 95 процентов населения российского голосует за Кургиняна, за красного витязя.

О.ЖУРАВЛЕВА: Потому что Кургинян прекрасен или потому что он прав?

А.ПРОХАНОВ: Потому что Кургинян прекрасен, а прекрасен он, потому что он прав. И вот эти оснащенные наши историки – у них же телевидение, у них хроники, архивы, они с треском проигрывают. Это говорит о том, что сегодняшнее общество, во-первых, не принимает этот уклад. Народ не может принять вот этот...

О.ЖУРАВЛЕВА: Но при этом не протестует.

А.ПРОХАНОВ: Что значит «протестует»? Ведь, отвержение этого уклада может быть самым разным. Люди Ганди тоже не протестовали буквально. Они этим голосованием показывают, что этот уклад и этот социум им отвратителен. Поскольку сама программа (НЕРАЗБОРЧИВО), за общество будущего, за то общество, о котором говорит все время Калашников. Они говорят, что общество, в котором мы жили, советский строй, строй победы, строй великой индустриализации, строй великой красной империи – это наш строй. И, повторяю, говорят об этом люди среднего возраста. И все это укладывается...

О.ЖУРАВЛЕВА: И все эти люди потом все равно выберут президентом того или другого, из той же самой, вот, ненавистной вам либеральной рафинированной власти.

А.ПРОХАНОВ: Они выберут президента даже в том случае, если все население России будет вывезено за пределы страны или сожжено в пожарах, и не будет ни одного человека. Но Левада-центр, ВЦИОМ – они проведут обследования и все равно явка будет, видимо, процентов 60, в целом, и президент будет выбран.

О.ЖУРАВЛЕВА: Выборы сфальсифицированы заранее – вы это уже определили.

А.ПРОХАНОВ: Не выборы. Это не называется фальсификацией.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но и выборами тогда это тоже не называется.

А.ПРОХАНОВ: Они не называются «выборы». Есть решение, оно предрешено, оно уже сложилось и есть самые разные способы, достаточно простые оформить это решение.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Андреевич, я успела перед эфиром познакомить вас с новинками переписки премьер-министра. И вот уже приходит вопрос от Юрия из Москвы: «Александр Андреевич, прокомментируйте ответ Путина на письмо жителя Твери». Если кто не знает, у нас на сайте есть новость о том, как Владимир Путин лично ответил на такой тоже крик души жителя Твери по поводу пожаров, по поводу противопожарного беспредела, скажем так. Я вам читала письмо Путина – есть ли у вас какая-то похвала, хула или какая-то реакция?

О.ЖУРАВЛЕВА: Я не успел проникнуться, потому что в это время с обожанием смотрел на вас. Но мне кажется, что в этом ответе есть легкий глум...

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, по-моему, он даже не легкий.

А.ПРОХАНОВ: ...что, вообще, свойственен Владимиру Владимировичу. И этот глум – это есть форма его защиты и нападения одновременно. Надо отдать ему должное, что он не уклоняется от встреч с погорельцами, как он не уклонялся от встреч с вдовами «Курска».

О.ЖУРАВЛЕВА: Просто не все по телевидению показывают из этих встреч – они там разные бывают.

А.ПРОХАНОВ: Они бывают разные, но он идет на эти встречи, он не убегает в кусты. Он идет встречаться с этой бедой. И в атмосфере этой беды то, что я видел и слышал, он ведет себя достойно. Но вот это глумление – оно связано с тем, что, а как еще ответить? А как еще? Он же не священник, он не должен ответить тем же ревом, рыданиями и стенаниями.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но он же человек? Или это не предполагается?

А.ПРОХАНОВ: Во-первых, он – плейбой. Путин – плейбой. И как плейбой он отвечает согласно стилю. Он же, действительно, не Ярославна, он не батюшка, он не плачея.

О.ЖУРАВЛЕВА: А скажите, он любит вообще этих людей? Он им сочувствует, как вы думаете? Ну, «любит» - это так, условно.

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, что нет. У меня есть ощущение, что наша власть не любит свой народ.

О.ЖУРАВЛЕВА: Не у вас одного есть такое ощущение. Александр Проханов в программе «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева. Никуда не уходите – мы скоро вернемся в эту студию.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлева, наш гость – писатель и журналист Александр Проханов, и мы продолжаем. Александр Андреевич, уже, вот, все равно тема-то центральная остается и все вопросы связаны с ней. Ну, вот, Алена пишет, что Путин отдал наши леса лесообработчикам, вот и пожары, напоминая Лесной кодекс, принятый в 2006 году и с 2007-го года действующий. Есть какая-то реакция? Вот, вы только что в новостях слышали как раз цитаты из ответа Путина, что, дескать, такого не бывало никогда, 140 лет не было таких температур, поэтому, в общем, нас можно извинить хотя бы тем, что ситуация неожиданная. Но один из наших слушателей напоминает, что когда случилась катастрофа в Мексиканском заливе – тоже, в общем, достаточно неожиданная история для того же Обамы – Обама отреагировал сразу. Просто мгновенно. И «BP» начал выплачивать деньги, и Обама там контролировал, приезжал сам лично, пытался затыкать пальцем дырки. Ну, в общем, что-то такое делал, во всяком случае, это было видно. Почему 1,5 месяца жары, никакой реакции не было? Гореть начало уже давно. Кстати говоря, в принципе, торфяники у нас горят, ну, так вот, как только теплая погода, скажем. Регулярно.

А.ПРОХАНОВ: Знаете, вот, мы привыкли все время бранить власть и это стало хорошим таким, тоном, нормой. Чуть что, власть виновата. И правильно: власть виновата. Чего ж ты лезешь во власть, если ты не виноват ни в чем? Правильно, власть виновата. Но с другой стороны, действительно, сейчас в этих условиях бранят «Власть, ты ничего не сделала». Она сделала все, что она могла бы сделать. Она правит в демобилизованной стране. Она правит в стране, где нет мобилизации, в стране, где нет власти. Эта власть, парадокс ее в том, что она безвластная. Вот посмотрите, я смотрю на Шойгу. С одной стороны, я не могу простить ему эти автоматы, которые он разгружал в 1993 году и многих других вещей. Но, конечно же, он надрывается. Он – человек надрыва, он бьется вокруг этих огней пожаров, посылает самолеты. Вот я, например, когда смотрю на него (он в мундире своем), у него количество звезд вот здесь на погонах, по-моему, уже превышает 7 или 8. Он похож, знаете, на истребителя во время войны – вот такие, как собьешь кого-то, звезду рисовали.

О.ЖУРАВЛЕВА: На фюзеляже рисовали, да.

А.ПРОХАНОВ: На фюзеляже. Он похож на вот такого аса-истребителя. Теперь у него каждая звезда за очередную катастрофу, он получает. Поэтому власть делает все, что она может сделать. Она не делает того, чего она не может сделать. Она не может мобилизовать страну, она не может в эти трагические дни произнести слова, объединяющие людей. Власть чувствует свое бессилие, отделывается такими, несколько снобистскими, циничными, но иногда глумливыми ответами на этот народный вопль.

О.ЖУРАВЛЕВА: Есть другая власть. Это мы сейчас про Путина говорили, да? А, вот, Дмитрий Медведев, например, говорит совершенно другие слова. Во-первых, после пожара на базе в Коломне просто резко были уволены многие высокопоставленные офицеры и, соответственно, было вынесено предупреждение, строжайшее просто тем, кто остался на своих постах. По-моему, это очень консолидирует общество.

А.ПРОХАНОВ: А если загорится Александровский сад, мы что? будем увольнять всю кремлевскую администрацию?

О.ЖУРАВЛЕВА: А чего бы не уволить-то? Плохо ли?

А.ПРОХАНОВ: А что, есть другая кремлевская администрация? Потому что эту несчастную армию – ее раскосировали. Вот, мы сейчас с вами похохотали немножко, что они уничтожили сейчас в Коломне весь военно-морской флот и там освободилось большое количество рынд. И вот эти рынды надо отдать туда, по этим деревням.

Я бы не стал увольнять. Это не меры, это показуха. Это они этим самым говорят народу, что власть на месте, она правит, она справедливая. Нет, власть... Повторяю, это если бы, почти безнадежно «если бы». Если бы была контригра, если бы Путин понимал, что к 2012 году он должен прийти с абсолютно новым представлением о родине, о стране и о русской беде, он бы уже сейчас готовил мобилизационный проект. Мы больше не можем жить в условиях этих пожаров, потому что горят-то не леса, горит русская история, горит русская страна в целом. И она сгорит дотла при этом подходе к ней.

Вот это русская беда – подготовить себя для этого сокровенного, не глумливого, не ироничного обращения к народу, к его подкорке, которая сейчас возбуждена вот этим ужасным пепелищем.

О.ЖУРАВЛЕВА: Неужели, они этого не понимают и не ждут какого-то, там не знаю, социального взрыва, каких-то опасностей для себя лично?

А.ПРОХАНОВ: Я не знаю. Мне кажется, что должен найтись на родине такой, вот, человек, который бы любил народ и боялся бога. Любил народ и боялся бога. Все русские правители в той или иной степени – они любили народ и боялись бога. И даже самые жестокие и чудовищные правители России – они это делали не ради своей мошны, не ради своей респектабельности, своего богатства. Они это делали ради страны. Все они были люди мессианского склада. Где такой человек найдется? Есть ли он в Кремле? Возникнет ли он после этих пожаров?

О.ЖУРАВЛЕВА: Человек, который любит народ и боится бога, - это просто, вот, должен быть третий человек на предстоящих выборах. У нас же, вроде, какая-то третья фигура есть.

А.ПРОХАНОВ: Может быть. Например (я фантазирую), может быть, этой фигурой будет Патриарх. Понимаете?

О.ЖУРАВЛЕВА: Это как-то на поверхности, да, лежит. Он как раз реагирует гораздо быстрее.

А.ПРОХАНОВ: Он пройдет по огню, он не сгорит в этом огне – он по воде как посуху, по огню как по снегу пройдет, он явится в своих неопаленных ризах, и я думаю, что он выиграл бы этот бой блистательно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, а какие-то другие варианты вы просматриваете в этом списке? Всех очень интересует.

А.ПРОХАНОВ: А я вообще не просмотрщик вариантов, я не просматриваю варианты.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, но вам же интересно, к чему все идет? Вот, если выборы впереди, то каждое действие предполагаемых людей...

А.ПРОХАНОВ: Власть обеспечила себе постоянное воспроизводство. Это целая процедура.

О.ЖУРАВЛЕВА: А! То есть у них нет предвыборных проблем никаких?

А.ПРОХАНОВ: Нет, никаких. Они каждый раз знают о результатах и придумывают очень непростые комбинации, чтобы эту власть воспроизвести. Создать такую, небольшую политологическую или политтехнологическую схему. Она очень примитивна. Она, эта схема не учитывает население. Власть считает, что ее задача – воспроизвести себя на новом этапе избирательном и затратить энное количество средств, денег, ресурсов, для того чтобы экранировать себя от населения, чтобы население не взбесилось, чтобы оно не взбесилось от тоски, от пьянства, от огня, от пожаров. Чтобы, понимаете, вот этот самый Химкинский лес не превратился в такой, во всеобщий русский лес, леоновский. И она это делает.

Но мне кажется, что крот истории роет. Вот, крот истории, я чувствую, как дрожат кремлевские колокольни и эти московские палаты. Они дрожат, они содрогаются. Поэтому крот истории уже роет. Посмотрите на брусчатку на Красной площади. Она вся трепещет, как вот тот мост через Волгу. И не может, вот, любая власть, даже эта власть, такая, оснащенная, умная, блистательная по-своему, воспроизводить себя до бесконечности на фоне гибнущего гигантского континента, гигантской цивилизации русской. Не может. Это не входит ни в квантовую механику, ни в космогонию, ни в любимую вами метафизику.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот, Лена из Питера пишет: «И зима со снегом и холодом тоже каждый год неожиданно наступает». Ну, это, вообще, на самом деле, какая-то глобальная проблема. Антон пишет: «В Воронеже уже бывали пожары с задержками поездов и без экстра-жары. И где выводы?» Ну вот, все в одну и ту же точку, так же как с Триумфальной, абсолютно. Одна и та же история. Вот, пишет пенсионер из Москвы Артем Григорян: «Персональные виновники сегодняшних пожаров в Подмосковье и, как следствие, экологической катастрофы в Москве – это руководители регионов». Есть еще один вопрос, который задает наш слушатель. Юрий из Москвы: «Почему власть не в состоянии мобилизовать чиновников? Что же это за власть тогда? У них же есть специальный механизм». Вот, тот же Шойгу, да? Это специальный человек на случай пожара, что называется, да? У нас чиновничий аппарат, сколько его ни сокращают, он все время растет. Может быть, хотя бы с этими людьми? Уж не с народом, так, может, с ними как-то можно что-то сделать?

А.ПРОХАНОВ: Власть мобилизовала губернаторов, и губернаторы сидят сейчас в своих кабинетах, и они работают, отчитываются, и они трепещут, потому что их назначил Кремль, их назначил Медведев или Путин и они мобилизованы. Но депутаты, которых Кремль назначал, они, конечно, ведут себя просто как свиньи. Они все, действительно, разъехались, они уехали в отпуска. Все партии лежат брюхом или задницей вверх в прохладно...

О.ЖУРАВЛЕВА: Неправда. Геннадий Андреевич Зюганов был здесь в понедельник, на вашем месте сидел и рассказывал, как они борются со страшной силой.

А.ПРОХАНОВ: За исключением Геннадия Андреевича, который, действительно, в любую жару и в любой холод руководит левым политическим процессом. Но все региональные Думы распущены, все уехали. Общее состояние людей – не кидаться в огонь сообща, как можно быстрее слинять отсюда, чтобы не задохнуться. И здесь, конечно, вопрос о степени мобилизованности общества в целом. Народ не мобилизован. 20 лет его превращали в кисель. И превратить его в кристалл за счет одного брошенного яркого слова трудно. Тем более, что, повторяю, вот, как у церкви современной нет языка, лексики, с помощью которой можно обращаться с народом, так и у власти нет лексики, нет подхода. Вот, то она инфантильна и смехотворна, как некоторые заявления Медведева, то она как последнее письмо Путина, оно не угаданное, оно не точное, в этих условиях нельзя иронизировать над этим человеком. Нету вот этого чувства такта, нету художника, среди власти нет художника. Ну, кроме одно только. Вот, я думаю, что Сурков там...

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот, вас не хватает.

А.ПРОХАНОВ: Ну, я на своем месте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да?

А.ПРОХАНОВ: Да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, хорошо. «Власти Северной Кореи за неудачное выступление футбольной сборной на Чемпионате Мира в ЮАР (а корейцы вышли в 1/8), тренера сборной наказали чуть ли не тюремным сроком. Что же это за строй у них такой?» - интересуется Сергей из Тюмени. Вам нравится такой строй?

А.ПРОХАНОВ: Да отличный строй, прекрасный! Прекрасный строй, где престолонаследие, оно уже установлено от отца к сыну, от сына к внуку, от внука к правнуку. Чудесный. Это древо власти. Обожаю Северную Корею, хотел бы в ней жить.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хотел бы быть в ней футбольным тренером.

А.ПРОХАНОВ: Ну, или Ким Чен Иром, одно из двух.

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Проханов в программе «Особое мнение». Всем большое спасибо, всего доброго.

Посмотреть оригинал, послушать и скачать запись можно здесь

http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/700403-echo/
Tags: "Эхо Москвы", Кургинян, Проханов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments