Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Против мертвечины

Сейчас уже стало ясно, насколько мощным был ход нацболов, взявших на вооружение «Стратегию-31». К ней уже присоединилась солидная часть оппозиции. А кто не присоединился – тот втайне подумывает о том. Иных не пускают на места проведения акции (в Москве это Триумфальная площадь, в регионах – свои точки сбора оппозиции) либо внутренние комплексы, либо обязательства перед спонсорами. Плюс какая-то часть хронически пугается.
Ясное дело, об этих причинах большинство уклоняющихся «ярых» оппозиционеров предпочитает молчать, прикрываясь «глубокими выводами» о пустой трате времени на «Стратегию». Но основания для таких отговорок иссякают с каждым днем.
Даже главред «Завтра» Александр Проханов (опасающийся, что активность оппозиции разнесет страну) называет «Стратегию» гениальным ходом. Вот уже и Сергей Удальцов пришел на Триумфальную. Многие его соратники по левому лагерю не спешат за ним – боятся «идти за нацболами». Боятся быть вторыми. В этом случае, они рискуют не стать никакими – ни первыми, ни вторыми, ни десятыми.
К примеру, бывший барнаульский (ныне московский) левый активист Даниил Полторацкий (тот, что голодал в поддержку обвиняемого в ношении гранаты Дмитрия Бычкова и похищался сотрудниками Центра «Э») снобистски усомнился в «политической целесообразности» выходов на Триумфальную. Возможно, подобное отношение удерживает иных левых активистов в регионах от участия в «Стратегиях». На что же они рассчитывают? Въехать во власть на горбу КПРФ?! Сами ее захватить? Смею заверить, что есть сомнения в политической целесообразности отдельных рудиментов левого движения в России. Идейно российские левые давно пребывают в жестком кризисе. Не увлекают отчего-то граждан их антиклерикальный и «антифашистский» пафос. Решительно не увлекает. А иного, кроме перетряхивания томов Ленина и чаще Троцкого (что, в принципе, полезно, но малоплодотворно).
Либералы, кажется, поняли, что «Стратегия» им позволяет удержаться на плаву в большой политике. Потому что большинство их акций народ, мягко говоря, не вдохновляет. Что ж, даже если либеральные идеи разделяет 15% населения (как говорят сами либералы и во что я, если честно, слабо верю) – они должны быть. Нам места на площади не жалко. Конечно, президентство Медведева поначалу вызвало у них некие надежды на «воскрешение», но потом стало ясно, что кремлевские либералы обойдутся без них. Ведь их либерализм коренным образом отличается от формата 90-х годов. Это почти латиноамериканский вариант, пиночетовский. С минимумом гражданских свобод и максимумом экономических (в российском случае – антиэкономических) решений.
Нацболы же по-прежнему остаются одной из главных движущих сил несистемной оппозиции. Достаточно вспомнить самую масштабную попытку объединения этой оппозиции – Национальную Ассамблею. Когда в ней присутствовали нацболы – работа шла. Порой со скрипом, порой непросто, порой с драйвом, порой сумбурно – но шла. Стоило нацболам приостановить свое членство в ней, Ассамблея погрязла в принятиях громких, но малополезных в тех случаях резолюций, странных голосованиях и пустых дискуссиях. Нацболов осуждали, клеймили, порицали, над ними ерничали.
И что? Без них «ассамблейная» машина еще какое-то время дергалась по инерции, но быстро замерла на месте. Оно и понятно – у машины просто вынули мотор, без которого движение просто невозможно.
Между прочим, власть это прекрасно понимает. И поэтому запрещает нацболов как может. Сначала запретила партию, причем дважды. Потом запретила общественную организацию. А потом и вовсе запретила СМИ упоминать название объединения, да вычеркнула из лексикона СМИ понятие «национал-большевик». Возможно, скоро додумаются до запрета упоминания имени Лимонова и других нацболов. Так яростно можно противодействовать только сообществу или элементу, опасному для существования вида. Нацболы, даже подвергаемые репрессиям и запретам, остаются опасными для власти. Это даже не запредельная ненависть, это уже за гранью. Возможно, уже стоит вести речь о разнице биологических подвидов. Или о разнице между живыми и мертвыми существами.
И с этой точки зрения уже стоит воспринимать отношение к нацболам и их действиям, в частности, к «Стратегии-31». Те левые и либералы, кто стремятся к сотрудничеству и порой не чураются выйти на площадь, инстинктивно цепляются за жизнь, которая еще теплится в умирающей российской политике. Они могут вызывать недоумение, раздражение, неприязнь своей точкой зрения или позицией. Но они живые. И потому заслуживают того, чтобы с ними работать. Ибо слишком много мертвечины вокруг. Мертвечины опасной и агрессивной.
Tags: НБП, Стратегия-31, нацболы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment