Евгений Берсенев (bers37) wrote,
Евгений Берсенев
bers37

Барнаульский след в биографии Юрия Емельянова

В №25 - 26 "Литературной газеты" опубликован материал известного российского историка Юрия Емельянова (http://publ.lib.ru/ARCHIVES/E/EMEL'YANOV_Yuriy_Vasil'evich/_Emel'yanov_Yu.V..html).
Оказывается, в детстве он был в эвакуации в Барнауле. Интересный факт...
Сам материал весьма поучителен.

Учить историческому мышлению


Без поля Куликова

«По сути – это Пиррова победа, – говорю я студентам и тут же спрашиваю их: – А кто такой Пирр?»

Увы, как и на другие подобные вопросы, я не получаю ответа.

«Что такое «пятая колонна?» В ответ – молчание. «Когда произошёл поджог рейхстага?» Решается ответить лишь староста курса: «Рейхстаг был подожжён, когда наши войска брали Берлин». Про Лейпцигский процесс, о том, что понятия «поджог рейхстага», «пиррова победа», «пятая колонна» стали нарицательными для обозначения схожих по своей сути событий, студенты последнего курса гуманитарного института не знают.

Пробую задавать иные вопросы: «Вы – москвичи, а потому слышали про улицу Миклухо-Маклая и Мичуринский проспект. Кем были Мичурин и Миклухо-Маклай?». Я вижу перед собой лишь недоумённые лица. О том, что имена многих русских учёных неизвестны нынешней молодёжи, я уже знал по опросу, проведённому среди старшеклассников одного из регионов России. В то время как они смогли назвать два десятка марок автомобилей и около полутора десятков «брендов» жевательной резинки, они смогли назвать лишь двух отечественных учёных – Ломоносова и Менделеева.

Плохие знания по истории обнаруживает не только молодое поколение. Ещё три года назад в России ВЦИОМ провёл опрос, в ходе которого были проверены знания истории населением страны всех возрастных групп. Оказалось, что на восемь вопросов по истории из программы 11-го класса смогли ответить верно лишь два процента опрошенных. Лишь четыре процента смогли правильно ответить на семь вопросов. Лишь восемь процентов дали правильные ответы на шесть вопросов. И это несмотря на то что в стране много людей, глубоко интересующихся историей.

О том, что даже наиболее значительные события в истории нашей страны многим неизвестно, убедилась моя супруга, когда она в беседе со своей знакомой сказала, что она скоро поедет на Куликово поле. Услыхав это, её знакомая расхохоталась. Очень уж смешным показалось ей слово «Куликово». Оказалось, что эта уже немолодая женщина, которая принадлежит к зажиточному слою населения и увлекается писанием икон, никогда не слышала о поле, на котором произошла великая битва. Увы, она не одинока. Опрос, проведённый в прошлом году, показал, что для 39 процентов россиян словосочетание «Куликовская битва» ничего не говорит. Среди остальных лишь немногие могли точно назвать время этого сражения. При этом иные считали, что оно произошло не то в XIX, не то в XX веке...

«С чего начинается Родина?»

А ведь почти все эти люди проходили в школе про битву 1380 года. Страница, на которой была описана Куликовская битва в школьном учебнике, была перевёрнута и вскоре забыта.

Такое не могло произойти со многими из моих сверстников в нашем детстве. Вместе со всеми детьми военной и довоенной поры я узнал про Куликовскую битву задолго до поступления в школу. Мне было три года, когда мне подарили набор картонных солдатиков, которые изображали воинов Куликовской битвы из войск Дмитрия Донского и Мамая. Такие наборы были выпущены в 1940 году по случаю 560-летия этого сражения. Не будучи ещё знакомым с историей, я разыгрывал Куликовскую битву, распевая «Бородино». Я запомнил наизусть это стихотворение Лермонтова, пока моя сестра учила его вслух, готовя домашнее задание.

Так же рано узнавали мы про Ледовое побоище. Через пару лет я и мои сверстники в Барнауле, в котором я оказался во время эвакуации, бегали по двору с фанерными щитами, на каждом из которых был изображён леопард, как у Александра Невского из одноимённого фильма. При этом мы играли в «Разгром немцев под Москвой».

Такое совмещение исторических эпох было естественным в то время. На стенах барнаульских домов можно было видеть плакаты со стихами: «Бьёмся мы здорово! Колем отчаянно! Внуки Суворова, дети Чапаева!» На этом плакате художники Кукрыниксы изобразили бойцов Красной армии, а за ними – силуэты Чапаева, Суворова и Александра Невского.

Там, в Барнауле, едва научившись читать, я по многу раз перечитывал журнал «Мурзилка», в котором был очерк о Куликовской битве. Очерк был «с картинками». На рисунке, который занимал две журнальные страницы, русские воины держали хоругви с ликами Иисуса Христа. В центре рисунка сошлись в смертельной схватке инок Пересвет и батыр Челубей. Текст сопровождался выдержками из поэмы Рылеева об этом сражении.

Вместе со строками Лермонтова и Рылеева в сознание прочно внедрялись даже такие незнакомые слова, как «инок», «дружина», «дубрава», «бивак», «кивер», «драгуны», «уланы»... Завораживали лермонтовские строки: «Звучал булат, картечь визжала». Страшно становилось от слов: «И ядрам пролетать мешала гора кровавых тел». Восторг вызывала фраза из поэмы Рылеева «К концу клонился бой кровавый,/ И чёрный стяг был пасть готов./ Как вдруг орлом из-за дубравы Волынский грянул на врагов ».

В памяти оставалось неизгладимое впечатление о величии и героизме сражений за свободу и независимость нашей Родины, о чём чуть ли не ежедневно напоминали приказы Верховного главнокомандующего.

Во что же играют нынешние дети и по каким источникам они впервые узнают о прошлом нашего народа? Баталии в «стрелялках» и других компьютерных играх, как правило, развёртываются в неких странах неопределённой национальности. Первые мультфильмы, которые смотрят наши дети, сработаны в студии Уолта Диснея. Затем дети привыкают к кинофантазиям про хоббитов и школу колдунов, в которой учится Гарри Поттер. Удивительно ли, что, поступая в школу, слова «Куликовская битва», «Полтавский бой», «Александр Невский», «Александр Суворов» не вызывают в их памяти отклика, а читая «Бородино», они могут спотыкаться на словах «лафет», «редут», «бусурманы»?

И всё же есть исключения. 4 марта этого года я был наблюдателем на одном избирательном участке Москвы во время президентских выборов. Некоторые избиратели по сложившейся ещё в советские годы привычке приходили с детьми и внуками, чтобы те опустили избирательные бюллетени в урны для голосования. Одна из бабушек пришла с внуком, который для членов избирательной комиссии и наблюдателей стал декламировать «Бородино». Маленькому Саше всего пять лет, но стихотворение Лермонтова он знает всё наизусть.

«Эту песню не задушишь, не убьёшь!»

Помимо детских игр и стихотворений, заученных в детстве, с первых лет жизни запоминаются песни, которые несут в их содержании и происхождении память о далёкой истории. 2500 лет назад Конфуций учредил песенный канон, который он рассматривал как важный инструмент сохранения исторической памяти китайского народа, особенно необходимый в тогдашний период безвременья и разложения Китая. Прошло 1800 лет после смерти великого мыслителя, Китай оказался под властью монгольской Юаньской династии, а в пьесах, которые ставили в китайских театрах конца XIII века, действующие лица напоминали зрителям о «Книге песен», составленной Конфуцием. В этих спектаклях звучали древние песни страны, а сами песни были посвящены ещё более давним временам. Так театр помогал своей аудитории не забывать о великой истории Китая.

История нашей страны не столь длинна, как китайская, и всё же у нашего народа сохранилось немало песен, имеющих более чем вековую историю. 70 с лишним лет назад известную и ныне песню «Вдоль по улице метелица метёт...» с блеском исполнял в фильме «Музыкальная история» знаменитый Сергей Лемешев. Но песня родилась ещё раньше. Некоторые исследователи утверждают, что она была сочинена в Москве в середине XVII века.

Песня про Ермака, который «сидел объятый думой... на тихом бреге Иртыша», также уводит в далёкую старину. Сочинил текст этой песни Рылеев, и речь в ней идёт о событиях 5 августа 1584 года.

В давние времена уводят песни о Степане Разине. Память о героических и трагических событиях Русско-японской войны 1904–1905 гг. хранят «На сопках Маньчжурии» и песня о подвиге «Варяга».

Но часто ли мы можем услышать эти песни по радио или по телевидению? Как и советские песни, многие древние песни России звучат выборочно и дозированно. Зато непрерывно гремят песни, не имеющие ничего общего ни с музыкальной, ни с исторической традицией наших народов. Нередко русские исполнители поют на английском языке. Между тем, как и в Древнем Китае, песни могли бы послужить инструментом возрождения исторической памяти. Возможно, это понимают энтузиасты, которые размещают на сайтах Интернета тексты и мелодии тысяч любимых народом песен.

Первые уроки истории

В течение многих тысячелетий свои первые уроки истории люди получали через воспоминания родных и близких. Пару десятилетий назад я часто наблюдал повторяющуюся сцену: житель нашего дома Иван Андреевич выходит со своим внуком и идёт в сторону парка. Я знал, что весь долгий путь Иван Андреевич будет рассказывать внуку о прожитой жизни. Он расскажет ему про сибирский город, в котором он начинал трудовую жизнь, про то, как выучился на шофёра, а затем, став танкистом, прошёл боевой путь от Дона до Балатона.

По себе знаю, какое яркое впечатление оставляли рассказы моих родителей о прожитой ими жизни. Вспоминая про дореволюционную жизнь в приволжских городах, моя мама рассказывала о приезде в Кострому царской семьи в 1913 году по случаю 300-летия Дома Романовых. Она вспоминала, как расплакалась, обнаружив, что ничего не видит за спинами взрослых, а жандарм, услыхав её плач, поставил её впереди себя, и тогда она смогла созерцать всю царскую семью. Мама сохранила в памяти детское восхищение великими княжнами, жалость при виде больного цесаревича, которого на руках нёс матрос, и разочарование «простым» видом царя, которого ожидала увидеть в короне и мантии. Вспоминала мама, как через пять лет она декламировала отрывок из «Полтавы» на школьном концерте в 1918 году, а её похвалил нарком просвещения Луначарский.

Отец и мать были членами партии, но они рассказывали то, о чём не писали в советских учебниках по истории и даже вступало в противоречие с ними. Хватает ли сейчас времени у нынешних отцов и матерей, дедушек и бабушек, чтобы рассказать про свою былую жизнь? Есть ли терпение у нынешних детей и внуков, чтобы прослушать эти рассказы? Порой кажется, что традиция семейных воспоминаний угасает под натиском телевидения и Интернета. Наконец, насколько нынешние люди свободны от того, чтобы не подогнать свои воспоминания под представления о прошлом, настойчиво внедряемые большинством средств массовой информации?

И всё же семейных рассказов о прошлом недостаточно для формирования исторического сознания. Для того чтобы первые впечатления о прошлом страны превратились в основы исторического сознания, нужна хорошая школьная подготовка, в ходе которой отрывочные сведения укладываются не только в строгий порядок хронологических таблиц и чёткой периодизации, но и обретают ясные черты вечно развивающейся живой общественной организации. В советской школе первые уроки истории проходили в 4-м классе, возвращаясь затем к пройденным этапам прошлого, постепенно углубляя знания из года в год.

Успешному усвоению знаний способствовало мастерство преподавателей. Наш преподаватель истории Николай Игнатьевич Ермишкин вёл уроки увлечённо и изобретательно. Он постоянно контролировал, как мы усваиваем обильный материал. Помимо тех, кого он вызывал отвечать к доске, он усаживал на первые парты шестерых школьников, которым приказывал писать сочинения по истории.

Николай Игнатьевич оценивал эти сочинения строго. Важно было не просто назвать верные даты и имена царей, а дать осмысленное объяснение исторических событий и процессов. Так он обучал нас историческому мышлению. Вряд ли с помощью тестов ЕГЭ можно этому научить.

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ

Оригинал тут:
http://lgz.ru/article/-25-26-6420-26-06-2013/uchit-istoricheskomu-myshleniyu/

Tags: ЛГ, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments